Я вижу катастрофическое отсутствие программ стимулирования развития в России

Программа проводится радиостанцией "Эхо Москвы" совместно с международной телекомпанией RTVi и идет одновременно в прямом радио- и телевизионном эфире. Благодаря этому еe слушает и смотрит не только российская аудитория, но и русскоязычные телезрители в Европе, США и Израиле. Время выхода передачи - вечерний прайм-тайм. Это позволяет обсуждать с заинтересованными слушателями наиболее важные события уходящего дня. Эфир не ограничивается одной темой, затрагиваются все интересующие аудиторию вопросы. Программу представляют авторитетные журналисты радиостанции "Эхо Москвы". Участники программы отвечают на вопросы слушателей, присланные на эфирный пейджер, смс, интернет-сайт радиостанции или заданные по телефону прямого эфира.


власть, путин, прямая линия, экономика, политика, религия, кризис, общество, центробанк, рубль

О. Журавлева― Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». «Особое мнение» сегодня традиционно высказывает главный редактор и генеральный директор «Независимой газеты» Константин Ремчуков. Здравствуйте, Константин Вадимович.

К. Ремчуков― Добрый вечер.

О. Журавлева― Скажите, пожалуйста, вам-то зачем прямая линия с президентом? Чего, президента не видали, извините.

К. Ремчуков― Ну а вообще зачем нужна прямая линия.

О. Журавлева― Говорят, президенту она нужна для радости. Ему так нравится.

К. Ремчуков― Я бы сказал, что он еще знает кое-что. Большая социология. Кстати если бы три миллиона вопросов кто-то умный и научный смог бы обработать по направлениям, по населенным пунктам, по типам проблем…

О. Журавлева― Песков говорил, что такая работа в принципе идет.

К. Ремчуков― Это она у них там, а вот хотелось бы прочитать. Потому что три миллиона это беспрецедентный сбор мнений о том, что происходит в стране. И, пожалуйста, продайте или в Интернете разместите, если более гуманные, чтобы мы могли посмотреть. Мне кажется, это была бы очень большая польза от прямой линии в такой форме. Прочитать все вопросы и понять, диагностика России не в целом, а вот у кого-то мочка уха болит, у кого-то мизинец, у кого-то икроножная мышца. Вот если с человеком сравнивать. А тут мы понимаем, в какой области, каком городе, каком типе поселения, у какой социальной группы что есть. Поэтому я за все эти линии, штук 13 было, ни разу результата такой проведенной работы не видел. Поэтому если это кому-то не сложно, вот из тех, кто нас слушает и отвечает за это, я думаю, что это был бы вывод прямой линии на еще один уровень. Потому что мы понимали бы, в каком состоянии сегодня находится общество. Что касается меня, то я, когда мне позвонила девушка из ВГТРК и они видимо, сейчас насторожены. Очень забавно было. Что все разговоры пишутся и выложат в Интернет, чтобы не было такого: Константин Вадимович, а что вы планируете делать где-то в первой половине дня, днем 16-го апреля. Это дней за 10. наверное. А я точно уже знал, что Путин будет, я говорю: вы что, по поводу прямой линии Путина. – Т-с-с-с, тихо, это нельзя, это еще тайна, мы еще никто не знаем. Я говорю: мы-то знаем, у нас в газете это известно. Так что я буду настраивать телевизор, чтобы не пропустить ни одного слова. Чтобы все, что он сказал, он часа три наверное будет говорить. – То есть вы будете смотреть Владимира Владимировича. – Да. – А вы не хотите посмотреть эту прямую линию в зале. Я говорю: ну если вы пригласите, я приду.

О. Журавлева― Константин Вадимович, но вы там в этом зале были уже много раз.

К. Ремчуков― Три последних раза.

О. Журавлева― То есть каждый раз вот такой балет.

К. Ремчуков― Я как в прошлом году не помню, там еще страннее было, мне, по-моему, в прошлый раз забыли сказать, в какой подъезд я должен идти. Я пришел, я Лехе вашему Венедиктову позвонил, говорю, Леш, когда, куда. Потому что меня тут не пускают. Но для меня смысл очень простой. Вопрос меня волнует, потому что с моей точки зрения он определяет контекст нашего существования. Вопрос мой сводился к первое – при каких условиях возможна нормализация с Западом, имея в виду мое наблюдение, что за последний год Путин несколько раз сказал, что Запад проводит многовековую политику по сдерживанию России. Он у нас 16 лет у власти и в принципе опытный человек. И почему-то раньше он так не говорил. И вдруг в этом году после Крыма он несколько раз говорит: а вы знаете, что это столетиями продолжающаяся политика сдерживать Россию. И я подумал, ничего себе, таким образом, помещая в этот контекст столетнее противостояние, осложнение отношений по поводу Крыма лишь маленький эпизод. Ну подумаешь, ребят, они всегда так, к чему-то придерутся. Поэтому вопрос: существуют ли условия. Или пока Путин у власти до 24-го года или до 36-го года, я не знаю. Как Конституция, как действующая на данный момент Конституция позволит. Когда обнулят все сроки. И вдруг если он считает, что это вечное противостояние, то дружить не надо и мы закрыты. И вообще это негодяи. Тогда одно понимание будущего. Вторая вещь, которая видимо, его разозлила и очень иронично Колесников Андрей в «Коммерсанте» написал на эту тему. Я задал вопрос, что чем выше уровень конфронтации, тем выше ваш рейтинг. И тем выше патриотизм, что нормально. Но и тем выше еще одно чувство – радикальный национализм. Под которым я понимаю патриотизм плюс ксенофобия. Путин тут же взял и мне сказал, что вообще ставить на одну доску патриотизм и ксенофобию не стоит, не надо путать божий дар с яичницей. На что Колесников даже в «Коммерсанте» написал, из кремлевского пула человек, он говорит, вообще-то господин Ремчуков не ставил, он задал вопрос. То есть кому Путин отвечал, не совсем понятно. С явным таким раздражением. И вопрос: считает ли он это проблемой, а-то за последний год много видел людей, которые по поводу Украины так возбудились, что они ходят и говорят «я так родину люблю, что ты американская рожа, жидовская рожа, хохлятская рожа, мы готовы вас избить». И мне не нравится этот тип патриотизма, который граничит с формами ксенофобии и ненависти к другим людям. Это были мои вопросы и мне важно было понять, он воспринимает ли их как проблему для России, или для него такой проблемы не существует.

О. Журавлева― Ваш вывод?

К. Ремчуков― Мой вывод, судя по тому, что он так быстро ответил на вопрос, что мы с Западом отношения и не портили.

О. Журавлева― Как бы имея в виду, что это они с нами портили.

К. Ремчуков― Получается так. Значит, это не есть проблема. Это принятое решение. И поскольку никакого патриотизма с ксенофобией я так понимаю в форме радикально национализма, он не видит, то тут сложнее, можно и так интерпретировать, и так. Потому что если принять за прямой постулат, что либо патриотизм, либо ксенофобия, тогда тот, кто будет сейчас проявлять патриотизм и ксенофобию, он как не удовлетворяет критериям Путина. С другой стороны вполне возможно, что он не видит этой проблемы, поскольку он видит, что в этих радикально настроенных людях, которые так сильно не любят всех иностранцев сейчас, и кроется какая-то социальная или даже политическая база его поддержки.

О. Журавлева― Константин Вадимович, а вы какую для себя задачу видели? Чтобы Путин узнал из вашего вопрос о том, что есть такое мнение или чтобы вы узнали из его ответа, как он себя чувствует.

К. Ремчуков― Во-первых, очень важно задавать вопросы публичным политикам вслух. Потому что их ответ в большей или меньшей степени, зависит от страны, все-таки обязывает следовать какому-то ответу. Во-вторых, он так долго отвечал на мои вопросы, сначала ответил так дерзко, быстро и по-простому, а потом видимо, включился, он понимал, что очень существенный ответ, вообще-то чего с Западом делать, он закончил свое высказывание не тем, как он начал, что а мы не портили, а тем, что не надо дуть губы на Запад, мы открыты к сотрудничеству. И так далее. То есть он сигнал какой-то подал. Потому что на самом деле я же еще и представился, что я принадлежу к той группе русских граждан или людей, которые считают, что отношения с Западом…

О. Журавлева― Должны быть хорошими.

К. Ремчуков― Могут идти на пользу России. Я потом пришел на телепередачу на Первый канал, мне Петр Толстой говорит: Константин Вадимович, вы сказали, что вы выступаете от имени русских… Я говорю: нет, я от имени никогда не выступаю, поскольку меня никто не уполномочил. — Ну как же, вы сказали. — Нет, я сказал, что я принадлежу к той группе. Вопрос принадлежности к группе это вопрос самоидентификации. А вопрос выступать от имени группы это вопрос легитимности. Поэтому это существенно было показать, что такая группа людей есть в стране.

О. Журавлева―  Константина Ремчукова спрашивают люди, которые читали некоторые сливы в Интернете. Правда ли, что вы работаете или сотрудничаете с управлением внутренней политики администрации президента.

К. Ремчуков― Нет, неправда.

О. Журавлева― Тима, вы получили ответ на свой вопрос. Продолжаем разговор. Есть еще один момент, который касается нашей предыдущей истории с толкованиями слов. Теперь мы будем толковать не слова президента, а его поведение, не знаю. Появляется новый Путин, новый фильм к 15-летию прихода к власти. 15-й годовщине президентства. Уже есть трейлер, целиком фильм не видели, там он рассказывает о себе. Что за эти 15 лет было важно, что было трагично. Вспоминает о Беслане, естественно о «Норд-Осте». Во всяком случае, это то, что в трейлере есть. У меня вопрос такой: как вы считаете, для чего сейчас Путину нужен этот фильм. Без его согласия такой фильм не может появиться. А может быть даже без его инициативы. Зачем он нужен?

К. Ремчуков― Может он тоже ищет какую-то легитимность. Может ему кажется, что недостаточно качественно доносит до общества российского его заслуги. Очень много критики. Может быть ему нужна консолидация общества в условиях кризиса. Потому что ситуация плохая.

О. Журавлева― Но консолидация большая.

К. Ремчуков― Это же такая подвижная вещь, политика это постоянная работа с массами. На этой прямой линии он, я так чувствовал почти по заготовленному наехал на Кудрина. Сказав, что не только ум нужен, но и сердце. И потом когда я участвовал в разных телевизионных программах, я видел, что те люди, которые сильно провластные, они взяли на щит: вы видели, что Путин сказал? Не только ум, а еще и сердце. То есть это был сигнал, как нужно интерпретировать проводимую политику. Моя жена на это сказала: такое ощущение, что они уверены, что ум есть. Просто это еще надо доказать, что ум есть. Это первое, а во-вторых надо доказать, что в проводимой вами политике есть сердце. Потому что если инфляция у вас по году 17%, а 17% инфляционный налог облагает каждого российского человека, включая пенсионера, ветерана войны и ребенка и многодетную мать, вот этим налогом, то вы это проводите от сердца или от ума.

О. Журавлева― От доброты душевной.

К. Ремчуков― Или стремительное падение цены рубля привело к конфискации сбережений российских граждан. Многих, которые накопили, получали зарплату, которые связаны с потреблением более высокого класса, чем самые необеспеченные слои населения. И вот взяла госпожа Набиуллина своей политикой – хоп — и обесценила их в декабре. Это от сердца или от ума было проведено. Он же не говорит Кудрину: вы может быть и умный, Алексей Леонидович и ваши предложения…

О. Журавлева― Но бессердечная…

К. Ремчуков― Но бессердечные. Но вы-то должны представить как минимум доказательства сердечности своих поступков последних месяцев. Ситуация продолжает ухудшаться. Дна экономика наша не достигла, безработица растет каждую неделю темпом 2%. Инфляция растет, инвестиций вообще нет никаких. Фондоотдача падает, это уже качественные показатели мы начинаем смотреть. И в целом в экономике и по отраслям. Перспективы роста цен на сырье отсутствуют. Качество управления крайне низкое. Ксения Юдаева говорит, что доллар может стоить опять 70 рублей. Но при условии, что нефть будет стоить 40 долларов за баррель. Что маловероятно. Другой прогнозист, по-моему, фамилия Орешкин из Минфина сегодня говорит, что вероятность того, что цена нефти будет 40 долларов за баррель весьма высока. Один прогнозист из ЦБ говорит, что невысока, другой говорит, что… Вот у них примерно все так, один так сказал, другой этак. Но поскольку у нас же все-таки это не сама по себе нефть, а это и доходы бюджета, тогда начинаешь думать, это плохое качество прогноза, ладно, плохое качество прогноза, на этих рынках очень сложно, а вообще, если Путин доволен Набиуллиной и говорит, что в целом она немножко там промедлила, но в целом она проводит такую качественную политику, что все в мире (вдруг для него мир опять стал важен) отмечают качественную политику. Начинаешь думать, ты же не можешь как доцент в фильме «Джентльмены удачи» — тут помню, а тут не помню. Тут ты качественно, а тут нет. Ты начинаешь думать, поскольку сейчас в стране крайне популярны всевозможные теории заговора и вообще интерпретации событий самым необыкновенным образом, то начинаешь думать: так, в декабре стало очевидным, что санкции серьезные, что соскочить с санкций нельзя, что Путин почему-то абсолютно убежден, что через два года мы выйдем из кризиса. Цены все вернутся, и мы пойдем вверх. Это его внутренняя убежденность.

О. Журавлева― Вообще два года все время фигурируют, так или иначе.

К. Ремчуков― Он просто в этом убежден. Он понимает, что за два года, если мы все равно вернемся, зачем же отдавать своих избирателей. Зачем отдавать бюджетников. Им надо платить. Где брать деньги, из-за того, что цена на нефть и на газ упала, денег будет меньше. И вполне возможно, сказали слушатели, а может быть мы немножко рублик опустим, потому что, условно говоря, за миллиард долларов валютной выручки мы на 30 умножим – 30 миллиардов рублей, для бюджетных нужд, в том числе для армии…

О. Журавлева― А так 60.

К. Ремчуков― А так 60 и мы бюджетик свой при падающих ценах наполним денежками, да так наполним, что еще и с профицитом бюджет закончим. А люди они же ничего не понимают, им же главное номинально, чтобы зарплата не менялась. Реальная зарплата она может падать, но это менее чувствительная вещь. Кстати это не только наша, это везде, собственно Кейнс в свое время придумал дефицитное финансирование бюджета. Как форма, в том числе борьбы с классовыми протестами пролетариата. Потому что до этого в начале даже 20-го века, как только экономический кризис, то буржуй сразу сокращал зарплату. Ты получаешь не один фунт, а полфунта, условно говоря. И рабочий шел, выковыривал булыжник и начинал метать…

О. Журавлева― Бить по башке.

К. Ремчуков― Метать в проходящую карету. А Кейнс говорит: дурачье, ну сколько можно, давайте будем финансировать спрос, чтобы в том числе помочь выйти из кризиса. Печатать деньги, обесценивать фактически номинально…

О. Журавлева― Фунт будет стоить полфунта, но никто не заметит.

К. Ремчуков― Ну купит он меньше, не заметит. И так эти кейнсианские все модели работают в той или иной форме. Поэтому если так говорить, то надо убедить, что если такой качественный управленец в ЦБ как Эльвира Набиуллина, а я верю, что она качественный управленец, и Путин верит, что они не сделали это умышленно. Потому что они легко манипулируют. Сегодня ЦБ я вот ехал к вам, посмотрел на ЦБ, сегодня же 20 числа. За 20-е число маленькое такое распоряжение о том, что с 22-го, по-моему, числа они вводят другую плату по сделкам РЕПО.

О. Журавлева― Что это значит?

К. Ремчуков― А другая плата по сделкам РЕПО это обратный выкуп, они изменяют, вот такая информация. Она такая скромная помещается на ЦБ. Информация о минимальных процентных ставках на аукционах по предоставлению иностранной валюты. Банк России, учитывая изменения конъюнктуры валютного рынка, принял решение с 21 апреля установить: минимальные процентные ставки на аукционах РЕПО в иностранной валюте равными ставкам LIBOR (это базовая ставка) в соответствующих валютах и на сопоставимые сроки, увеличенным на 2% пункта на срок одна неделя и 28 дней и на 2,5% пункта на срок 12 месяцев. А также минимальные процентные ставки на аукционах по предоставлению кредитов в иностранной валюте…Значит первое РЕПО это обратный выкуп, ты даешь какую-то ценную бумагу.

О. Журавлева― У нас минутка осталась, коротко скажите, что они хотят.

К. Ремчуков― Коротко, вот как только это появилось на сайте, у нас рубль упал по отношению к доллару и евро. ЦБ написал, что он меняет финансовые условия и стоимость денег на этих аукционах, и сразу у нас уменьшается. То есть ЦБ демонстрирует очень высокий уровень управления валютным курсом. Несмотря на то, что он говорит, что это рынок все фигурирует. Вот сегодняшнее падение, во время эфира наверняка новости идут, что за сегодняшний день курс рубля по отношению к доллару и евро упал. Так он упал из-за этого действия ЦБ.

О. Журавлева― Вы считаете, что это осмысленная деятельность.

К. Ремчуков― Ну только если в бреду кто-то написал такую информацию. Тогда может быть неосмысленная. Скорее всего осмысленная. Но мы знаем, что практическим следствием всегда является увеличение валютных доходов, номинированных в рублях.

О. Журавлева― Вот вопрос, который прислал наш слушатель. «Какие аргументы могут и должны убедить в том, что России не стоит бояться Запада и США в частности. Аргументы за: вмешательство, в том числе военные в дела других государств, политическое лицемерие в случае с Украиной, они поддерживают силы, которые свергли президента, а в случае с Йеменом — свергнутого и сбежавшего президента. За этими событиями угадывается стремление США расставить у власти стран силы, которые они хотят и могут контролировать. Я боюсь и того и другого в случае, если такое произойдет с Россией. Или это следует понимать иначе?»

К. Ремчуков― Моя точка зрения на место России в современном мире состоит в том, что мне кажется Путин преждевременно начал гонку вооружений, он даже в одном из ответов на вопрос сказал, что тогда не хватит денег на оборону. Потом сам одернул себя, первое, что ему в голову пришло, тогда не хватит денег, сказал, ну там на здравоохранение, образование. Это просто поразительно. Оборона является в центре его точки зрения. Скорее всего она соответствует точке зрения этого человека. И вообще представление о том, кто кем владеет, кто кого эксплуатирует, какие формы неоколониализма. Но понимаете, татаро-монгольское иго, платишь налог в год, ускакали к себе, разрешали верить и так далее. Сейчас, когда люди покупают японские машины, купили московские покупателя десять машин Лексус по 200 тысяч долларов, и два миллиона долларов ушло Японии в виде, ну что это оброк или что. Изменились методы, условно говоря, эксплуатации мира. То есть вам не нужно обязательно владеть территорией, вам нужно производить конкурентоспособную продукцию, товары и услуги, и тогда весь мир будет вам платить, а вы будете процветать. Картинка мира, в которой сумма выигрыша равно нулю, она характерна определенным типам культур, которые очень подозрительно относятся к иностранцам, которые всегда видят подвох, которые все проблемы, это тип культуры касается и людей, и государств, и доминирующих идеологий и мировоззрений. Если что-то происходит не так, есть два типа реакции. Первая – ответить на вопрос: что я сделал не так. Второй – ответить на вопрос: кто мне навредил, кто виноват. Если я отвечаю на вопрос, где я ошибся, то я начинаю думать в другом направлении. Что нужно сделать, чтобы исправить ситуацию. Во втором случае мы продолжаем искать виновных. Вот для этого типа культуры свойственен все время взгляд в прошлое. Они все время ищут причины, почему кто хочет, если вы ему сейчас скажите какой-то аргумент, он говорит: а нет, не так, а вот вы знаете, что они в Йемене сделали.

О. Журавлева― В Югославии.

К. Ремчуков― А что Югославия сделала. И кто такая Югославия и что такое Россия.

О. Журавлева― Они ее расчленили, разбомбили и теперь ей плохо. Ее нет потому что.

К. Ремчуков― Вот можно искать. А еще почему они Косово признали. Еще вопрос на засыпку. Поэтому это и в жизни, кстати, я советую людям. Вот познакомились с кем-то, особенно молодые люди или девушки, если ваш партнер на проблемную ситуацию реагирует первым образом: где я совершил ошибку и что нужно сделать, то держитесь этого человека. Вам в жизни будет с ним хорошо. Второй тип, который будет искать все время виноватых. Теща виновата, ты виновата, Петров виноват, завистники виноваты, это совершенно другая стратегия. Отношение к знаниям, четким фактам. Вот этот тип культуры не приемлет четких фактов. Вы не можете добиться ни от кого, сколько же стоит нам Крым. Потому что для другого типа в ответ на четкие знания всегда возникает желание погрузиться в мировоззренческую дискуссию космологического толка. Поговорить о каких-то утопических ценностях. И вообще предпочесть дискуссию разговору о фактах. И более того, начинает морально тебя стыдить и говорить, как тебе не стыдно говорить. Как тебе не стыдно о деньгах. Мне очень стыдно, мне страшно стыдно и я верю в то, что у нас какая-то сакральная миссия: один Владимир Русь крестил, другой вернул ей колыбель крещения. Я слышал на Васильевском спуске, когда последний концерт был, эти замечательные стихи. Я понял, что есть историческое обоснование. Я согласен, вопрос: все-таки можете посчитать, сколько это стоит. В этот момент представители этого типа культуры мышления говорят: как не стыдно говорить. Слушайте, а сколько людей погибло. Наших войск нет. Согласен. Русские люди там есть? Русские есть. Сколько погибло русских людей, вы же как бы за русских. Никто вам не скажет, никаких громких почестей. Никаких похорон и так далее. То есть в этом смысле огромный элемент недоверия. Вот когда такой разрыв, когда на простые этические вещи очень простые требования, Оля, я вас прошу, приходите на работу вовремя, готовьтесь к эфиру, задавайте мне вопросы и уходите после того, как сделали все. И если у нас отношения таким образом складываются, то если вы опоздали, я вас буду наказывать, вы точно будете знать, что я вас наказал за то, что вы опоздали или не подготовились к эфиру. И у нас возникает система доверия фактически. Потому что вы понимаете, что я к вам не цепляюсь, а у нас абсолютно понятные параметры взаимоотношений. Понятные критерии. Если же я вам говорю: Оля, во время эфира вы думайте о родине, думайте о родине, о ее благе. Кого вы приглашаете в эту студию, какие вопросы вы задаете. Только о родине. А потом я к вам цепляюсь, мне не понравилось, кого вы пригласили, как и говорю: вы о родине не думали. Я видел, я следил, поэтому я вам срезаю зарплату на 30%. То возникает недопонимание и недоверие. Это тип этики когда в обществе, он приводит к тому, что доверия нет. Вот Гаити есть такая страна, она с 1804 года является независимым государством. От Франции. На нас еще Наполеон не напал, а они уже были независимые. У них доминирующая религия Вуду. Вуду это магическая религия, которая говорит о том, что жизнь человека определяется деятельностью многочисленных капризных духов. И чтобы у человека все было более-менее нормально, ему нужно с этими духами договариваться. С каждым по-своему, а посредником в договорах являются жрецы. Которые говорят: так, ты хочешь, чтобы у тебя был хороший муж.

О. Журавлева― Мы смотрели это в фильмах.

К. Ремчуков― Поэтому Гаити самая бедная страна, несмотря на то, что она рядом с Америкой. Там капитализм и она член ВТО чуть ли с самого момента образования этой организации. А счастья нет. А есть другие страны, в которых доминируют другие культурные капиталы, культурные ценности. Они двигаются сюда. Поэтому к вопросу о том…

О. Журавлева― Возвращаясь к Америке.

К. Ремчуков― Вот чтобы с Америкой говорить на равных, нужно сильно работать здесь, повышать конкурентоспособность, повышать уровень образования и доходов в стране, создавать ВВП я думаю, начиная с 8 триллионов долларов с нами точно будут все считаться. Потому что 8 триллионов нельзя произвести, это значит, у тебя будет рынок такого масштаба. И на этот рынок все будут хотеть заскочить. А когда люди хотят заскочить на твой рынок, они очень качественно ведут работу со своим правительством. Правительство не будет враждебным. Мы видим, как много позволяется Китаю, потому что его рынок интересует иностранный капитал. Поэтому какая бы идеология ни была у Китая и как бы Китай в силу своих культурных традиций ни относился к Западу, тем не менее, от 100 до 130 млрд. долларов в год иностранных прямых инвестиций видоизменяют Китай. И еще я хотел бы сказать, что чтобы менять к лучшему жизнь, нужны высокие темпы роста. Если в стране не будет высоких темпов роста, а мы видим и Путин пессимистичный прогноз, мировой банк, МВФ еще более пессимистичный. В условиях стагнации на первый план будут выходить эти мистические теории о нашей миссии, богоносцах, врагах вокруг себя. И все может привести к 17-му году. Нового века.

О. Журавлева― Но это все равно американцы виноваты, это они у нас расшатывают.

К. Ремчуков― Еще раз говорю, я так понимаю, что мы беседуем с рациональной аудиторией. Задача заставить власть, правительство сделать все, чтобы стимулировать экономический рост. Даже в условиях санкций. А для этого нужно снятие административных, коррупционных, инвестиционных и прочих барьеров с тем, чтобы стимулировать частные инвестиции, сейчас частых инвестиций нет и отток капитала большой. Для того чтобы можно было вовлечь людей в процесс производства. Китай при всем идеологическом своеобразии скажем так и ведущей роли КПК, исповедуя конфуцианство, отличительной особенностью которого от нашей основной религии в том, что конфуцианство нормально относится к богатству. Там не считается позорным быть богатым. Там поощряется похвастаться дорогим шелковым халатом, который у тебя есть. Кимоно.

О. Журавлева― Это мерило успеха.

К. Ремчуков― Поощряется хороший дом иметь. Я недавно был в Китае, Бухарин бы плакал, который провозгласил лозунг «обогащайтесь», и потом был репрессирован, в том числе и за это. Это страна, которая стремится к обогащению. Это не очень производит сильное впечатление духовности этот процесс. Но Китай такими темпами изменяется, что он изменит в том числе и человека. Он делает более современным…

О. Журавлева― Хорош ли этот современный человек?

Полный текст http://www.ng.ru/politics/2015-04-20/100_echo200415.html

20 Апреля 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов