Война как традиционная ценность. Как меняется лицо патриотизма

Война как традиционная ценность. Как меняется лицо патриотизмаИллюстрация: Ядран Бобан
 
Эпоха суперпатриотизма и жизни в прошлом наступила достаточно давно. Ориентиры, правда, часто менялись: то восхищались временами Столыпина, то брежневским застоем... Но это детали, ценности были общими. «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия», что неплохо ужимается до единственного слова «стабильность». 
 
Даже присоединение Крыма выглядело шагом к той же стабильности, хотя сначала пришлось понервничать. Появились вежливые люди, без особой стрельбы и протестов вернулась историческая территория. Патриот боролся за устойчивость, оппозиционер раскачивал лодку – должности были распределены. У стабильности было лицо – понятное дело, президент Путин, а рядом с ним – крепкий хозяйственник, прошедший весь путь управленческой лестницы, имеющий опыт работы, не политикан – и далее по тексту листовки или телесюжета. Противостояли стабильности упадок, нищета, разорение, а главное – война. То есть низкий достаток со стабильностью худо-бедно совместим – лишь бы не было войны. И такая идеология могла бы жить очень долго – она держалась за корни, за память о Великой Отечественной, событии, которое не должно повториться никогда.
 
«Миру мир!» – реяло над советскими трибунами, несмотря на холодную войну. Сотрудничество с «западными партнерами» было одной из главных тем девяностых и нулевых. А потом Крым стал нашим, и что-то, несмотря на подчеркиваемую государством вежливость присоединения, в сознании граждан изменилось. На автомобилях появились наклейки с не очень приличной картинкой и надписью «Забыли? Можем повторить!», обращенной к Германии. Можем повторить, война ведь дело плевое и несет исключительно пользу – только героев прибавляет. Их действительно стало больше – народный мэр Славянска Пономарев (постарайтесь вспомнить), бравый казак Бабай, Стрелок, Моторола, Бэтмен – настоящие, борются с фашистом и карателем, не побоялись приехать (в отличие от тебя, с пивом на диване возлежащего).
 
Но все это было из области масскультуры – новостей (давно превратившихся в подобие сериала), ток-шоу, сюжетов Lifenews, а тут позиция может легко колебаться: сегодня ДНР и ЛНР, а завтра Донецкая область, Украина, послезавтра снова народная республика, дальше еще что-нибудь. Сегодня Порошенко – хунта, завтра – президент Украины. Наклейку «Можем повторить» легко поменять на какую-то другую, которая появится в продаже, тут все зависит от моды.
 
Президент по поводу идеологии пока молчал, значит, общая направленность все же сохранялась. Весы так или иначе склонялись к миру, хотя западные партнеры и замышляли недоброе.
 
Сейчас военная доблесть становится самодовлеющей ценностью. Президент одобряет. «Мы понимаем, в каком мире мы живем, видим это, и, к сожалению, далеко не все еще дошли до уровня Льва Николаевича Толстого, когда его известная теория непротивления злу насилием могла бы приносить кому-то ощутимые плоды, особенно на международной арене», – сожалел Владимир Путин на встрече с участниками ветеранских организаций. «Основана на гуманизме» наша жизнь, но до того сложна, что приходится «бороться за свои интересы». Ветеранские организации в долгу не остались: попросили доступ в вузы для проведения уроков патриотического воспитания. На которых собираются озвучить нехитрую мысль: любая война была не зря, это не ошибка. «Были и реальные угрозы, которые в то время советское руководство пыталось купировать вводом войск в Афганистан», – говорит президент. Движение «Антимайдан», кстати, антитолстовские настроения в душе президента уловило раньше его признания. «Не забудем, не простим!» – сообщают билборды, развешанные по всей Москве и зовущие на шествие «Год Майдану». Лозунг, кстати, был главным у нацболов, но сейчас они, конечно, не обидятся за его применение.
 
Цели уроков патриотизма (давно, кстати, о них никто не вспоминал) благие – чтобы не было войны, к которой, по мнению депутата Госдумы и видного деятеля «Антимайдана» Дмитрия Саблина, приводит «переписывание истории». На деле же уводом патриотизма в военное русло стремление к конфликту только подогревается. Война продолжает оставаться точкой отсчета в системе координат, только теперь она предполагает движение в сторону положительного полюса. «Гражданская война рождает людей с гражданской позицией», – пишет у себя в твиттере вице-премьер Дмитрий Рогозин. 
 
Взяли Дебальцево, дальше Мариуполь, Киев, может быть, Варшава, а там уж куда судьба выведет храброго Моторолу и Гиви. В одном из патриотических сообществ «ВКонтакте» есть фотоколлаж с их изображением во дворе Белого дома. Пусть идут вперед воины, пусть сдаются города, пусть водружаются флаги. Зачем? Ну, чтобы санкции, например, не накладывали. 
 
Ну а мир, кому он нужен, этот мир: в новой системе отсчета это дело явно лишнее, не зря на охранительских ресурсах колумнисты во время минских переговоров упражнялись в пессимистических прогнозах. Мир разрушает традиционные ценности – вечную борьбу, героизм, войну, у которой всегда есть причина и которую всегда можно оправдать. Сама война для жизни в такой атмосфере вечного окружения не очень нужна: в ней, например, живет Северная Корея, не знавшая боестолкновений несколько десятков лет. Законсервировать ощущение постоянного наступления не так и сложно – показывают же у нас прошлогоднюю Олимпиаду. «Наступают танки ополченцев, Моторола то и дело уходит в бой», – строит новую космогонию Сергей Шаргунов. То и дело. Уходит в бой. То и дело.
 
Автор – корреспондент издательского дома «КоммерсантЪ»
http://slon.ru/russia/voyna_kak_traditsionnaya_tsennost_kak_menyaetsya_litso_patriotizma-1217330.xhtml
 
20 Февраля 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов