В России политика побеждает клятву Гиппократа

В следующем полугодии пациенты могут остаться без импортных лекарств, вместо них будут закупать «взаимозаменяющие» отечественные дженерики

Ради чего власти готовы отказаться от импортных лекарств, и как это отразится на здоровье нации

 

 

Российским пациентам придется приготовиться к переходу на более дешевые отечественные лекарства, если правительство сочтет, что они могут «заменить» импортные. Альтернатив мало: цены растут, а новые госзакупки надо будет проводить уже через несколько месяцев. Эксперты отмечают, что политика импортозамещения не приведет к удешевлению стоимости лекарств, а вот больные могут серьезно пострадать.

 

«Импортозамещение» приходит в российскую лекарственную сферу: в следующем полугодии пациенты могут остаться без импортных лекарств, вместо них будут закупать «взаимозаменяющие» отечественные дженерики.

 

В пресс-службе вице-премьера Ольги Голодец Znak.com расшифровали, что это означает: «Доля отечественных препаратов в госзакупках будет расти в тех случаях, когда это возможно с медицинской точки зрения, производители на территории России получат преференции».

 

Пару недель назад за подписью премьер-министра Дмитрия Медведева вышло постановление правительства РФ о мерах стабилизации лекарственного рынка.

 

Всего их три: индексация цен на ЖНВЛП (цифра не указана), дополнительные 16 млрд рублей на закупку лекарств и протекционистское ограничение, именуемое «третий лишний», — если в торгах участвуют два отечественных препарата, то иностранное средство не принимается к участию.

 

Таким образом, де-факто может установиться двухступенчатая система преференций российским производителям в сфере госзакупок в лекарственной отрасли.

 

Эксперты считают, что импортозамещение в фармацевтической отрасли в России попросту невозможно: во-первых, большинство препаратов заменить нельзя, во-вторых, от перехода на «аналоги» пострадают пациенты.

 

Собеседники Znak.com, работающие в руководстве двух московских больниц, на условиях анонимности подтвердили, что в настоящее время проводят ревизию всех импортных препаратов, чтобы подобрать для них отечественные аналоги. Похожий сигнал уже услышали и владельцы аптек – по их сведениям, во втором полугодии из продажи могут исчезнуть импортные препараты, которые не будут брать и на госзакупках – в этой ситуации ввозить препарат для розничной торговли станет просто невыгодно.

 

Ян Власов, доктор медицинских наук, врач-невролог, президент Самарского государственного медицинского университета, возглавляющий Общественный совет по защите прав пациентов в Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, сказал Znak.com, что в медицинском сообществе относятся к идее «импортозамещения» крайне скептически.

 

«Мы понимаем, что это связано с дефицитом бюджета, с санкциями, с курсом доллара и евро, отсутствием методики пересчета цен на лекарства. Но медицинское и пациентское сообщество не приветствуют эту инициативу, так как она ставит под удар наших пациентов. На сегодня препараты, которые производятся на отечественном рынке, не являются в полной мере импортозамещением, так как часто даже для производства формально отечественных препаратов компоненты или технологии завозятся из-за рубежа, а на месте их просто переупаковывают. Мы боимся, что в результате такой политики многие эффективные импортные лекарства окажутся «за бортом», и пациенты будут лечиться препаратами, которые были изобретены 20-30 лет назад, которые уже не очень эффективны, от которых есть сильные побочные эффекты. Есть еще одна опасность – можно в спешке понаделать «инновационных» препаратов, но пройдут ли они горнило международных структур контроля качества – гарантий нет. У нас нет служб, которые работали бы по контролю за качеством лекарств на уровне, к примеру, американской FDA (Food and Drugs Administration, департамент исполнительной власти, контролирующий соблюдение стандартов в пищевой и лекарственной отрасли, – прим. ред.).

 

Для того, чтобы наша фармацевтическая промышленность действительно развивалась, сначала надо ужесточить контроль за качеством препаратов и ответственность за выпуск лекарств ненадлежащего уровня», – считает Власов.

 

Директор аналитической компании Cegedin Strategic Data Давид Мелик-Гусейнов отмечает, что за несколько лет формально локализовать основные фармпроизводства возможно, однако непонятно, сохранится ли качество конечных препаратов.

 

«Есть тонкий вопрос, могут ли наши площадки соответствовать стандартам качества, которые предъявляются зарубежным. Также открытым остается вопрос локализации производства для иностранных компаний с экономической точки зрения: как будет развиваться российский фармацевтический рынок, непонятно. Кроме того, есть много нюансов, которые могут повлиять на решение инвесторов. Есть те, кто действительно занимается локализацией производств, есть те, кто в это играет: например, производит упаковку и делает формально отечественный препарат. В любом случае, в основном в России производятся дженерики, зависимые от импорта: компоненты, станки, наконец, долларовые кредиты у производителей.

 

При этом отмечу, что ни одна страна мира не обеспечивает себя полностью локальными лекарствами, даже США или Евросоюз.

 

Последний завод по производству антибиотиков в США был открыт в 2007 году, новых не открывают, потому что это вредные и низкорентабельные производства, которые проще вывести в Индию или Китай. Наличие в стране своей производственной площадки не гарантирует, что лекарство будет дешевым. Но вопрос цены на препарат вообще не должен был бы в нормальной ситуации волновать пациента – за это должны отвечать государство или страховые структуры. Так, например, у нас пациенты в случае тяжелых онкологических заболеваний покупают препараты за собственные деньги, продают квартиры, машины, отдают последнее. Эти препараты очень дороги, потому что закупка идет единичная. Если бы большой объем закупок гарантировало бы государство, цены были бы снижены. То же самое касается и госзакупок: тендеры проходят раз в полгода, а это значит, что раз в полгода фармкомпании тратятся на маркетинг, работу с пациентами, врачами и так далее, и эти затраты тоже входят в конечную стоимость лекарства. Тут, на мой взгляд, может помочь переход на долгосрочные контракты, например, трехлетние. Фармпроизводители давно ведут об этом диалог с Минпромторгом, но пока конкретных решений не принято», – рассказал Znak.com Мелик-Гусейнов.

 

Наш собеседник, близкий к правительству, согласен: 72% лекарств на российском рынке зависят от импорта, поэтому возможностей для маневра у правительства немного. Однако в связи с ростом курса доллара и евро альтернатива проста: или искать пути импортозамещения за счет отечественных препаратов, или не покупать лекарства, утверждает он. Чиновник уточняет, что те оригинальные препараты, которые нельзя заменить на дженерики или российские аналоги, заменять все же не будут.

 

Еще один собеседник в отрасли отмечает другую проблему взаимоотношений с зарубежными фармкомпаниями – им выгодно импортировать лекарства только при условии наличия гарантированного сбыта в сфере госзакупок – это сразу дает определенный объем прибыли. По данным AIPM, доля импортных лекарств в денежном выражении на российском рынке до сих пор составляла 75%, а в натуральном (в объемах) – чуть больше четверти. «Если больницы начнут отказываться от дорогих импортных препаратов, они исчезнут и из аптек», – добавляет наш собеседник. Собеседник Znak.com озвучивает еще одну проблему, которую создаст политика импортозамещения: если больной привык получать постоянно какое-либо лекарство определенного типа, например, инсулин, нефрологические лекарства или препараты против астмы, переход на более дешевый аналог может быть связан с невыносимыми болями и побочными эффектами.

 

Исполнительный директор Ассоциации международных фармпроизводителей (AIPM) Владимир Шипков подтверждает это. По его словам, во всем мире действует следующая система: когда на рынке появляется новый и более дешевый дженерик, его назначают «наивным» пациентам, то есть тем, которые впервые получают терапию. Но переводить всех, кто ранее имел положительный эффект от других препаратов на более дешевый, может быть просто небезопасно для больных, отмечает эксперт.

 

«Ситуация с импортозамещением в лекарственной сфере выглядит слишком политизировано и в силу этого не всегда сбалансированно. Под лозунгом импортозамещения предлагается локальный протекционизм любой ценой, а это не всегда правильно. Применительно к лекарствам надо в первую очередь учитывать такие понятия, как эффективность, безопасность, качество, условия производства. В России и других странах есть общие стандарты GMP, но они тоже учитывают не все – в первую очередь, условия производства. То есть лекарство может производиться на предприятии мирового уровня по стандартам качества, а может в полуподвальном.

 

Мы все –  патриоты, но нельзя не учитывать соображения эффективности, безопасности, качества, невзирая на национальную принадлежность препарата.

 

Если мы берем принцип «третий лишний» из антикризисного плана, то это может привести вот к какой ситуации: заявку подают два отечественных дистрибьютора одного и того же препарата, а более дешевый и более эффективный импортный препарат в такой ситуации участвовать в тендере уже не сможет. Что касается принципа взаимозаменяемости, то это – тоже «черный ящик» с непредсказуемыми последствиями, которые причем не приведут к подъему фармпромышленности. Так, к примеру, есть препараты из Юго-Восточной Азии, которые легко могут заместить наши, локальные, стоит им зарегистрировать свое представительство в странах Евразийскогоо союза и начать производить там, к примеру, упаковку. Кроме того, полной взаимозаменяемости вообще нет в природе, это – опасная теория, а менять препараты больным, уже получающим лечение, будет вообще небезопасно», – отмечает Шипков.

 

Есть, впрочем, у правительства и сторонники.

 

Председатель комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Калашников (ЛДПР) сказал Znak.com, что проблемы с контролем качества российских препаратов преувеличены.

 

«Инновационных препаратов в мире не так много, все пользуются дженериками. Кроме того, будут закупаться и оригинальные препараты, так что серьезных проблем не вижу», – считает Калашников.

 

Лариса Попович, директор института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ (Высшая школа экономики) в разговоре со Znak.com отметила, что более 40% импортных лекарственных препаратов невзаимозаменяемы российскими аналогами.

 

«Надо разделять при этом субъективные ощущения пациентов и объективные данные по взаимозаменяемости. Да, пациенты трудно переходят на российские аналоги, они верят импортному бренду, но на практике препарат может быть не хуже. Контроль за качеством у нас есть. Если пациенту необходим импортный оригинальный препарат по жизненным показаниям, его лишать этого не будут. Но если государство может компенсировать цену на один препарат, а пациент хочет более дорогой, разницу, возможно, придется доплачивать. Так делают во всем мире», – сказала Попович.

 

 

 

Екатерина Винокурова

 

http://znak.com/moscow/articles/16-02-21-50/103566.html

16 Февраля 2015
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 16 Февраля 2015
Все лекарства растут у нас под ногами. Слава богу что перестанут импортную гадость тащить в Россию.Здоровее будем.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов