Мой 1998-й. Читатели «Газеты.Ru» о кризисном времени

 

Продажа товаров с рук на одной из улиц в Москве, сентябрь 1998 года
Драка около филиала банка «СБС-Агро» в Москве, август 1998 года
Обмен валюты с рук около Киевского вокзала в Москве, август 1998 года
Трейдеры на Московской фондовой бирже, август 1998 года
Житель Москвы с мешком муки в центре города, сентябрь 1998 года
Очередь в банкомат, август 1998 года
Москвичи несут бытовую технику и электронику из магазина, август 1998 года
Около тысячи безработных москвичей в очереди на ярмарку вакансий в Москве, сентябрь 1998 года
Покупатели на рынке в Москве, январь 1999 года
Очередь у одного из обменных пунктов в Москве, сентябрь 1998 года
Пункт обмена валюты, март 1999 года
Москва, 2000 год

Фотография: Михаил Метцель/АР

21.12.2014, 14:19В последнее время все чаще сравнивают «черные понедельники» 2014-го и 1998-го года, когда рубль резко обесценился, а товары подорожали на глазах. Нынешнее единовременное повышение ключевой ставки также стало самым большим с мая 1998 года. Компании как и тогда грозят увольнениями, а власти предрекают рост числа бедных. «Газета.Ru» попросила своих читателей рассказать о том, как они пережили резкий обвал рубля и экономический кризис 90-х.

Олег Булгаков, частный предприниматель

98-ой год мы с женой и двумя маленькими детьми пережили без особых проблем. Одну часть накоплений перед самым дефолтом успешно дали в долг, который возвращался рублями долго и противно. Вторую часть разменяли на мелкодолларовые бумажки и гордо с ними встретили дефолт в санатории когда-то всесоюзной здравницы Трускавец, на территории когда-то братской Украины. Поскольку больше грустить было не о чем, возвращение на Родину прошло без истерики. Сразу оговорюсь - инсайдерской информацией мы не обладали, были молоды и свободны как от активов, так и от обязательств. С учетом того, что в стране до этого творились еще большие фокусы, все прошло без трагедий. Более того, в определенной мере, послужило стимулом для развития.

Ольга Каменчук, социолог

Летом 1998 года, как и обычно на каникулах, я подрабатывала переводчицей-гидом у американских туристов. Тогда я заработала много. Вот насколько могла себя почувствовать богачкой студентка истфака в небольшом поволжском городке с парой пятидесяти долларовых банкнот в сумочке? У обменников и в банках стояли взволнованные сограждане, и я чувствовала себя идиоткой, меняя доллары на рубли.

Август 1998-го сыграл свою роль в том, что я решила уехать заниматься наукой за рубежом. У меня не было сильного желания уезжать, и я была не против остаться и дома. Но через полгода после дефолта начала собираться. И в августе 2000 уже летела из поволжского городка в Нью-Йорк.

Юлианна Колмакова, домохозяйка

Весь год стал настоящим кошмаром, мы как раз купили с мужем машинку в долг в долларах. Полгода в магазин, кроме как за скудными продуктами, не ходили. Нам помогали родители, а на всю зарплату с мужем мы покупали доллары и отдавали долг. Хотя до августа 98-ого жили прилично и не задумывались о деньгах.

Евгения Чеснокова, журналист

Помню, что мне надо было ехать к родственникам в другой город, надо было покупать билет - а у меня деньги в долларах, так получилось. Это был сентябрь 98-го, доллар тогда скакал туда-сюда. И вот накануне он был по 16 рублей, а когда я пошла менять сто долларов, опустился до 12. Мне деваться было некуда, я поменяла, а через пару дней он опять пополз вверх. Обидно было, конечно. Зарабатывала я тогда мало, так что уровень жизни как-то ощутимо не изменился - мы и до того не могли себе позволить лишнего. Но к весне 1999-го в частной газете, где я тогда работала, с деньгами стало совсем плохо, и нам еще в 2 раза урезали зарплаты. Пришлось срочно искать другую работу. А уже осенью 99-го пошла предвыборная кампания, газета получила несколько пиаровских заказов, пошли деньги, и я туда вернулась.

Михаил Барышников, бизнесмен

От кризиса я немного выиграл, если это вообще можно так назвать. До обвала рубля и резкого повышения цен я успел поступить в коммерческий вуз, где с нами заключили договор на несколько лет. Стоимость за год тогда была в районе 8 тысяч рублей, и по договору университет не имел права изменять стоимость до истечения договора. Так что, когда произошел дефолт, мы еще пару лет учились по той же стоимости, что была обговорена еще до кризиса.

Ольга Максименко, филолог

Почему-то в нашей семье мы испугались голода, и рванули с мужем в Можайск, закупать продукты: сыр, масло, колбасные изделия и макароны, которые были как в советское время развесными, толстыми и длинными. Так те макароны у нас дожили до 2000 года. Смешно сейчас вспоминать, но это так и было.

Оксана Орехова, преподаватель

В кризис, как ни странно, я жила прекрасно, у меня была куча учеников, и я даже не знала о дефолте. Я вышла замуж в мае 1998 года, родила ребенка и только потом узнала, что оказывается, в этот год никто не женился и не рожал из-за экономических проблем. Благодаря тому, что у меня было много частных учеников, а иностранный язык нужен всегда (а в кризис, когда у многих просыпается желание уехать, тем более), я практически не почувствовала финансовых изменений в силу своей профессии.

Луиза, домохозяйка

С дефолтом 98-го у нас связана личная семейная история. Дочь тогда тяжело болела, и ей нужно было ежедневно пить козье молоко. Средств у нас особых не было и до обвала рубля, а потом продукты вообще начали исчезать из города, цены стремительно подниматься, а частников, торгующих фермерскими продуктами, становилось все меньше. Козье молоко стало дефицитом. Мы долго совещались, как поступить, и решили купить козу. Жили мы тогда в обычной многоэтажной «хрущевке» на втором этаже. Было решено, что коза будет жить на балконе, мы специально его переоборудовали для козы.

Да, заводить козу в многоквартирном доме, без собственного хозяйства и огорода было безумием. Но особого выбора у нас не было, к тому же соседи оказались понимающие. И дочка благодаря козьему молоку осталась жива.

Алина Сабирова, smm-специалист

Кризис 98-го ударил по мне едва ли не больнее, чем по всем членам моей семьи. Мне было 6, и накануне дефолта я заработала свой первый миллион: стала «Очаровательным малышом-97» в Казани. Жили мы не хуже, но уж точно и не лучше других семей, позволить могли себе необходимый минимум. Этот «миллион» мне разрешили потратить по своему усмотрению, и я никак не могла взять в толк, почему на такую кучу денег я смогла купить только сиреневый комбинезон из джинсы с цветными нашивками (конечно, на рынке) и гостиную для Барби с приторно розовой резиновой мебелью.

Родители пытались мне объяснить, куда волшебным образом пропали три нуля, и огромный миллион превратился в жалкую тысячу. Но они и сами до конца не понимали, я думаю. Им было не до финансовой аналитики, нужно было думать, на что покупать еду.

От редакции: если у вас есть история, которой вы бы хотели поделиться с читателями «Газеты.Ru», пишите нам на lo@gazeta.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

http://www.gazeta.ru/comments/2014/12/18_e_6351045.shtml

21 Декабря 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов