Эксклюзивное интервью Дениса Сугробова: «Медведев убедил меня, что будет всесторонняя поддержка»

В День борьбы с коррупцией Первое Антикоррупционное СМИ размещает часть эксклюзивного интервью Дениса Сугробова, в котором он рассказал, как стал главой ГУЭБиПК МВД РФ и была ли причастна к его назначению супруга Дмитрия Медведева. Кроме того, генерал ответил ПАСМИ, почему его привязывают к различным кланам и почему обвинения экс-сотрудников Главка в создании преступного сообщества абсурдны.

сугробовПАСМИ: Расскажите, как Вам удалось стать главой такого серьезного ведомства и почему Вы отказывались от этой должности?

Денис Сугробов: Я никогда не стремился стать руководителем такого уровня, но не потому, что боялся ответственности, а потому, что понимал: должность руководителя основного антикоррупционного ведомства в системе МВД России неизбежно приведет к возникновению у меня множества влиятельных врагов, которые будут всячески препятствовать в моей профессиональной деятельности. Кроме того, борьба с коррупцией это политика, а политика – это постоянные интриги, в центре которых я мог оказаться, да и оказался в итоге. Я всегда хотел быть нужным своей стране и всегда старался честно и добросовестно выполнять свой долг, но интриги и злословие – серьезные препятствия в любой работе, тем более, когда такая работа связана с выявлением крупных коррупционеров во властных структурах. Несомненно, как любой уважающий себя руководитель, я не лишен честолюбия, но я всегда полагал, что был бы гораздо больше полезен в качестве руководителя подразделений уголовного розыска или в качестве главы региональной структуры МВД России. Могу однозначно утверждать, что в моем личном деле нет ни одного рапорта, подписанного мной, в котором я просил бы назначить меня на должность начальника ГУЭБиПК МВД России.

Что касается моего назначения, то 26 июня 2011 года (то есть за день до моего назначения на должность) у меня состоялась встреча с Д.А. Медведевым, занимавшим в то время пост президента России. Встреча с Дмитрием Анатольевичем длилась недолго, но в ходе нее он убедил меня в том, что моя работа на должности руководителя ГУЭБиПК МВД России нужна и у меня будет самая всесторонняя поддержка, в том числе и от высших лиц государства.

Сам я всегда предпочитал работе в ведомстве по борьбе с экономическими и коррупционными преступлениями работу в подразделениях, занимающихся борьбой с организованной преступностью. В последствии, начиная с мая 2012 года, я неоднократно обращался к министру, а также к руководителю межведомственной рабочей группы при Президенте России Е.М. Школову с просьбами перевести меня на другой участок работы. Я просил даже перевести меня в любую из кавказских республик, не боясь той непростой ситуации, которая там сложилась, однако каждый раз я получал отказ, при этом руководство поясняло мне, что я нужен именно на этом направлении и меня некем заменить.

ПАСМИ: Среди версий Вашего столь быстрого карьерного роста существует и такая: за Вас «хлопотала» супруга Дмитрия Медведева.

Денис Сугробов: Это неправда, я никогда не был знаком с супругой Дмитрия Анатольевича, даже ни разу с ней не встречался, каких-либо общих знакомых у нас нет. О том, что существует такая версия моего назначения на должность, я слышу от Вас впервые, но меня уже ничего не удивляет. По моему мнению, подобные сплетни распространяют те же лица, которые пытались уверить общественность в моих родственных связях с К.А. Чуйченко, а также иным способом попробовать связать меня какими-либо неслужебными связями с руководством страны. Это чистейшая ложь, ни к каким «кланам» или родственным кругам государственной элиты (даже если такие существуют) я никогда не принадлежал.

ПАСМИ: Вы планировали занять министерское кресло?

Денис Сугробов: Нет, по тем же причинам, что я уже изложил выше. Сейчас очень много говорят обо мне как об одном из самых молодых генералов. Я прекрасно понимаю, что мой возраст в совокупности с занимаемой должностью и званием для простых людей служит основанием подозревать меня в каких-то личных или родственных связях, а также в том, что свои звания и должности я добыл подкупом или иным неправомерным способом. Вся моя работа была направлена на то, чтобы попытаться разрушить этот стереотип и доказать делом, что молодость не является препятствием для грамотного руководства и честной работы. Полагаю, что никто и никогда всерьез не рассматривал мою кандидатуру на этот пост, тем более я сам не мог не понимать своих перспектив.

ПАСМИ: Обвинение в создании преступного сообщества с целью получения званий и наград, возможно, выглядит абсурдно. Однако в российской правоохранительной системе, когда дело о краже картонной картины с деревянного забора во Владимире поручают следователю по особо важным делам ГСУ СК России, оно скорее норма. Как не рядовой представитель этой системы, как Вы оцениваете сложившуюся ситуацию?

Денис Сугробов: Все дело ГУЭБиПК МВД России – это полный абсурд, тем более, нелепо обвинять сотрудников одной из структур государственного силового ведомства в том, что они хотели получить звания, награды или премии. Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Другой вопрос, каким способом достаются эти награды, звания и премии. Вы должны понимать, что все инкриминируемые нам эпизоды «преступной деятельности» относятся к работе только одного управления «Б» ГУЭБиПК МВД России, при этом в период 2011–2013 годов доля реализаций данного управления в работе всего «главка» не превышала 15%. За исключением единичных случаев, наиболее громкие и значимые разработки осуществлялись сотрудниками других управлений ГУЭБиПК. Все дела, которые на слуху до сих пор, в том числе о реализации по незаконному банковскому сектору, о хищениях в топливно-энергетическом комплексе (особо остро вопрос стоял по Северо-Кавказскому региону), фальшивомонетничеству, крупным финансовым аферам – это работа других подразделений, и именно она составляет львиную долю всех раскрытых Главком преступлений. Ни для кого не секрет, что в правоохранительных органах в целом и в полиции в частности существует так называемая «палочная» система, в соответствии с которой работа того или иного оперативного подразделения оценивается по количеству выявленных преступлений. При этом на сухом языке статистики между выявленным мошенничеством и задокументированным фактом получения взятки должностным лицом нет совершенно никакой разницы, все преступления обезличены, важно только количество выявленных преступлений и их тяжесть. В общей массе выявленных ГУЭБиПК преступлений, выявленные управлением «Б» были каплей в море, и нельзя говорить о том, что исключительно работа данного подразделения служила основанием для премирования или награждения сотрудников ГУЭБиПК МВД России. Каких-либо именных или специальных привилегий для данного подразделения в системе «главка» никогда не было.

Если посмотреть в целом на систему награждения, премирования и присвоения специальных званий в системе МВД России, то существовавший порядок предполагал награждение или премирование всего коллектива ГУЭБиПК МВД России по итогам работы, а также премии к некоторым значимым государственным и ведомственным праздникам. Проведя анализ награждений и премирований тех сотрудников, которых следствие в настоящее время пытается включить в состав преступного сообщества, мы увидели, что за инкриминируемый период никому из данных сотрудников очередные специальные звания досрочно не присваивались. За осуществление какой-либо реализации из тех, которые, как предполагает следствие, были проведены с превышением должностных полномочий, никто из них не награждался. Офицеры получали денежные премии одновременно с сотрудниками других управлений ГУЭБиПК по итогам работы за определенный период либо из экономии выделенных средств (при этом деньги на премии всегда выделялись Финансово-экономическим департаментом МВД России). Что касается меня лично, то за период, когда я возглавлял ГУЭБиПК МВД России, — с августа 2011 года по февраль 2014 года – я не получил ни одной правительственной награды, несколько раз поощрялся ведомственными наградами Федеральной службы по финансовому мониторингу, Государственной корпорации «РОСАТОМ», а также почетными знаками МВД Беларуси, Армении и Украины. В 2013 году приказами МВД России я награжден юбилейной медалью «За отличие в службе I степени» (вручается за 20 лет службы в ОВД), а также медалью «За боевое содружество» (за мои неоднократные командировки на Северный Кавказ и за участие в совместных с другими силовыми ведомствами операциях, которые не имеют никакого отношения к инкриминируемым мне эпизодам). Что же касается денежных премий, то я действительно несколько раз получал премии от МВД России, только они не имели никакого отношения к конкретным выявленным преступлениям, а также выдавались мне одновременно с руководителями других Главных управлений МВД России, при этом приказы всегда были одни на всех и размер премий был одинаковым.

Исходя из того, что я сказал выше, я могу оценивать позицию следствия только как полностью надуманную и ничем не подтвержденную. Для того чтобы выставить меня и моих подчиненных в неприглядном свете, не имея никаких оснований для обвинения нас в получении каких-либо незаконных вознаграждений, следствие пытается изобрести любые, пусть даже самые нелепые способы, которые воплощаются ими в такие же нелепые и нелогичные формулировки обвинения.

Интервью взял Денис БАЛАШОВ

Читайте также:

Доклад «Опасности борьбы с коррупцией в России: дело Сугробова» (Часть 3)

Доклад «Опасности борьбы с коррупцией в России: дело Сугробова» (Часть 2)

Доклад «Опасности борьбы с коррупцией в России: дело Сугробова» (Часть 1)

Опасности борьбы против коррупции в России: дело генерала Сугробова

Генерал Сугробов: С праздником вас, офицеры!

Как сотрудники генерала Сугробова тонкую грань переступили…

Дело Сугробова: два разных эпизода – два разных закона?

http://pasmi.ru/archive/116230

19 Декабря 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов