Управляемая весна. Как вынесло наверх героев Новороссии и куда в итоге унесло?

Главком Стрелков и «подполковник российской армии» Бес, атаман Козицын и «альфовец» Ходаковский. Стремительное появление новых и новых героев и столь же быстрый их закат. Как вынесло наверх героев Новороссии и куда в итоге унесло?

Бурная «володинская весна» Крыма на Востоке Украины заканчивается тихой «сурковской осенью». В Кремле окончательно отказались от идеи независимости ДНР и ЛНР. И как отметил наш собеседник, близкий к проекту «Новороссия», желают «втолкнуть республики обратно в Украину на условиях какой-либо автономии».

Сразу три источника «Новой» — в администрации президента, в правительстве и непосредственно в ДНР и ЛНР — подтвердили: о независимой Новороссии можно забыть. «Вталкиванием» восточных областей обратно занимается Владислав Сурков. А также — под началом Суркова — новый замначальника управления АП по социально-экономическому сотрудничеству со странами СНГ, Абхазией и Южной Осетией Игорь Удовиченко, сменивший на этом посту Бориса Рапопорта. Отставку Рапопорта также связали с изменением настроений внутри Кремля. Как выразились в «Народном фронте Новороссии», «Слава посчитал, что Рапопорт не справляется, хотя работали мы в целом очень неплохо». Надо отметить, что Рапопорт пользовался среди первых лиц сепаратистского движения большим авторитетом и считался «идейным сторонником».

Читайте также:

Операция «Новороссия» отклонена

Там не будет ни украинских банков, ни российского рубля. Это экономический тупик

Главным критиком Суркова был и остается Игорь Стрелков-Гиркин, открыто обвинявший помощника президента в провале «русской весны». Кроме прочего, Сурков видится конспирологам также инициатором чисток видных новороссов: сначала он убрал из игры Стрелкова-Гиркина, а затем Игоря  Безлера (Беса) и атамана Козицына. Все трое считались в Москве чрезмерно самостоятельными и никак не вписывались даже в формально существующие границы сепаратистских республик. Бес, в частности, позиционировал себя в качестве лидера «Горловско-Енакиевской народной республики», не подчиняющейся ДНР. Люди Коломойского выходили с ним на прямые переговоры об обмене пленными. В Горловке работали банкоматы Приват-банка. Кроме прочего, Бес в последние месяцы сменил тактику в отношениях с украинской властью и, как поговаривают, склонялся к идее автономного Донбасса внутри единой Украины.

Козицын же, обосновавшись в западных районах Луганской области, объявил «Казачью народную республику», его люди участвовали в бандитских налетах и грабежах. Козицына не спасло, что на стене его кабинета висели два портрета — Путина и Суркова, — которые видел корреспондент «Новой газеты» незадолго до исчезновения атамана.

—  Козицын, конечно, ничтожество конченное, его давно надо было убрать, но Бес проявил себя как лидер. Его жалко, — посетовал наш источник в штабе Новороссии.

— Он жив?

— Конечно. С ним все в полном порядке. Но ребятам его, конечно, досталось от «оплотовцев», которые теперь все под себя метут.

 

Операции по устранению видных сепаратистов курировал, по нашим данным, генерал Генштаба ВС РФ Сергей Суровикин. В частности, Бес «с почестями и по-доброму» был отправлен в Крым. Хуже было в случае с Козицыным: его людей обвинили в хищении угля и продаже его украинским предпринимателям. На вопрос о местонахождении и благополучии атамана наш источник ответить не смог, развел руками.

Из всей троицы героем себя по-прежнему чувствует только Стрелков-Гиркин. Экс-главком вооруженных сил Новороссии раздает интервью в Москве, расписывает свою роль сначала в крымской, а потом донбасской операции, делится мнением и надеждами на будущее Новороссии. В администрации президента, впрочем, отмечают, что этим «Игорь Иванович уже напрасно привлекает к себе внимание. Прошлое уже не вернуть».

Но в самом Донецке рядовой состав об Игоре Ивановиче не забыл и ждет его возвращения. Там он по-прежнему герой, с именем его связывают продолжение «борьбы за освобождение юго-восточных областей». Лидеры нескольких вооруженных групп — например, Гиви и Моторола — клянутся ему в преданности, о чем заявляли «Новой газете».

Зачистку самостоятельных командиров в Москве называют «утверждением единоначалия» Александра Захарченко. Источник, близкий к проекту Новороссии, утверждает, что за Захарченко Владислава Суркова просил богатейший олигарх Украины Ринат Ахметов. И хотя были другие кандидаты (вроде Александра Ходаковского), остановиться решили на неприметном руководителе донецкой ячейки бойцовской организации «Оплот».

В мирное время эту организацию создал в Харькове депутат Верховной рады, член Партии регионов Александр Бобков. Среди основателей фигурирует также имя другого донецкого воротилы — Сергея Арбузова (в последние месяцы режима Януковича он был главой правительства Украины, сейчас проживает в Москве). Харьковский «Оплот» устраивал соревнования по боевым искусствам, вел кружки по военно-патриотическим темам. В Донецк «Оплот» пришел только в марте — и практически сразу заявил себя боевой организацией. Как отмечает источник, с началом волнений на Донбассе финансирование «Оплота» взяли на себя люди из окружения Рината Ахметова. Бойцы «Оплота» стали охранять объекты, принадлежащие миллиардеру. Начиная с апреля «Оплот» охранял от неподконтрольных активистов ДНР и здание горисполкома Донецка, в котором сидели дружественные Ринату Ахметову мэр Лукьянченко и секретарь Совета депутатов Богачев.

Впрочем, ни весной, ни даже летом ничто не выдавало в главе «Оплота» Захарченко будущего главу ДНР. О нем до сих пор известно немного. До «Оплота» будущий премьер работал торговым агентом на донецком рынке «Сокол». Затем на короткое время возглавил коммерческий отдел одной из оптовых фирм, но якобы был уволен, попавшись на крупной откатной сделке.

Московские кураторы отзываются о Захарченко без уважения.

— Но почему тогда его назначили, если не уважают?

— Для Москвы они все как один, — грустно заметил источник. — Но кого-то же надо ставить туда.

Назначенцы Суркова обживаются в Донецке, при них городская жизнь приобрела и некоторые черты московской расслабленности. Например, в ресторанах появились устрицы, чего не было до войны. Начались мечтательные разговоры о скором введении рубля. При всем этом в аппарате ДНР уже почувствовали разочарование от Захарченко: называют его неумелым руководителем.

— Людям было понятно, кто такой Бородай, кто такой Стрелков, зачем они пришли и что делают. Была вера, они делом занимались, — рассказывают в аппарате. — При Захарченко началась «мирная история», с которой он явно не справляется. Денег нет, бизнес не возвращается. К тому же простые люди его не знают: кто он, откуда. Без войны он катастрофически теряет популярность. Его не воспринимают даже военные.

 

Попытки наладить «единоначалие» действительно только усилили напряжение между разрозненными группами боевиков. Через пару дней после устранения Беса «горловско-енакиевскую республику» со всеми ее активами (оружием, складами, бронетехникой и, конечно, крышуемым бизнесом) попытались наскоком взять боевики «Оплота». Официально ДНР и сам Александр Захарченко попытку отжать имущество горловских в свою пользу так и не признали. А безлеровцы заявили, что сумели отбиться.

Есть проблемы и внутри самих группировок. Крупнейшая по численности штыков группа (до 10 тысяч), «Оплот» считается личной гвардией премьера Захарченко и выполняет военные функции. Но внутри этой разросшейся структуры появилось несколько почти неуправляемых группировок, участвующих в коммерческих разборках с прочими батальонами и друг с другом. По словам нашего источника в ДНР, с уходом на политическую должность Захарченко почти утратил влияние на «Оплот».

Еще одна крупная силовая группа — «Восток» во главе с Александром Ходаковским (бывшем главой донецкого подразделения «Альфы») — до недавнего времени считалась лояльной миллиардеру Ринату Ахметову. Ахметов, как рассказывают в Донецке, долгое время спонсировал «Восток» в надежде сохранить влияние в регионе. После армии Стрелкова-Гиркина «Восток» был крупнейшей вооруженной силой в области. Несмотря на несколько провалов (в частности, захват украинскими силовиками аэропорта в мае) и слабый авторитет среди населения, кураторы ДНР рассматривали Ходаковского в качестве потенциального лидера сепаратистов. Как компромиссную фигуру его воспринимали и в Киеве. Ходаковский подогревал интерес Киева к себе словами о «Донбассе внутри единой Украины». Затем, вероятно для Москвы, делал уточнения: «внутри Украины пророссийской».

После пришествия из Славянска в Донецк Стрелкова-Гиркина и его самоназначения главкомом армии Новороссии расклад сил поменялся: «Восток» потерял контроль над городом. Против нового главкома выступили лидеры всех силовых групп, включая Захарченко. По словам источника в ДНР, речь велась в том числе и о том, чтобы удалить Стрелкова из Донецка силой. Но, узнав о таких планах, около половины бойцов «Востока» перешли к Стрелкову.

Влияние Ходаковского в Донецке таяло. «Оплот», наоборот, набирал силу. Популярность Ходаковского среди рядовых мятежников еще более уронило его летнее заявление о непризнании ДНР.

Осенью лидера «Востока» журналисты видели в Горловке, ожидающим приема у Игоря Безлера. Корреспондент «Новой» обратил внимание на то, что Ходаковский ожидал в предбаннике приемной уже два часа — пока Безлер на закончит встречу с прессой.

Как видно, игры полевых командиров в народных вождей всякий раз заканчиваются драматично. С многочисленными лидерами Новороссии Москва прощается легко, не обращая внимания на их преданность и славу. И с той же легкостью находит новых.

Автор: Павел Каныгин

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/politics/66411.html

 

Операция «Новороссия» отклонена. Там не будет ни украинских банков, ни российского рубля. Это экономический тупик

Там не будет ни украинских банков, ни российского рубля. Это экономический тупик

 

В соответствии с указом Петра Порошенко «О неотложных мерах по стабилизации социально-экономической ситуации в Донецкой и Луганской областях», какая-либо социальная и экономическая активность на территориях, не подконтрольных Киеву, должна была прекратиться с 1 декабря. В реальности на неделю раньше была прекращена работа банкоматов и обслуживание банковских карт, работа банков как таковая, парализована «Укрпочта», а платить пенсии и пособия Украина перестала еще раньше.

Экономическая блокада на сегодня — самый жесткий вызов непризнанным республикам, превосходящий собственно военную угрозу. Войну без банков и почты вести как раз можно, а вот налаживать какую-либо мирную жизнь — нет.

Случай, надо сказать, беспрецедентный. По словам представителя крупнейшего российского банка, имеющего серьезные интересы в Украине и потому специально изучавшего вопрос, — так не поступала даже Индия в момент крушения их общей с Пакистаном государственности, сопровождавшегося, как известно, предельно кровавыми событиями.

То есть Россия, если бы рассматривала «Новороссию» как собственный протекторат, пусть даже и в перспективе, обязана была бы на все это отреагировать. Тем более что здесь есть прямой ущерб и российским банкам, в том числе государственным, «дочки» которых ведут бизнес в Луганске и Донецке (то есть уже не ведут).

Но никаких резких заявлений не последовало. Путин, например, сказал, что Украина таким образом сама от себя отрезает два региона, подчеркнув, что и Россия на них не претендует. Заявления луганских и донецких лидеров, еще летом обещавших вхождение в рублевую зону «через три-четыре месяца», — оказались основательно (и в целом справедливо) забыты.

Читайте также:

Управляемая весна.  Как вынесло наверх героев Новороссии и куда в итоге унесло?

Стрелков и Бес, Козицын и Ходаковский. Стремительное появление новых и новых героев и столь же быстрый их закат

Налицо резкий контраст с Крымом, где отделения Центрального банка РФ были образованы уже 31 марта, через две недели после референдума, а к лету завершился переход на рубли, на полуострове стали действовать российские банки. (Правда, в весьма ограниченном количестве, но украинских конкурентов у них нет, их деятельность прекращена российским ЦБ.)

В этой ситуации непризнанным республикам ничего не остается, кроме как создавать собственные центральные банки и либо входить в рублевую зону явочным порядком — либо создавать собственную валюту.

Вроде бы постсоветская история знает прецеденты реализации и той, и другой схемы. Собственную валюту, рубль, уже более 20 лет имитирует Республиканский банк Приднестровской молдавской республики. Южная Осетия и Абхазия с начала 90-х используют для финансовых операций российский рубль, но никаких эмиссионных полномочий у их центробанков нет, они представляют собой расчетно-кассовые центры, а валюта поступает в республики за счет внешнеэкономической деятельности. Официальное признание Россией Южной Осетии и Абхазии в 2008 году эту схему принципиально не изменило.

Но у всей этой мнимой независимости есть важные ограничители. Молдавские предприятия, например, вели и ведут внешнеэкономическую деятельность через дочерние предприятия, зарегистрированные в Молдавии по молдавским законам. Сейчас Кишинев, ориентированный на евроинтеграцию, тоже включил режим экономической блокады, пусть и в менее жестком варианте, требуя от Приднестровья, в частности, отказаться от собственной валюты и перейти на лей. Блокада тем успешнее, что к ней, по сути, присоединилась Украина, а других выходов во внешний мир у Приднестровья попросту нет.

Абхазия и Южная Осетия могут позволить себе нахождение в рублевой зоне, потому что их независимость давно была признана Россией, сначала де-факто, потом де-юре. Мировое сообщество закрыло на этот факт глаза, и теперь статус-кво поддерживается сам собой.

Но если Россия пустит в «Новороссию» «вежливых банкиров» или иным способом будет способствовать вхождению непризнанных республик в рублевую зону, это тут же обернется лютейшим пакетом международных санкций. Тот же эффект мы получим, если станем для Луганска и Донецка своеобразной буферной зоной. То есть граница может быть открытой для гражданских лиц и грузов, но финансовые потоки будут приравнены к военной агрессии.

Проблема в том, что любая непризнанная республика может существовать только в симбиозе с сильным самостоятельным игроком. Симбиоз с Украиной исключается указом Порошенко. Симбиоз с Россией — неприемлемыми рисками для нашей страны.

Получается, что Россия будет вынуждена принять на себя часть ответственности за гуманитарную катастрофу на территории Луганска и Донецка, которую сейчас сознательно устраивают украинские власти. «Русский мир» может оказаться еще более безжалостным, чем «русская война». На днях премьер-министр Украины Арсений Яценюк заявил о необходимости все же возобновить социальные выплаты на юго-востоке. И повторю: на рубль как валюту Донбасс рассчитывать не может. Это конец проекта «Присоединение к России». 

Автор: Алексей Полухин

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/columns/66412.html

 

 

8 Декабря 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов