«Геополитика в России — это геологическая политика»

Фото: NASA / Reuters

Фото: NASA / Reuters

Лев Иванов

Гусейнов сказал, геополитика начинается тогда, когда заканчивается политика: «А в России геополитика вообще расшифровывается просто — это геологическая политика. Власти не интересно, что там, на ландшафте, ей важно — что внутри земли». Про «геополитическое проклятье», о котором упомянул Жарков — это очень верно. Нет ни одной территории сейчас, где геополитика не вела бы к смертям и лишениям. И главная проблема сейчас: как убедить людей во власти уйти от геополитики и снова вернуться к политике.

Медведев указал, что в России власть сейчас у «продавцов угроз» — это узкий круг из 5-6 человек, имеющих доступ к президенту России Владимиру Путину. Угрозы, которые они продают обществу, выгодны им во всех смыслах — от финансового до политического. К примеру, одним из аргументов вмешательства в дела Украины было то, что НАТО придет под Харьков, а 6-й флот США будет находиться в Черном море. Но эти люди при продаже угроз забывают, что Псков уже давно находится в десятках километрах от границы НАТО, а Петербург — в сотне километров. И мир не перевернулся из-за этого.

Но в целом российские власти в отношении Украины добились поставленной цели — это теперь чрезвычайно проблемная территория, которой долго не удастся войти в ЕС и НАТО. Но какой ценой это далось России, и какие еще проблемы возникнут в будущем? СССР мог себе позволить геополитику, потому что эта была одна из двух сверхдержав, а Россия — нет, так как наша страна в упадке.

Затем Жарков снова вернулся к идеям Бжезинского. По словам политолога, сам Бжезинский не упоминает слова «геополитика». Он везде говорит о геостратегии, которую считает не наукой, а просто прикладной технологией. Цель Бжезинского, точнее это цель США — конфедерация small state (малых государств — РП) в мировом масштабе, примерно как это лежит в основе ЕС. И вот тогда США с радостью снимут с себя роль мирового гегемона. При таком мировом порядке и России придется стать классической европейской республикой.

Медведев подхватил мысль Жаркова. Он напомнил, что Россия все время своего существования (как минимум с Ивана Грозного) была «гарнизонным государством». Николай I сформулировал это кредо страны наиболее емко: «Россия — есть государство военное и его предназначение быть грозою света». Для обслуживания такого государства был придуман и особый тип экономики — раздаточный.

Гусейнов обратил внимание, что русский язык — это тоже часть геополитики. Когда СССР был великой державой, русский язык изучали в Восточной Европе, в странах Третьего мира, он был языком передового государства. А сегодня желания изучать русский язык все меньше даже в странах бывшего СССР, потому что это язык отстающей страны. «Если даже высшие чиновники заговорили на блатном жаргоне — это определенный признак деградации», — указал Гусейнов.

По мнению филолога, русский язык может ожидать судьба немецкого. Некогда немецкий язык был главным техническим языком — трудов по инженерному делу, математике, химии. Сегодня же в самой Германии технические работы принимаются на английском языке — это наследие геополитического и культурного проигрыша страны.

Далее участники встречи начали отвечать на вопросы слушателей. Одним из самых популярных вопросов, вызвавших оживление в зале, был такой: «А где пролегают естественные границы России?» Историк Медведев ответил, что у России нет четко определенных границ. Если исходить из концепции «русского мира», они там, где проживают русские люди — в Северном Казахстане, Прибалтике, на Украине. Гусейнов напомнил про флаг ЛДПР, на котором в территорию России включены Аляска, Польша и Финляндии. Это так называемые исторические границы страны.

Жарков полагает, что границы России там, где их захочет установить власть. И все это — «текучесть России» — ее главная проблема. Присоединение Крыма и образование еще одних непризнанных республик на территории бывшего СССР — «ДНР» и «ЛНР» — привело к отказу западного мира в доверии к России. Нашей стране придется теперь лет тридцать доказывать своим поведением, что мы уважаем нормы международного права.

Еще один вопрос слушателя прозвучал так: «Почему в 1990-е годы Запад не помог России стать частью Европы? Все, что мы видим сегодня на всей территории Евразии — это последствия травмы распада СССР и отсутствия у России европейского вектора развития». Отвечая на этот вопрос, Гусейнов сослался на фразу бывшего посла Германии в России: «А нам не нужна демократия в России. Вы сначала постройте работающую экономику, а потом поговорим о демократии». То есть в какой-то мере Запад тоже виноват в том, что геополитика в России заменила политику.



Подробнееhttp://rusplt.ru/society/geopolitika-v-rossii--eto-geologicheskaya-politika-14595.html

25 Ноября 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов