Медиаресурсы в экстремистской и террористической деятельности

 

1

 

СМИРНОВ АлександрСУНДИЕВ Игорь

 

 

Насилие или угроза насилием становится террористическим действием тогда, когда информация о нем формирует поведение достаточно больших групп людей. То есть, обязательными компонентами терроризма являются: акт насилия, генератор информационной картинки (послания), канал передачи информации, целевая аудитория. Именно поэтому первой террористической организацией принято считать секту сикариев, совершавших убийства римских легионеров в людных местах, что гарантировало быстрый и широкий информационный охват населения с помощью самого совершенного тогдашнего информационного канала – слухов.

С развитием средств массовой информации формируется близкая к современной концепция террора. Так, крупнейшая российская террористическая организация ХIХ века «Народная воля» имела не только свои информационные ресурсы в виде газет и брошюр, но и поддерживала контакты с ведущими изданиями. «Динамитная война» американских сторонников независимости Ирландии против Британской империи в 1880 – 1890-е годы также характеризовалась активным привлечением медийных ресурсов США и Европы.

 

I.

Одной из целей современных террористических и экстремистских организаций в информационном пространстве является обеспечение глобального медийного освещения своей идеологии и совершаемых террористических актов. СМИ как наиболее мощный источник трансляции информации в массы рассматривается ими как ключевой канал донесения своих устрашающих «посланий» до общества и оказания давления на органы власти. Как отмечает Б. Накос, «прибегая ко все более зрелищным и жестоким действиям и, таким образом, повышая порог насилия, террористы уверены в самом широком освещении своих действий в прессе и общественном внимании».

Профессор Университета Джорджа Вашингтона Дж. Пост называет терроризм «медиафеноменом» и предлагает рассматривать его как особую форму психологической войны, ведущуюся через масс-медиа. Именно через СМИ террористы получают неограниченные возможности для воздействия на власть и общественное мнение, для проведения массированных информационных атак, что в свою очередь является предпосылкой успеха в информационной агрессии, ставшей основным компонентом практически любого террористического акта на всех этапах его осуществления. «Медиатерроризм» порождает и стимулирует  хаос, разрушения социальной устойчивости, усиления атмосферы «парализующего пессимизма», усиления общественной напряженности и конфликтности, нарушения нормального функционирования властных структур, подрыва доверия населения к действиям и намерениям власти.

Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации, утвержденная Президентом Российской Федерации 5 октября 2009 года, распространение идей терроризма и экстремизма через средства массовой информации относит к числу основных внешних факторов, способствующих возникновению и распространению терроризма в стране.

Повышение роли СМИ в деятельности террористических и экстремистской деятельности связано с тенденцией повышения социальной значимости и социального влияния формируемой средствами массовой информации (прежде всего, телевидением) виртуальной реальности, которая составляет основу процесса виртуализации общества. Этот процесс носит весьма многоплановый характер. В контексте темы нашего исследования наиболее значимым является завоевание СМИ роли основного источника информирования общества и формирования образа окружающего мира. Подтверждением этого являются результаты социологических исследований. Так, проведенный в 2013 году опрос ФОМ показал, что именно из СМИ россияне чаще всего получают новости. Основным из них по прежнему выступает телевидение (85 процентов), ему значительно уступают радио (20 процентов), печатная пресса (21 процент), новостные сайты в Интернете (25 процентов). Тем не менее, любое из указанных СМИ превосходит такой источник информации, как разговоры с родственниками, друзьями, знакомыми (19 процентов). При этом телевидение остается лидеров в плане доверия граждан передаваемой им информации (59 процентов), более низкие показатели у интернет-СМИ и информации от родственников, друзей, знакомых (7 процентов), печатной прессы (4 процента), радио (2 процента).

Важно отметить, что СМИ не просто информируют нас о происходящем, но и формулирует определения, подсказывает выводы, задавая рамки интерпретации того или иного события. Телевидение как наиболее значимое и влиятельное СМИ создает символический образ реальности, который, в свою очередь, и формирует восприятие жизненного пространства индивидом. Он структурирует жизненные ценности, нормы, общие обязательства и установки и формирует основу для взаимопонимания и взаимодействия (хотя и необязательно и соглашения) между большими и разнородными группами людей. Этот мир обусловливает образ мышления, чувств и поведения не индивидуумов, а масс в целом.

Современные масс-медиа распространяют в мировом масштабе информацию об одних и тех же наиболее важных событиях, произошедших в самых разных уголках земного шара. При этом они культивируют сопереживание непосредственно не затрагивающим нас мировым событиям и транслируют картинки далеких сегодняшних ужасов, предвещая общее будущее всех людей в современном мире. При этом, благодаря современным технологиям связи, телезритель или интернет-пользователь получает возможность наблюдать кадры реальных военных действий, происходящих революций и переворотов, катастроф и стихийных бедствий и других важных событий. Сказанное в полной мере относится к террористическим атакам и иным экстремистским действиям.

Средства массовой информации играют роль главного «проводника» (ретранслятора) устрашающего воздействия террористов и экстремистов на население, которую они реализуют посредством информационного освещения их деятельности, в том числе последствий совершенных террористических актов и преступлений экстремистской направленности (погибших и раненых людей, материальных разрушений и т.п.). В рассматриваемом ракурсе теракты и иные экстремистские акции следует рассматривать как послание (message) террористов, доносимое до общества СМИ (в этом контексте исследователи говорят о «террористической коммуникации»). Благодаря СМИ экстремистские формирования в трансляции своей идеологии и запугивании общества получают выход на массовую аудиторию, которая была бы недоступна им при использовании только собственных информационных ресурсов.

 

II.

Все виды средств массовой информации (пресса, радио, телевидение, сетевые издания) осуществляют информационное освещение террористических актов и иных экстремистских действий. Однако наиболее мощным потенциалом воздействия на общество обладает телевидение, которое сохраняет это доминирующее положение даже в условиях бурного развития интернет-сми и социальных сетевых ресурсов (Web 2.0). Присущие телевидению характеристики (сочетание визуального и звукового сигналов, завораживающий вид самого изображения на экране ТВ, информационная насыщенность телесигнала, простота и удобство (комфортность) восприятия транслируемой информации, высокая сила эмоционального воздействия) делают главным инструментом донесения террористических и экстремистских посланий до общества. В частности, В. Цыганов обращает внимание на способность телевидения делать зрителей, находящихся за тысячи километров от эпицентра событий, не только их свидетелями, но и непосредственными участниками, что особенно привлекательно для организаторов медиа-террористических актов, их виртуальными жертвами. Наиболее успешно для этой цели применяются прямые репортажи с места совершения теракта либо совершения противоправных экстремистских акций в режиме реального времени.

Сетевые СМИ не принесли ничего принципиально нового в формат передачи информации, а наоборот вобрали в себя все предыдущие формы ее отображения – текст, звук, фото- и видеоизображение («цифровая конвергенция»). Однако у них имеются и некоторые отличия от традиционных СМИ в части освещения террористических и экстремистских действий. Во-первых, в них зачастую применяются менее жесткие требования редакторской цензуры, что дает возможность размещения дополнительной информации о теракте или экстремистской акции, которая «не пошла» в телеэфир или печатный выпуск издания. Во-вторых, они носят интерактивный характер, позволяя пользователям оставлять свои комментарии о соответствующем информационном материале, которые, впрочем, подлежат модерации администрацией интернет-сайта. В-третьих, часть из них, напрямую или косвенно, создаются террористическими и экстремистскими организациями для информирования общественности в нужном ключе (об этом будет подробнее сказано ниже).

Эксперты медиа-группы «Беслан» описывают механизм психологического воздействия террористов на общество через использование возможностей СМИ: «именно обыватель является наиболее ценным объектом атаки для террористов и наиболее важным объектом для защиты власти. А медиа-механизм работает таким образом, что каждого из тех, кто подвергся такой атаке, обыватель (телезритель, радиослушатель, читатель газет и информационных лент) всегда ассоциирует с собой». Следствием этого выступает сеяние страха и паники среди граждан, которые начинают ощущать свою уязвимость в качестве потенциальной мишени следующей террористической атаки. Террористический акт здесь рассматривается как «оружие психологического воздействия, целью которого являются не физические жертвы, а именно негативные психологические последствия, которые носят более масштабный и долгосрочный характер».

Например, анализ медицинской статистики показал, что онлайн-трансляция на ведущих телеканалах захвата заложников в Беслане, переговоров и последующего штурма привели к резкому (в 2-3 раза) увеличению числа обострений хронических сердечно-сосудистых и неврологических заболеваний в период с 1 по 20 сентября 2004 года и последующей смертности больных на все территории нашей страны. Таким образом, медиа сопровождение бесланского теракта увеличило количество жертв как минимум на порядок и может рассматриваться как пример «непрямого информационного воздействия с отсроченным летальным эффектом».

Глобализация мирового информационного пространства способствует «расширению границ психологического воздействия террористов до мировых масштабов». Как отмечает В.А. Медведев, «именно безграничность информационного пространства превратила террор в планетарное явление». Безусловно, речь здесь идет о наиболее резонансных и крупномасштабных террористических актах, информационные волны от которых способны достичь самых отдаленных уголков планеты. Наиболее известными примерами такого рода являются террористические атаки в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, захват заложников в театральном центре на Дубровке в Москве 23 октября 2002 года и школе в Беслане 1 сентября 2004-го, серия подрывов поездов в Мадриде 11 марта 2004-го, серия вооруженных нападений в Мумбаи 26-29 ноября 2008-го, теракты, совершенные террористами-смертниками в Московском метрополитене 29 марта 2010 года и др. (см. рис. 1).

1

Рис. 1. Крупнейшие теракты XXI века (ист.: РИА Новостиhttp://ria.ru/infografika/20121022/905531897.html)

 

В. Цыганов выделяет следующие функциональные особенности масс-медиа, которые используются при осуществлении террористических акций:

  • функция антенны – выдача (передача) информации;

  • функция усилителя – драматизация событий, укрупнение масштабов случившегося;

  • функция фокуса – сосредоточения общественного и индивидуального внимания исключительно на предоставляемой информации, подавление внимания ко всему, не соответствующему этой информации;

  • функция призмы – «фильтрование» всей информации сквозь главное информационное событие, в данном случае - освещение террористического акта;

  • функция эха – сохранение в общественном сознании и памяти обстоятельств произошедшего террористического акта и вызванных им эмоций.

В силу важной роли СМИ в донесении до общества посланий террористов планирование террористических актов и иных экстремистских действий организуется согласно «постановочным принципам медиа» таким образом, чтобы сделать их максимально эффектными в расчете привлечь как можно больше внимания СМИ, а значит и общества в целом. «Недостаточно зрелищная террористическая акция, аудитория которой оказывается незначительной, с точки зрения ее авторов и организаторов, считается неудачной, а то и несостоявшейся».

 

III.

Первенство по зрелищности исполнения безусловно принадлежит «супертерактам» 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Р. Р. Вахитов применил инструментарий семиотики для анализа этого теракта как медиасобытия. Вот некоторые из его выводов.

Основными знаками сообщения о теракте 9/11 являются:

  • летящие самолеты, захваченные террористами;

  • террористы с ножами в руках и с арабской внешностью, но без каких-либо индивидуальных черт;

  • горящие и падающие башни ВТЦ и стена Пентагона;

  • убийство заложников;

  • самоубийство самих террористов;

  • эпитеты, которые чаще всего звучали за кадром и, по сути, превратились в своего рода «подпись» к картинкам; если их свести воедино, получится фраза типа «самый крупный и ужасный теракт в истории человечества!».

Р. Р. Вахитов предпринимает попытку «проинтерпретировать имеющиеся знаки в культурных кодах Спектакля», то есть объяснить символическое значение каждого из указанных знаков.

Самолеты. В языке Спектакля самолет символизирует собой одно из высших достижений западной, технологической, капиталистической цивилизации. Практически в каждом современном западном фильме присутствует знаковый эпизод: по взлетной полосе несется самолет, затем он медленно поднимается в воздух, его огни горят, моторы и сопло ревут (как правило, фоном этого является туманный или вечерний пейзаж, еще лучше оттеняющий огни и контуры лайнера). В общем, в этом контексте самолет призван всем своим видом воплощать величие и мощь западной техники.

Ножи в руках террористов, их арабское происхождение и подчеркнутая безличность. Нож предстает как низкотехнологичное орудие убийства, особенно вкупе с незападной внешностью в языке Спектакля, очевидно, означает антицивилизацию, дикость, иррациональность Абсолютно Другого, который идентифицируется здесь как зло, поскольку цивилизация, рациональность, западность позиционируются как Добро. В фильмах Голливуда, во всяком случае, нож почти всегда ассоциируется с оружием героя-маньяка, который и есть воплощающий принцип зла тотально иррациональный Другой. Подчеркнутая анонимность террористов - еще одно указание на то, что речь идет именно об архетипах, а не о живых людях.

Горящие и падающие небоскребы ВТЦ и стена Пентагона. Здания ВТЦ и Пентагон – это знаки языка Спектакля, которые все комментаторы правильно расценили как символы современного капитализма: его экономической (ВТЦ) и военной (Пентагон) мощи. Учитывая то очевидное обстоятельство, что экономическая сфера при капитализме стойко ассоциируется с сакральным, ясно, что речь идет о покушении на «священное пространство» капиталистического дискурса. Как видим, банк можно расценивать и как «капиталистический храм», т.е. особое, «сакральное» с точки зрения данного дискурса место. Атака террористов на здание главного банка западного мира с точки зрения мифологии капитализма означает не только нападение сил зла на западное общество, но и на Природу, естественную реальность в целом.

Смерть «простых людей»-заложников и людей в ВТЦ и в Пентагоне. Физическая смерть индивида в рамках либерального капиталистического дискурса вообще расценивается как одна из величайших трагедий и в этом одно из главных отличий этого дискурса от других, нелиберальных (например, традиционного христианского, мусульманского или советского, коммунистического). Либерализм изначально позиционируется в философской плоскости как особая разновидность номинализма – индивидуализм. Поэтому в рамках чистого, беспримесного либерального дискурса принципиально невозможна более или менее онтологически состоятельная надиндивидуальная идея, которая «снимала» бы в гегелевском смысле безысходность физической смерти индивида (отсюда глубинная трагичность и пессимистичность этого мировоззрения, выражение чего – такие знаковые феномены западного духа как экзистенциализм, голливудские фильмы ужасов, психоанализ и т.д.). Особенно же это верно по отношению к позднелиберальному дискурсу, который представляет собой «идеологию потребления»: если смыслом жизни человека является лишь удовольствие, как заявляет этот дискурс во множестве своих репрезентаций (реклама, кино), то смерть тела – абсолютное зло, ведь удовольствия связываются именно с телом в его физическом смысле.

Смерть самих террористов. Различие между смертью заложников и смертью самих террористов с точки зрения Спектакля состоит в том, что в последнем случае к ужасу либерального человека перед смертью тела – источника удовольствий, – добавляется принципиальное и симптоматичное непонимание того: как человек может добровольно пойти на смерть, ради чего бы то ни было пожертвовать жизнью? Спектакль настолько настойчиво элиминирует смерть человека, так что даже все фильмы-боевики завершаются хеппи-эндом для главного героя «хорошего парня», т.е. жизнь человека в Спектакле мыслится в идеале как нескончаемый поток удовольствий. Террорист же для либерального человека – убежденного эгоиста и конформиста, представляющего человека лишь по образу и подобию своему, – вообще предстает не как человек, а как иррациональное чудовище, и именно поэтому террорист в Спектакле, так сказать, априори смертен, он – само воплощение Смерти, агрессивной, но бессильной перед Жизнью.

«Самый крупный и ужасный теракт в истории человечества!». Содержание этого сообщения столь же далеко от истины (ведь, к примеру, можно трактовать и американскую ядерную бомбардировку Хиросимы, унесшую гораздо больше жизней, как разновидность акта террора, только государственного), сколь и симптоматично. Здесь в неприкрытом виде предстает основополагающая черта всего действа – тенденция к самовосхвалению и самовозвеличению. В сущности, это сообщение стоит в одном ряду с другими слоганами Спектакля: «самый лучший шампунь», «самый вкусный шоколад», «самый высокий небоскреб» и т.д.

Обобщая вышеизложенное, Р. Р. Вахитов делает вывод о том, что основной, идеологический смысл этого теракта как Текста Спектакля следующий: «наша цивилизация устроена на естественных и рациональных началах, выступать против нее могут только дикари и безумцы, но и они вынуждены пользоваться ее достижениями». В контексте нашего исследования более важным является то, что организаторы теракта 9/11 очень грамотно выстроили его «визуальный ряд», во многом благодаря чему он произвел столь ошеломляющий эффект на мировое сообщество, не превзойденный (слава Богу!) до сих пор. Видеокадры с изображением процесса падения небоскребов ВТЦ после столкновения с ними самолетов стали самыми яркими символами начала новой эры в развитии международного терроризма и мироустройства в целом, в которой «мир уже никогда не станет прежним».

 

http://svom.info/entry/480-mediaresursy-v-ekstremistskoj-i-terroristicheskoj-/

 

17 Ноября 2014
Поделиться:

Комментарии

ДАННЫЙ ТЕКСТ ЦЕЛИКОМ ПО ССЫЛКЕ:

Your text to link...

А МЫ ПУБЛИКУЕМ ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

Заключение

По итогам нашего рассмотрения можно сделать следующие выводы:

1. Информационная составляющая экстремистской и террористической деятельности с возрастанием социальной роли СМИ резко увеличилась и стала определять форму, сценарий и эффективность террористических актов и преступлений экстремистской направленности.

2. Террористические и экстремистские организации стремятся обеспечить максимально широкое медийное освещение своей деятельности с целью запугивания населения, получения общественной известности и пропаганды экстремистской идеологии.

3. Средства массовой информации также заинтересованы в широком информационном освещении террористических актов и иных экстремистских действий, так как рассматривают их как значимый информационный повод, привлекающий внимание аудитории и повышающий рейтинг просмотра. При этом характер и содержание передаваемой информации и комментариев об экстремистских акциях может существенно варьироваться.

4. Потребители продукции СМИ в большей своей части также желают и стремятся получать максимально полную информацию о совершенном теракте (экстремистской акции). Однако значительная часть из них выступает против излишней натуралистичности демонстрирования последствий совершенных противоправных действий, травмирующих психику человека и общественное сознание, а также предоставлении лидерам террористических организаций возможности делать публичные заявления в прямом эфире телевидения.

5. Наиболее мощные международные террористические организации создают собственные средства массовой информации и интернет-ресурсы, используемые для пропаганды своей идеологии и информационного освещения своей деятельности. Причем как показывает пример с джихадистской группой «Исламское государства Ирака и Леванта», террористы обрели способность изготавливать медиа продукцию весьма высокого качества, что повышает ее потенциал воздействия на сознание.

6. В этих условиях эффективная борьба с террористической и экстремистской деятельностью невозможно без создания государственной системы информационного противодействия, включающей теоретически обоснованную концепцию и практически проверенную методологию, адаптированную к региональным особенностям.

7. Требуется выработка и правовое закрепление правил освещения СМИ террористических актов, особенно связанных с захватом заложников, а также координации деятельности правоохранительных и СМИ во время проведения контртеррористических операций и пресечения массовых публичных мероприятий экстремистского характера.

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов