Выборы снова угрожают стабильности.Для сворачивания прямой демократии в России хорош любой предлог

 

 

 


россия, прямые выборы, демократияФото Reuters

Отказ от прямых выборов становится в России распространенной практикой. В Самаре и Астрахани вместо избираемых мэров теперь будут назначаемые сити-менеджеры, и, по всей видимости, то же самое может в обозримом будущем случиться и в других городах страны. Между тем в парламенты Ханты-Мансийского, Ямало-Ненецкого и Ненецкого автономных округов внесены законопроекты об отмене прямых выборов губернаторов.

Законодатели ХМАО, ЯНАО и НАО объясняют свою инициативу непростой социально-экономической и внешнеполитической обстановкой. Речь идет о регионах-донорах, и в них сейчас особенно важна стабильность, их жителям не нужны потрясения. К тому же Ямал, Югра и Ненецкий автономный округ входят в Арктическую зону России, это стратегически важные территории, их глав следует наделить особыми полномочиями. Поэтому и должности им нужно получать в особом порядке.

Когда в 2013 году субъектам РФ разрешили определять порядок избрания своих глав, это мотивировалось региональным многообразием страны, а также необходимостью «обеспечения устойчивого социально-экономического развития субъектов Российской Федерации и сохранения межнационального мира и согласия». Соображениями мира и согласия поспешили воспользоваться четыре северокавказские республики. Теперь, похоже, пришел черед сворачивать прямую демократию под экономическим предлогом.

Примечательно, что угрозой стабильному положению фактически объявляется возможность граждан непосредственно определять, кто должен руководить их регионом. Более того, местные парламентарии представляют ситуацию так, будто для жителей само право избирать – тяжелая и опасная ноша, которую они в любой момент готовы сбросить со своих хрупких плеч. Все это говорится и делается в условиях, когда так называемая стабильность на выборах защищена со всех сторон. Муниципальный фильтр делает практически невозможным прохождение на выборы не только экстремистов, но и просто нелояльных власти людей. Если же такие люди все-таки преодолевают фильтр, в руках власти остаются мощные административный и информационный ресурсы. Но, как выясняется, даже это стабильности не гарантирует.

Региональные депутаты, добиваясь назначения губернаторов, представляют своих избирателей людьми ограниченными, политически неразборчивыми, неспособными взвесить риски, разобраться в ситуации, принимать самостоятельные решения и брать на себя ответственность. Закон 2012 года, восстанавливающий по всей стране прямые выборы, никоим образом не игнорировал особенности субъектов Федерации. Напротив, он утверждал, что, несмотря на локальные различия, традиции, трудности и даже опасности, все жители страны готовы играть по одним правилам. Именно это – единообразие основных процедур, норм и практик – делает страну единой, а вовсе не повсеместная поддержка «Единой России» и Владимира Путина.

Декларируемое парламентами субъектов Федерации желание наделять местных глав властью в особом порядке создает региональную иерархию, которую иначе, как унизительной, не назовешь. Получается, что в стране, где все граждане считаются равными перед законом и наделены одинаковыми правами, жители одних регионов готовы к самоуправлению, а жители других не готовы и, более того, не намерены этому учиться. Это совсем не то разнообразие, которым России стоит гордиться.

Публичным мотивировкам, конечно, необязательно верить. ХМАО и ЯНАО входят в состав Тюменской области, а НАО – в состав Архангельской. Понятно, что части региональной элиты выгодна вертикализация власти. Точно так же выгодна она и некоторым игрокам на энергетическом рынке. Тем не менее слова о защите стабильности сказаны, и объяснить этими соображениями отмену прямых выборов можно будет в любом регионе. 

 

http://www.ng.ru/editorial/2014-11-14/2_red.html

14 Ноября 2014
Поделиться:

Комментарии

АндрЭ , 14 Ноября 2014
Ну не знаю, не знаю. Солоневич и Тихомиров говорят о прямой демократии (а другой и нет), только в том случае, если выбирающий лично знает выбираемого, и не просто лично, а, как говорят, пуд соли с ним съел. Такая демократия возможна в небольших коллективах, например бригадах, отделах, и т.д. и т.п., малочисленных по составу. И где выбранный депутат не отрывается от выбравших его, а от них целиком зависит, в смысле любо или не любо. И уж никакой неприкосновенности и быть не может.

То, что у нас, и на Западе, называют демократией, это ширма, завеса, для хитрых личностей, которые проталкивают во власть тех, кто им угоден, а не демосу, т.е. народу. Хотя в настоящее время наш народ на прямую демократию неспособен.

Дееспособных мало, по Ильину.
АндрЭ , 14 Ноября 2014
2014-11-14 Роман Юшков

Русский для русских!

Миграция

Периодический мне приходится бывать на разных совещаниях и круглых столах по мигрантской тематике в Москве и у себя в Перми. И всюду я слышу гордые отчёты чиновников о том, как они всё более успешно учат мигрантов русскому языку за бюджетный счёт. И вижу ужасающее громадьё их чиновничих планов, согласно которым финансирование будет и дальше увеличиваться, а обучение - разрастаться и охватывать всех гастарбайтеров поголовно. Государственная Дума постепенно вводит языковые сертификаты, экзамены и тесты по русскому языку для разных категорий мигрантов, намереваясь в перспективе добраться до каждого таджикского дворника. Действует федеральная целевая программа "Русский язык", на которую ежегодно идут сотни миллионов рублей, причём год от года по нарастающей. В самых толерантно продвинутых регионах дополнительно тратятся ещё десятки миллионов из местной казны, как у нас в Пермском крае в рамках печально известной краевой «Программы гармонизации межнациональных отношений».

Поймите же уже, господа великоросские просветители, что вы делаете абсолютно вредное и разрушительное дело.

На примере Европы давно показано, что овладение языком страны пребывания для мигранта — это едва ли не главный аргумент к тому, чтобы остаться в ней навсегда. Это же подтверждено и российской практикой. Приезжие, не знающие языка, ориентированы на то, чтобы подмести улицу, оштукатурить стенку, забрать свои деньги и уехать домой. Те же, кому пришлось выучить русский, уже чувствуют себя у нас как рыба в воде. Они уже начинают охоту за разрешением на временное проживание, затем — за видом на жительство, за гражданством. Параллельно вывозят сюда семьи, потом стараются максимально подтянуть весь клан. Так какой вредитель хочет сейчас полностью переломить тенденцию? Кому потребовалось через бесплатное (!) обучение гастарбайтеров русскому окончательно сменить маятниковую трудовую миграцию на полноценную замещающую колонизацию?!

Но адепты государственного обучения мигрантов русскому языку лукаво опускают последствия своей диверсии. От нынешних славянских просветителей всея Средней Азии звучат лишь красивые слова о том, что обучение русскому языку способствует адаптации и интеграции мигрантов в наше общество. Вы, господа, забыли только провести общегосударственный референдум и спросить, хотим ли мы, коренное население, чтобы вы их в нас интегрировали. Сперва поинтересуйтесь этим, пожалуйста! И только если большая часть налогоплательщиков Кубани скажет, что хочет жить в фактической Армении, а большинство жителей Поволжья и Урала — в Средней Азии, что ж, тогда мне и моим единомышленникам останется лишь поднять руки.

Таким образом, этот частный на вид вопрос об обучении приезжих русскому в действительности — наш нынешний ключевой цивилизационный выбор. Хотим ли мы остаться жить в белой стране с привычной нам традиционной российской культурой, стране русских, татар, удмуртов, марийцев и других коренных народов? Или же мы вслед за тонущим европейским «Титаником» хотим отдать свою землю инокультурным пришельцам-южанам? Давайте отвечать на этот вопрос прямо и честно, не обманывая своих граждан.

Отметим распространённый миф: якобы овладение русским языком способствует доброму отношению к самим русским. Какой наивный бред! Посмотрите на современный Дагестан. Русский язык прочно стал там языком межнационального внутрикавказского общения. Более того, многие чисто аварские, даргинские и прочие семьи переходят на русский. И тем не менее, градус ненависти и презрения к русским в этом регионе зашкаливает. Видно даже статистически: до Перестройки русские составляли там четверть населения, сейчас недовыдавленными остались 4%, которые преимущественно жмутся к военным гарнизонам. Да и среди всех северокавказцев сейчас возник дружный русскоязычный и при этом абсолютно русофобский интернационал. Ситуация на Украине тоже наглядно продемонстрировала, что прекрасное знание русского языка не мешает украм-бандеровцам с энтузиазмом расстреливать русских и сжигать их живьём. Я уж не говорю о том, что профессиональные русофобы макаревичи-шендеровичи владеют нашим языком гораздо лучше самих русских, взятых среднестатистически.

Вообще, самообучение мигрантов русскому происходит само по себе. Желающие могут нанять репетиторов, пойти на коммерческие курсы. Но объясните мне, зачем же способствовать этому на государственном уровне, за бюджетный счёт?! Мы заинтересованы ровно в противоположном: в том, чтобы не дать русскому языку распространяться среди них. Чтобы они не чувствовали себя здесь как дома и, поработав, уезжали восвояси. Ну или же давайте будем последовательны: давайте ещё бесплатно их лечить, платить их женщинам детские пособия, выделять даром землю для строительства домов по программе поддержки многодетных семей — у них же каждая первая семья многодетная! То-то у нас настанет адаптация и интеграция! Лет за 40 доинтегрируемся так до последнего русского, то-то наши толерасты порадуются!..

Стряхнём же скорее с себя этот лживый дурной морок и будем беречь наш великий, могучий, правдивый и свободный русский язык. Он — наша духовная Родина. А Родину не раздают кому попало направо и налево.

Автор - доцент Пермского государственного национального исследовательского университета.

http://www.apn.ru/publications/article32654.htm

P.S.

А вот и результат "демократии". К тому же пополняющий электорат, голосующий, как надо.

До поры, до времени.
АндрЭ , 14 Ноября 2014
Я уже как-то писал здесь о моем разговоре с моим Дагестанским коллегой, с которым общая командировка свела в столице. Было это в 2006 году.

Говорили и общались, в общем, нормально. Даже пожаловался мне на семейные проблемы.

Но было в воздухе нечто, чему я не нашел объяснения.

Уже потом, когда я вернулся домой и общался по телефону с сотрудниками его отдела, которые мне звонили по его просьбе, я понял. Презрение. Не ненависть.

Ненавидят сильного врага. Слабого презирают.

Такое же презрение высказал Н.Никулину, автору "Воспоминания о войне", его коллега, искусствовед, немец, который воевал под Ленинградом, там же и в то же время, только по другую сторону фронта.

Который не мог понять, как можно идти на пулеметы снова и снова и снова, погибая сотнями, бездумно и безсмыленно.
Не понял - Но было в воздухе нечто, чему я не нашел объяснения.Уже потом, когда я вернулся домой и общался по телефону с сотрудниками его отдела, которые мне звонили по его просьбе, я понял. Презрение. Не ненависть.
АндрЭ , 15 Ноября 2014
Это трудно передать. Нужно чувствовать. Когда мы общались вдвоем, мы были на моей территории, в России, равные по должности и чину. До этого не знали друг друга, виделись первый раз, довольно непродолжительно. Так что личного тут быть не могло. К тому же человек моего возраста, рожденный и воспитанный в СССР.

Я ему потом звонил, мы общались, по телефону такого ощущения не было.

А вот его сотрудники - уже молодое поколение, которые меня вообще не знали и не видели никогда. И их отношение ощущалось даже по телефону.
Я бы мог подтвердить Ваши впечатления многочисленными примерами из моего опыта работы в ркнк..., к сожалению)
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов