«Медовой месяц» России и Крыма заканчивается

Жителей полуострова беспокоят коррупция, банки и Киев, который может попытаться их завоевать

 

 

Российские депутаты на этой неделе встречались с жителями Крыма и Севастополя, чтобы понять, в чем нуждается новый российский регион. Корреспондент Znak.com побывала на одной из таких встреч и поняла, что от бесконечной благодарности к России за акт присоединения крымчане переходят к конкретным социально-экономическим требованиям.

 

Обычные встречи единороссов с избирателями в самых разных регионах – зрелище на редкость тоскливое: специально проинструктированные бюджетники едва ли не по бумажке читают вопросы, боятся сказать лишнее перед начальством и слишком горячо выражают поддержку любимой партии.

 

В аудитории одного из севастопольских вузов в этот раз не было ничего подобного.

 

- Прошу пресечь нарушение администрацией Севастополя федерального конституционного закона о принятии Крыма в состав России, - чеканил немолодой мужчина. - Согласно этому закону все наши документы на право собственности легитимны и не нуждаются в подтверждении, но руководство города потребовало от жителей, имеющих акты на землю, переоформить их, что приводит к большим временным, материальным потерям, а также к моральному ущербу. Вторая наша проблема – коррупция в садоводческих объединениях. В Севастополе она процветает, это просто школа начинающего коррупционера, они отказываются помогать инициативным людям. Да, российское законодательство о садоводческих объединениях лучше украинского, но проблем оно не решает. Прошу вмешаться.

 

Свои слова немолодой мужчина адресовал вице-спикеру Госдумы Сергею Железняку, который слушал его с хоть доброжелательным, но удивлением.

 

- Подключу Союз садоводов России. Если есть содержательные предложения по части законодательства, давайте их обсуждать. Что касается земли, то надо понимать: конституционный закон подтверждает права на имущество, но мы же с вами понимаем, что со временем документы надо переоформить. Надо просто сделать так, чтобы это оформление происходило наименее травматично, это – предмет для обсуждения. Я обязательно донесу вашу позицию до губернатора и до Росимущества, - отвечал вице-спикер.

 

- Мы вообще хотели создать комиссию по садоводам, в итоге там собралось человек 40 коррупционеров, а когда туда пришли люди и сказали, что все реестры будут открытыми, они устроили мордобой на заседании! И теперь в комиссии только Партия садоводов России, а у нее офис вообще в бывшей тюрьме находится! – вступил в дискуссию с места молодой человек, а зал горячо поддержал ее смехом и криками «Коррупция! Коррупция».

 

Пожалуй, в самой Госдуме много лет и близко не было обсуждений с подобным уровнем накала. Железняку, впрочем, это явно нравилось: собравшиеся тут знали, что он попал под санкции и лишен права въезда в Евросоюз, что делало его в глазах потенциальных избирателей фигурой едва ли не героической  - по крайней мере, судя по количеству севастопольцев, бросившихся в конце встречи жать ему руку и фотографироваться.

 

Главной темой, впрочем, предсказуемо стала не внутренняя, а внешняя политика, причем выяснилось, что абсолютное большинство пришедших на встречу с Железняком уверено, что Россия оказывает прямую поддержку Новороссии (так тут называют самопровозглашенную Донецкую народную республику), хотя по официальной версии государство держится от этого в стороне.

 

- Как вы видите развитие событий на Донбассе? – спросила пожилая женщина Железняка.

 

- То, что происходит в Новороссии – страшная трагедия. Что делает Россия в этой ситуации? Первое – оказывает максимальную гуманитарную помощь, старается помочь спасти жизни мирных жителей. Второе – легальная работа по поддержке антифашистского сопротивления Новороссии в соответствии с международным правом, донесение информации о происходящей трагедии и геноциде. Я уверен, что еще предстоит самый серьезный этап осенью-зимой, когда в заброшенной экономике Украины начнут нарастать критические проблемы, и на катастрофу в Новороссии наложится этот социальный коллапс. Я думаю даже, что внутри самой Украины зимой могут начаться серьезные политические изменения. Это я вам говорю как эксперт, а вот как гражданин считаю, что мы должны сделать все, чтобы минимизировать трагедии и спасти жизни.

 

- Я из самообороны Севастополя. Несколько дней назад мы похоронили одного из наших добровольцев – он сгорел в танке в Новороссии. Несколько месяцев назад звучали слова, что мы теперь будем жить в мире, но это не так.  Когда люди хотят ехать туда – им не препятствуют, но вот когда их там ранят или убивают, приходится крайне тяжело. Тело нашего погибшего товарища вывозили чуть ли не в холодильнике из-под мороженого, раненых вывозить очень сложно… Потом раненых лечат здесь в больницах, но пленных раненых тоже лечат, и получается, за наш же счет. Учтите это, кто этим занимается… - продолжил дискуссию пожилой мужчина.

 

- Страшная трагедия, которая происходит в Новороссии, требует, чтобы там действовали нормы международного законодательства о тех, кто погиб, кто ранен… В чем бесчеловечная хитрость киевского режима – они специально избегают принятия решений, формулировок, которые подводили бы их под соблюдение каких-то требований. Что касается погибших, их захоронения – прошу вас активнее сотрудничать с администрацией, - тут Железняк на секунду умолк. - Видите ли, в силу специфики этой информации она вряд ли изначально может носить публичный характер, но, если можете, попробуйте с властями наладить рабочий контакт, чтобы те, кто захочет поклониться их могилам, знали бы, куда идти.

 

«После Донецка Киев нас начнет обратно завоевывать», - недовольным шепотом запричитала женщина, сидевшая рядом с корреспондентом – она, видимо, не поняла, почему информация о могилах и похоронах не может носить публичный характер. После встречи она же подошла к Железняку жаловаться на то, что российские банки так и не открыли пока представительств в Крыму, потому что боятся санкций.

 

- Санкции и так уже есть на банках, под санкциями уже и ВТБ, и Сбербанк… По-любому попадут под санкции просто потому что они наши, отечественные. И представительства в Крыму по-любому будут, - успокоил женщину Железняк, как мог.

 

Еще севастопольцев беспокоил момент возможной отмены Visa, на что Железняк опять-таки отвечал, что это все  - лишь вопрос привычки, и что в любом случае какая-то система электронных платежей все равно будет, дело для потребителя лишь в названии.

 

Вместе с Железняком на встрече присутствовал еще один депутат Госдумы от «Единой России», Владимир Бурматов. У него севастопольцы просили компьютеры и 3D-принтеры, чтобы на уроках труда дети учились не строгать, а делать роботов. Бурматов обещал поговорить с министерством образования.

 

- Как он тебе? – делились друг с другом в курилке женщины после встречи (вероятно, имелся в виду Железняк)

 

- Ничего, симпатичный такой, улыбается.

 

- Да я не про это! Я тебе про то, что у нас, наконец, есть завтра, а в этой Украине завтра у нас бы не было,  - почему-то обиделась задававшая вопрос.

 

В целом, из встречи стало ясно несколько моментов.

 

Момент первый – что Крым и Севастополь очевидно входил в состав России не для того, чтобы жить хуже, но вместе, а в поисках именно жизни лучшей.

 

Момент второй – что события на юго-востоке Украины воспринимаются в Крыму однозначно, равно как и вопрос участия России в этих событиях и ее долга прямое участие в этих событиях принять.

 

Момент третий – «медовый месяц» заканчивается. Им нужны реальные перемены, а не обещания и лишние бюрократические трудности.

 

 

 

Екатерина Винокурова

 

http://znak.com/moscow/articles/13-08-21-44/102780.html

14 Августа 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов