НГ: Москва в ответе за ополченцев

украина, авиакатастрофа, украинский конфликтФото Reuters

Россия оказалась политически не готова к донецкой катастрофе

Российские власти пытаются делать взвешенные, спокойные заявления в связи с катастрофой «Боинга». Президент Владимир Путин и министр иностранных дел Сергей Лавров говорят о том, что сторонам конфликта на юго-востоке Украины нужно как можно скорее прекратить боевые действия и сесть за стол переговоров. Министерство обороны РФ публично задает украинским коллегам вопросы. Российские власти выступают за международное расследование и за доступ экспертов к месту трагедии.

Вместе с тем российская политика оказалась совершенно не готова к тому, что случилось в небе над Донецкой областью. В последние недели обозначилось намерение Кремля постепенно выходить из украинского конфликта. Сообщения об успехах «антитеррористической операции» украинских войск совпадали с публикацией данных соцопросов, согласно которым большинство россиян не поддерживают потенциальный ввод войск в Украину. Российское телевидение продолжало обличать «карателей», доходя порой до совершенно невероятных историй. Вместе с тем было понятно, что серьезной военной поддержки ополченцам Россия не окажет, а без нее они обречены.

Одновременно постепенный выход России из конфликта был негласным. Никакого публичного, официального компромисса с украинскими властями или Западом оформлено не было. Не сложилось общего языка, на котором и Киев, и Москва были бы готовы говорить о ситуации на юго-востоке. Ополченцы для Киева так и остались террористами и сепаратистами. Антитеррористическая операция для Москвы так и осталась карательной.

Москва не дистанцировалась от ополченцев публично и однозначно, отстранение происходило лишь на уровне полутонов, умолчаний, намеков. Вместе с тем Москва подчеркивала, что влияния на ополченцев не имеет, принудить их ни к чему не может. В последнее никто ни в Киеве, ни на Западе не верит. Не дистанцировавшись от ополченцев, Кремль оказался в уязвимом положении: что бы ни совершили противники киевских властей, отвечать за это должна именно Россия.

Когда случилась трагедия с «Боингом», в Рунете появилась версия следующего содержания: Запад и Киев все свалят на ополченцев, а Москва умоет руки и сможет выйти из украинской истории. Однако поскольку публичного отстранения России от ДНР и ЛНР не было, то и умыть руки не получится. Вашингтон, например, уже обозначил примерную интерпретационную матрицу для происшествия с «Боингом»: без помощи России ополченцы не смогли бы сбить самолет.

Если международная комиссия сделает вывод, что «Боинг» сбили «сепаратисты», Россия уже не сможет занять позицию третьей стороны. Никто не станет увещевать ополченцев, Киев и Петр Порошенко получат однозначный мандат на их ликвидацию, а предлагаемая Москвой схема переговоров не будет считаться приемлемой ни на каком уровне. Над Москвой же нависнет угроза новых экономических санкций и частичной изоляции. Российским властям, не привыкшим оправдываться, придется включать режим конфликта интерпретаций. Будет запущена собственная подробная версия событий вокруг «Боинга», довольно убедительная применительно к внутренней аудитории и маргинальная применительно к аудитории внешней. Согласно этой версии, ответственность за гибель пассажиров несет Украина, а Запад должен «приструнить своих марионеток».

Общий язык, на котором могли бы говорить Москва, Киев, Вашингтон, Берлин и Брюссель, не был найден до катастрофы, а после его будет найти еще сложнее. Произошло событие, не позволяющее выстроить компромиссную интерпретацию, в рамках которой и Кремль мог бы постепенно выйти из украинской игры, сохранив лицо, и Киев мог бы довести до конца свою операцию на юго-востоке. 

http://www.ng.ru/editorial/2014-07-22/2_red.html
22 Июля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов