Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в России в 2013 году. ч. 3

Основные направления преследований

 

Религиозные группы

В 2013 году количество неправомерных преследований членов религиозных и религиозно-политических групп за экстремизм превышало количество неправомерных преследований политических и гражданских активистов.

Как и в предыдущие годы, антиэкстремистское законодательство чаще всего применялось к последователям религиозно-политической партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», которая была запрещена в 2003 году как террористическая. Напомним, мы считаем этот запрет неправомерным, поскольку «Хизб ут-Тахрир» не практикует насилия и не рассматривает его как метод своей борьбы за построение всемирного Халифата. Кроме того, в решении суда не был назван ни один факт подобной деятельности сторонников партии. В связи с упомянутым нами выше законом о введении комплекса новых антитеррористических мер, принятым в октябре 2013 года, положение российских сторонников партии значительно ухудшается. Если раньше их преследовали по ст. 2822 УК за организацию и участие в запрещенной за экстремизм организации, теперь их деятельность подпадает под новую ст. 2055 УК, карающую за организацию деятельности террористической организации и участие в ней, а эта статья предусматривает несравнимо более длительные сроки заключения. В 2013 году ст. 2055к последователям «Хизб ут-Тахрир» не применялась[8], в основном действовала старая схема преследования по ст. 2822, однако в Челябинске в ноябре 2013 года пять человек были осуждены за причастность к деятельности «Хизб ут-Тахрир» не только по ч. 2 ст. 2822, но и по ч. 1 ст. 2051 УК («Вовлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению»), а также по ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК («Приготовление к насильственному захвату власти»). Четверо сторонников «Хизб ут-Тахрир» были приговорены к 6 годам лишения свободы в колонии строгого режима, а также штрафу в размере 150 тысяч рублей, пятый – к 6,5 годам колонии строгого режима; всем было назначено дополнительное наказание в виде года ограничения свободы после освобождения из мест лишения свободы. При этом обвинения в подстрекательстве к терроризму и подготовке насильственного захвата власти были выдвинуты лишь на основании партийной активности подсудимых (собрания, распространение литературы и т.п.), никаких других подтверждений этих обвинений не было представлено. Правозащитный центр «Мемориал» объявил всех осужденных по этому делу политзаключенными.

В начале апреля 2013 года в Москве было предъявлено обвинение по тем же ст.ст. 30 и 278 УК четверым сторонникам «Хизб ут-Тахрир», ранее задержанным в рамках расследования дела по ч. 1 ст. 2822 УК. В Уфе в августе аналогичные обвинения были выдвинуты против четверых местных жителей, ранее также обвинявшихся по ч. 1 ст. 2822 УК, они были арестованы. Наконец, по подозрению в преступлениях, подпадающих под три вышеуказанные статьи, в декабре были арестованы трое последователей «Хизб ут-Тахрир» в Дагестане.

Что касается обвинений против членов «Хизб ут-Тахрир» по ст. 2822 УК, мы больше не включаем подобные дела в нашу статистику. Как мы отмечали и раньше, идеология этой партии имеет признаки экстремизма в смысле российского законодательства, однако российские власти никогда не рассматривали этот вопрос по существу. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ, принимая решение по жалобе Юсупа Касымахунова и Марата Сайбаталова в марте 2013 года, вынес особое постановление относительно деятельности «Хизб ут-Тахрир». В жалобе Касымахунова и Сайбаталова было указано, что решение об их осуждении как членов «Хизб ут-Тахрир» принималось до того, как было опубликовано принятое в закрытом режиме решение Верховного суда РФ о запрете этой организации как террористической. ЕСПЧ согласился с доводами осужденных и указал на нарушение российскими судами ст. 7 Европейской конвенции о защите прав человека, которая гласит, что «никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления, которое согласно действовавшему в момент его совершения внутреннему или международному праву не являлось уголовным преступлением».

Однако в отношении партии в целом ЕСПЧ заявил, что хотя ни учение, ни практика «Хизб ут-Тахрир» не позволяют считать организацию террористической, есть много черт, позволяющих государству запретить эту организацию. В числе таких черт – призывы к свержению существующих политических систем и установлению диктатуры, основанной на шариате; антисемитизм и радикальная антиизраильская пропаганда (за что «Хизб ут-Тахрир», в частности, была запрещен в Германии в 2003 году); категорическое отвержение демократии и политических свобод и признание правомерным применения силы против стран, которых партия рассматривает как агрессоров против «земель Ислама». И хотя прямых призывов к насилию в идеологии «Хизб ут-Тахрир» нет, а оправдание насилия против демократии как таковой «заморожено» до начала джихада, который будет вести восстановленный каким-то образом халифат, цели «Хизб ут-Тахрир» явно противоречат ценностям Европейской конвенции о правах человека, в частности, приверженности мирному урегулированию международных конфликтов и неприкосновенности человеческой жизни, признанию гражданских и политических прав, демократии. Все это делает невозможной постановку вопроса о распространении на членов организации ст. 9, 10 и 11 Европейской Конвенции о правах человека, защищающих свободу совести, свободу слова и свободу собраний.

Признавая справедливость решения ЕСПЧ, мы полагаем, что российским властям следовало бы пересмотреть дело о запрете «Хизб ут-Тахрир», сделав акцент не на мнимой террористической активности членов партии или не имеющей места подготовке к захвату власти, а на потенциально опасных элементах партийной пропаганды. Мы продолжаем отслеживать неправомерные дела, когда приверженцев «Хизб ут-Тахрир» голословно обвиняют в насильственных действиях или подготовке к ним, а также случаи неправомерного запрета материалов партии, не содержащих, с нашей точки зрения, опасной пропаганды. К сожалению, содержание материалов «Хизб ут-Тахрир», как правило, не рассматривается в судах по существу, их запрещают просто по ассоциации с запрещенной организацией.

Так, в рамках челябинского дела один из осужденных был также признан виновным по ч. 1 ст. 280 УК в публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности лишь на основании распространения видеоролика, призывающего бойкотировать выборы.

В августе 2013 года стало известно, что Роскомнадзор вынес предупреждение редакции и учредителю ханты-мансийского информационного агентства «Муксун.fm» за публикацию в интернете материала «Они не появляются в мечетях», в котором была лишь процитирована запрещенная книга основателя партии Такиуддина Набхани «Концепция Хизб ут-Тахрир».

Автор материала критиковал установки «Хизб ут-Тахрир» и приводил цитаты из книги Набхани в подтверждение своей позиции, поэтому наложение санкций на публикатора в данном случае совершенно необоснованно.

В 2013 году было вынесено три приговора по ст. 2822 УК последователям неправомерно запрещенного религиозного движения «Таблиги Джамаат». Это движение было запрещено как экстремистское несмотря на то, что оно занимается исключительно насаждением исламских религиозных практик и не замечено в призывах к насилию.

В Оренбурге за «создание ячейки» «Таблиги Джамаат» в Соль-Илецке был приговорен к штрафу в 200 тысяч рублей по ч. 1 ст. 2822 УК один человек, а в самом Соль-Илецке один из его последователей был оштрафован по той же ч. 1 ст. 2822 УК на 250 тысяч рублей, еще трое были признаны виновными в участии в деятельности ячейки по ч. 2 ст. 2822 УК и оштрафованы на 150, 100 и 50 тысяч рублей. Житель Канска (Красноярский край) за проведение религиозных собраний с целью распространения идей движения был оштрафован по ч. 1 ст. 2822 УК на 100 тысяч рублей.

Еще одно дело по ч. 1 ст. 2822 УК против адептов «Таблиги Джамаат» – имамов Сержана Сватова и Хайдар-Али Бугусынова из села Кош-Агач Алтайского края, возбужденное годом ранее, находилось в 2013 году в производстве, решение по нему было вынесено весной 2014 года[9].

Кроме того, в отношении последователей «Таблиги Джамаат» было возбуждено как минимум два новых уголовных дела: по ч. 2 ст. 2822 УК против жителя Саяногорска (Хакасия) и по чч. 1 и 2 той же статьи – против пятерых жителей Новосибирской области.

Преследование мусульман, изучающих безосновательно запрещенные труды турецкого богослова Саида Нурси, в 2013 году в сравнении с предшествующим годом активизировалось. За организацию деятельности несуществующей, но, тем не менее, запрещенной организации «Нурджулар»[10] по ч. 1 ст. 2822 УК было вынесено два обвинительных приговора – по громкому делу новосибирских имамов Ильхома Меражова и Камиля Одилова, а также по делу жителя Санкт-Петербурга Ширази Бекирова. Несмотря на резонанс дела и попытки мусульманского сообщества заступиться за имамов, Меражов и Одилов были приговорены за организацию ячейки «Нурджулар» к году лишения свободы условно. Имамы обратились с жалобой на приговор в ЕСПЧ. Напомним, единственным поводом для их преследования стал тот факт, что они изучали с другими мусульманами книги Нурси. Бекиров, обвинявшийся в организации собраний, где также изучали сочинения Нурси, был арестован и до суда провел шесть месяцев в тюрьме. Суд приговорил его к шести месяцам колонии-поселения; ему был зачтен срок предварительного заключения, и через несколько дней после вынесения приговора Бекиров был освобожден.

Еще одно дело по ч. 1 ст. 2822 УК, открытое в 2012 году по обвинению в создании ячейки «Нурджулар» против жителя Калининграда, находилось в 2013 году в производстве и уже в начале 2014 года было закрыто за истечением срока давности.

В 2013 году было возбуждено пять новых уголовных дел об организации «ячеек Нурджулар» по ч.ч. 1 и 2 ст. 2822 УК: против жителя Ростовской области, против семи жителей Пермского края, против жительницы Красноярска, кроме того, два уголовных дела было возбуждено против двоих жителей и одной жительницы Набережных Челнов.

Центральный районный суд Калининграда в феврале признал экстремистскими материалами сразу 14 книг и 2 брошюры Нурси, причем четыре из них оказались запрещены повторно. Суд согласился с выводами экспертизы, согласно которым «книги и брошюры указанного автора являются единым комплексом средств психологического воздействия на сознание, волю и поведение человека, содержат признаки разжигания религиозной розни, формируют неприязнь к другим религиям и искажают информацию о них, посягают на права и свободы граждан, не исповедующих ислам». Очевидно, ухватившись за формулировку «единый комплекс», изобретенную экспертами прокуратуры Татарстана для характеристики сочинений Нурси еще в середине 2000-х, правоохранительные органы Калининграда не потрудились не только изучить содержание книг, но даже сравнить их перечень с Федеральным списком экстремистских материалов, запретив все скопом по ассоциации с «Нурджулар».

Отметим, что в 2013 году так и не был пересмотрен аналогичный, но куда более массовый запрет исламской литературы по ассоциации с «Нурджулар» – запрет 68 мусульманских религиозных материалов Ленинским районным судом Оренбурга в марте 2012 года. Рассмотрение 14 жалоб на это решение началось в областном суде еще в сентябре 2012 года, но так и не было завершено.

Тем временем административное преследование за распространение материалов из «оренбургского списка», среди которых немало весьма авторитетных для мусульман трудов, продолжается. В 2013 году нам известно не менее 12 подобных случаев привлечения к ответственности по ст. 20.29 КоАП. В Санкт-Петербурге из-за обнаруженных в молельной комнате двух экземпляров книги из «оренбургского списка» усилиями прокуратуры едва не был закрыт исламский культурный центр.

Кроме того, за распространение книги Нурси «Основы искренности», запрещенной Коптевским районным судом Москвы еще в 2007 году, в Усолье-Сибирском к ответственности по ст. 20.29 КоАП был привлечен один человек.

За наличие запрещенных книг Нурси в библиотеках исправительных колоний Новосибирской области и Ульяновска, а также ульяновской тюрьмы к дисциплинарной ответственности были привлечены сотрудники ФСИН.

В 2013 году в Волгограде были признаны экстремистскими два сайта, на которых были размещены книги Нурси из собрания «Рисале-и Нур», в том числе запрещенные.

Общее число случаев преследования мусульман по ст. 20.29 КоАП за распространение неправомерно запрещенной исламской литературы составило в 2013 году два десятка.

Пять сайтов были признаны в 2013 году экстремистскими Пятигорским городским судом из-за одного и того же запрещенного исламского видео, лекции Халида Ясина «Чуждые» – посвященные религиозным вопросам мусульманские сайты al-hakk.com и firdauz.ucoz.net, крупный казахстанский развлекательный портал www.kiwi.kz, сайт с объявлениями о продаже недвижимости на корейском языке www.mlook.com и система поиска медиафайлов www.wikibit.net. Запрещенные сайты в целом не имели отношения к экстремистской пропаганде и содержали массу разнообразных материалов. Правоохранительные органы могли потребовать у администраторов сайтов удалить запрещенный материал, а при отсутствии реакции блокировать к нему доступ, а не запрещать сайты целиком. Кроме того, неправомерным был сам запрет видео Ленинским районным судом Краснодара летом 2012 года. Халид Ясин в этой лекции противопоставляет исламскую религиозность искушениям современного мира и западной цивилизации, однако не проповедует насильственный путь разрешения конфликта.

Самым громким и скандальным запретом исламского духовного сочинения в 2013 году стало решение Октябрьского районного суда Новороссийска, признавшего экстремистским «Смысловой перевод священного Корана на русский язык» азербайджанского религиозного философа Эльмира Кулиева. Этот перевод не имеет принципиальных отличий от других переводов Корана. Возможно, идея запрета посетила правоохранителей из-за того, что ранее была – также неправомерно – запрещена другая книга Кулиева, посвященная Корану. Так или иначе, эксперты предъявили к переводу Кулиева претензии, которые могут быть предъявлены к любому древнему религиозному сочинению: в книге содержатся «высказывания, в которых негативно оценивается человек или группа лиц по признакам отношения к определенной религии (в частности, не мусульманам); содержатся высказывания, в которых речь идет о преимуществе одного человека или группы лиц перед другими людьми по признаку отношения к религии, в частности, мусульман над не мусульманами; высказывания, содержащие положительную оценку враждебных действий одной группы лиц по отношению к другой группе лиц, объединенных по признаку отношения к религии, в частности, мусульман по отношению к не мусульманам; а также высказывания побудительного характера, по смысловому пониманию призывающие к враждебным и насильственным действиям одну группу лиц по отношению к другой группе лиц, объединенных по признаку отношения к религии, в частности, мусульман по отношению к не мусульманам». Суд счел эти претензии достаточными для запрета кулиевского Корана.

Этот запрет вызвал невиданную ранее волну возмущения среди российских мусульман. Почти, пусть и не совсем, единодушная и громкая реакция верующих привела к тому, что запрет удалось обжаловать: в декабре Краснодарский краевой суд отменил решение о признании книги экстремистской.

Протест против запрета перевода Корана послужил поводом для возбуждения уголовного дела против верующих в Челябинске. В сентябре внимание правоохранительных органов привлекли баннеры с цитатами из Корана и плакаты «Ислам запрещен в России», «Мусульмане! Нас 20 млн. в России, а наш Коран запрещен!», развешенные по городу. Ни баннеры, ни плакаты не содержали признаков экстремизма, однако их демонстрирование стало частью обвинения по ст.ст. 282 и 2822УК, предъявленного четверым жителям Челябинска, которым также вменили в вину распространение листовок «Хизб ут-Тахрир» в день протеста против запрета Корана и организацию автопробега с флагами партии зимой 2012 года.

В феврале 2013 года российскими судами были, как мы считаем, неправомерно запрещены три религиозные организации.

Советский районный суд Казани признал экстремистской и запретил деятельность общины Файзрахмана Саттарова (называемой обычно общиной файзрахманистов), которая существовала на территории Казани с 1990-х годов. Ее лидер, бывший заместитель муфтия Татарстана, считает себя посланником (но не пророком) Аллаха, а своих последователей – единственными истинными мусульманами. Община вела замкнутый, но не агрессивный образ жизни. Претензии прокуратуры были вызваны тем, чтоглава религиозной группы обязывал членов группы«вести изолированный образ жизни, запрещал обращаться в медицинские учреждения, отдавать детей в школы»Эти претензии, вполне обоснованные, не давали повода для запрета общины за экстремизм. Мы также считаем неправомерным признание экстремистским рукописного сборника молитв файзрахманистов. Весной 2014 года община была выселена с участка на одной из улиц Казани, который она, по утверждению правоохранительных органов, занимала незаконно.

Суд Кизильского района Челябинской запретил деятельность религиозной организации «Орда», действовавшей в поселке Измайловский, как экстремистской. С нашей точки зрения, запрет следовало мотивировать по-другому. В результате проверки деятельности «Орды», прокуратура обнаружила случаи применения нетрадиционных методов лечения, случаи постановки диагнозов людьми, не имеющими медицинского образования, факты отказа от традиционного лечения, а кроме того пришла к заключению, что «под влиянием специальных приемов психологического воздействия психическому здоровью граждан причиняется вред в виде усиления внушаемости, формирования зависимой личности, аффективной вовлеченности в псевдорелигиозное учение». Все это не имеет отношения к антиэкстремистскому законодательству.

Новосибирский областной суд признал экстремистской религиозную организацию «Алля аят» («Эллэ Аят») и запретил ее деятельность. Последователи «Алля аят» предлагали излечение от всех болезней с помощью неких текстов и прикладывания к больным местам журнала «Звезда Селенной» (так!). По мнению экспертов, «адепты религиозной группы применяли к гражданам методы психологического воздействия, причиняющие вред физическому и психическому здоровью человека». Анализируя тексты и видеоматериалы, эксперты «выявили психологические факторы, возбуждающие ненависть и вражду между людьми по признаку религиозной принадлежности, пропагандирующие абсолютное превосходство адептов религиозной группы по сравнению с другими людьми». Они также указали, что «авторы текстов использовали специальные языковые средства для целенаправленной передачи отрицательных установок по отношению к мировым религиям». Пропаганда превосходства собственной веры и негативные установки в отношении приверженцев других религий естественна для верующих, при отсутствии агрессивных проявлений ни то, ни другое нельзя счесть признаком экстремизма. И в этом случае прокуратуре стоило поискать другой повод для роспуска организации, против лидера которой было заведено уголовное дело о мошенничестве.

Против Свидетелей Иеговы в 2013 году не было вынесено ни одного обвинительного приговора по уголовным антиэкстремистским статьям, одно дело по обвинению в возбуждении религиозной ненависти (ч. 1 ст. 282 УК) против последовательницы Свидетелей Иеговы из Ахтубинска, возбужденное в 2011 году, было закрыто с признанием права на реабилитацию.

Но, к сожалению, были возбуждены и новые уголовные дела. Проповедование «превосходства вероучения Свидетелей Иеговы» над другими религиями и распространение материалов Свидетелей послужило поводом для преследования по ч. 1 ст. 282 главы общины в Тобольске Ильнура Аширмаметова (дело, впрочем, было закрыто в январе 2014 года). По п. «в» ч. 2 ст. 282 УК («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства, совершенное организованной группой») было возбуждено дело в связи с деятельностью общины Свидетелей Иеговы Сергиево-Посадского района Московской области, прошли обыски в богослужебном здании и в квартире главы общины.

В 2013 году начался суд по делу 16 Свидетелей Иеговы в Таганроге. Напомним, в 2009 году местная община была запрещена как экстремистская, в 2011 году было возбуждено дело по ч. 1 и 2 ст. 2822 УК по факту продолжения ее деятельности, а также по ч. 4 ст. 150 УК («Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления») в связи с  участием детей в молитвенных собраниях. В 2012 году суд признал предъявление обвинения по этому делу незаконным, однако оно тут же было предъявлено вновь. В течение 2013 года судебные заседания продолжались, но приговор так и не был вынесен. Кроме того, аналогичное обвинение было предъявлено тем же следователем пятерым последователям Свидетелей Иеговы в Ростове-на-Дону.

Пятеро Свидетелей Иеговы были приговорены в 2013 году к штрафу по ст. 20.29 КоАП за распространение запрещенных религиозных брошюр, один из них позже был оправдан.

В августе 2013 года Центральный районный суд Твери признал экстремистским официальный сайт Свидетелей Иеговы jw.org, однако в январе 2014 года Тверской областной суд отменил это решение.

Российские суды продолжали запрещать литературу Свидетелей. Так, в Биробиджане и Краснодарском крае запретили по одной брошюре, в Красноярске – три, а Тракторозаводский районный суд Челябинска начал рассматривать дело о запрете сразу 95 изданий Свидетелей Иеговы.

Мы расцениваем преследования Свидетелей Иеговы как религиозную дискриминацию.

Житель Ростовской области был оштрафован по ст. 20.29 КоАП за хранение в целях распространения 10 изданий китайской духовной практики «Фалунь Дафа». Отметим, что несколько материалов «Фалунь Дафа» были без всякого основания запрещены в 2011 году и жалобу по этому делу рассматривает ЕСПЧ. Однако они не входят сейчас в Федеральный список экстремистских материалов, поэтому ростовчанин мог не знать о том, что совершает правонарушение.

В 2013 году Егорьевский городской суд признал экстремистской литературу религиозной организации «Белое братство». Суд поддержал мнение экспертов, что в этих текстах «содержатся высказывания, призывающие к пропаганде исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признакам религиозной принадлежности, нарушению прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его религиозной принадлежности, возбуждению религиозной розни». Мирный характер религиозного учения «Белого братства» позволяет предположить, что эти материалы были запрещены неправомерно.

В 2013 году власти продолжали практику преследования за возбуждение ненависти публичных критиков Русской православной церкви и любителей  атеистической риторики.

Летом стало известно, что Следственный комитет по Свердловской области возбудил уголовное дело по ст. 282 УК по факту публикаций в блоге пятидесятника из Асбеста Петра Ткалича. В уголовном деле фигурируют два текста, опубликованные Ткаличем в 2006 году, – «Кипящий котел» и «Кипящий котел – 2». Оба они содержали критику патриарха Кирилла и установок современных православных, однако в них не было каких-либо призывов к противоправным действиям. Напомним, согласно Постановлению Пленума Верховного суда РФ № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» 2011 года,«критика политических организаций, идеологических и религиозных объединений, политических, идеологических или религиозных убеждений, национальных или религиозных обычаев сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти или вражды». В 2013 году Ткалич и члены его семьи находились в статусе свидетелей, по делу была назначена экспертиза.

В мае Следственный отдел по Домодедово Главного следственного управления СКР Московской области возбудил уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК в отношении жителя Домодедова Романа Матвеева по обвинению в публикации на городском форуме Домодедова, в ветках «Православие», «РПЦ (в комиксах)» и «Атеизм», семи демотиваторов на религиозную тему. По версии следствия, «графические изображения и высказывания» были направлены «на возбуждение ненависти и вражды, а также унижение достоинства группы лиц по признаку отношения к религии, высказывая и показывая негативные оценки установки, выражения оскорбительного характера в отношении религиозных групп – православных и мусульман, сравнивая их с фашистами, выражая ненависть, враждебность, циничность, пропагандируя тем самым вызов бурной реакции у религиозных групп». Как утверждает Матвеев, один из демотиваторов представлял собой фото патриарха Кирилла с цитатой из его выступления, еще на одном изображен человек с повязкой на голове с Кораном в руке, рисунок подписан «Вы не верите, что ислам — религия мира и любви? Тогда мы идем к вам». Матвеев был включен в так называемый список Росфинмониторинга, из-за чего блокируются его финансовые операции, из-за следственных действий у него также возникли проблемы по месту работы. Мы полагаем, что преследование Матвеева неправомерно. Публикация сатирических картинок без подстрекательских призывов в разделе форума, специально посвященном атеизму, не подпадает под ст. 282 УК.

Летом в Орле начался процесс о запрете четырех публикаций с популярного местного сайта – orlec.ru. «Орлец», позиционируя себя как свободная онлайн-энциклопедия, предоставляет возможность всем желающим анонимно и иронически высказаться о жизни города, в том числе и о политике городских властей. Годом ранее суд запретил три ксенофобные публикации, выложенные на сайт через анонимные прокси-серверы и оперативно удаленные администраторами сайта. Но на этот раз дело было инициировано коллективным обращением «православной общественности» в УФСБ по Орловской области с требованием «проверить на наличие состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ» несколько размещенных на нем материалов. Эксперты пришли к выводу, что «в представленных материалах имеются высказывания враждебного и/или уничижительного характера по отношению к лицам определенной конфессиональной группы, а именно к представителям православного вероисповедания». Мы не согласны с результатами экспертизы, поскольку ее авторы расценили как признаки вражды к православным не имеющие ничего общего с экстремизмом иронические и критические высказывания в адрес церковнослужителей, включая нераспознанные цитаты из «Повести временных лет». Суд отправил материалы на новую лингвистическую экспертизу. Между тем по факту их публикации было возбуждено уголовное дело по ст. 282 и проведены обыски у главного редактора информационного агентства «ЦентрРус» Дмитрия Краюхина, одного из авторов сайта Никиты Щетинина, по месту прописки другого автора «Орлеца» Виктора Зырянова, а также в редакции сайта. Были изъяты компьютеры и большое количество носителей информации.

О развитии дела участниц группы «Pussy Riot» мы расскажем ниже, в разделе о преследовании политических и гражданских активистов.

Весь доклад - http://polit.ru/article/2014/04/30/antiextremism/#ultr002

18 Июля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro Родину

Архив материалов