Почему экономические реформы в России терпят неудачу?

Реформы – это наука, и у нас они неэффективно проводятся, потому что мы часто слепо копируем лучшие образцы с Запада. Мы берем то, к чему пока не готовы, до чего нам нужно еще дорасти, и это не приживается на нашей почве. Это один взгляд на российские реформы, принадлежащий академику Виктору Полтеровичу.
 
Второй взгляд отстаивает руководитель Экономической экспертной группы (ЭЭГ) Евсей Гурвич: реформы – это не наука, а политика, учет баланса интересов. Реформы не идут так, как нам хотелось бы, потому что большая часть реформ, которые не затрагивают влиятельных интересов, уже проведена. Остальные либо блокируются теми или иными влиятельными группами, либо не проводятся из опасения, что окажутся непопулярными у населения. Поэтому искусство реформ не в том, чтобы выбрать те реформы, которые подходят для наших условий, а в том, чтобы выбрать те, для которых можно создать достаточную базу поддержки среди граждан.
 
Кто именно прав, Полтерович и Гурвич выясняли в четверг, 15 мая на диспуте Ассоциации независимых центров экономического анализа (АНЦЭА) в МГУ. Разумеется, прийти к общему мнению по такому философскому вопросу невозможно, но никто этого и не ждал. Slon приводит наиболее интересные аргументы сторон и презентации обоих экономистов, а также аудиозапись (65 мегабайт, MP3).
 
Виктор Полтерович начал с перечисления типичных ошибок реформаторов:
  • «Макроэкономические законы универсальны».
  • «Частная собственность (почти) всегда лучше государственной».
  • «Государство в экономике – это «ночной сторож».
  • «Планировать не нужно, рынок все решит сам».
  • «Надо продолжать реформы – независимо от издержек».
  • «Правительство не должно проводить "популистскую" политику».
  • «Шоковая терапия – лучшая из стратегий».
  • «Заимствовать надо лучшее».
Хотя, по его словам, экономисты уже в основном поняли, что это мифы, но у них появился новый фетиш – институциональные реформы. Имеется в виду снижение коррупции, административных барьеров, внедрение прозрачности, подотчетности и т. п., что должно в итоге привести к экономическому росту. Полтерович повторил свой любимый тезис о том, что такие реформы хорошо проходят, когда общество созрело для них, но терпят крах, когда к ним принуждают. Например, в странах с неразвитым фондовым рынком и отсутствием культуры накопления введение накопительной пенсионной системы часто заканчивается откатом к перераспределению. То, что институты не приводят автоматически к росту экономики, Полтерович обосновал так: «Мы имеем редкие примеры стран, которые стали демократическими до того, как стали богатыми».
 
 




Евсей Гурвич в доказательство своей точки зрения предложил посмотреть на место России в рейтингах Всемирного экономического форума (ВЭФ). Высокие места означают то, что реформы в этих сферах проведены успешно. Почему именно в них? «Где интересы (разных групп влияния. – Slon) выражены не так явно и где решения принимаются более-менее централизовано, там мы на высоких местах», – отвечает Гурвич. Например, у России сравнительно высокие (то есть выше сотой строки) места в рейтинге ВЭФ по макроэкономической среде (19- место), эффективности рынка труда (72- место) и распространенности рыночного доминирования, то есть, проще говоря, по борьбе с монополизмом – 93-е место. Госрегулирование, таможня, барьеры для внешней торговли – по этим параметрам у нас 120-е место или ниже.

 

 
Почему экономическиереформы в России терпятнеудачу?
Е.Гурвич
(
Экономическая экспертная группа)
Диспут-клуб АНЦЭА15 мая 2014
 
 
 
 
 
 
 
 
 
http://slon.ru/economics/polterovich_vs_gurvich-1099004.xhtml
16 Мая 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов