Дагестан объявлен столицей «финансового криминала»

Деньги любят воздух

Дагестан объявлен столицей «финансового криминала». Но почему тогда деньги везут не туда, а оттуда?

 

Дагестан объявлен столицей «финансового криминала». Но почему тогда деньги везут не туда, а оттуда?

Магомед Каратов
Задержание в аэропорту «Внуково»
 

Больше года в Дагестане идет масштабная операция по зачистке финансового сектора. Центральный банк России официально объявил войну «незаконным банковским операциям» в республике.

Лицензии отзываются, арбитражные суды выносят решения о банкротстве, кредитные организации закрываются. Однако ни одного имени крупного игрока теневого сектора не озвучено.

В марте 2013 года на самом высоком уровне дали понять: в Дагестане грядут финансовые спецоперации. По словам премьер-министра Дмитрия Медведева, открылись «беспрецедентные хищения и фальсификации». Дагестан тут же окрестили крупнейшей обнальной конторой страны (по данным Росфинмониторинга, по количеству банков трехмиллионный Дагестан уступает только Санкт-Петербургу и Москве). Медведев подчеркнул, что обстановка в дагестанском банковском секторе подрывает экономическую устойчивость страны. «Это абсолютно недопустимо. Это преступление», — возмущался премьер-министр.

Ситуацию подстегивал еще и тот факт, что Россия, председательствовавшая на тот момент в рамках «большой двадцатки» (G20), сделала тему банковского надзора и контроля одним из своих приоритетов в повестке дня. На этом фоне скандал с банковскими аферами в южной республике заставлял скептически относиться ко всем заявлениям российской стороны о стремлении к «чистоте банковского сектора».

Поводом к началу войны послужили два не связанных между собой события. Банкротство дагестанского банка «Экспресс» в январе 2013 года и арест в марте того же года в московском аэропорту «Внуково» сотрудников частного охранного предприятия «Карат-1».

 

«Карат»

28 марта 2013 года в аэропорту «Внуково» были задержаны 20 сотрудников ЧОП «Карат», перевозивших в сумках около 600 миллионов рублей наличными. Об этой громкой операции и о том, как был устроен рынок черного нала в Дагестане, «Новая» подробно писала (материал Романа Анина «Обнал-2», № 68 от 26 июня 2013 г.). С тех пор стали известны новые подробности этого резонансного дела.

«Магомед Каратов создал свою фирму в 2007 году, — рассказал «Новой» один из крупных московских обнальщиков. — Крепкие парни в спортивных костюмах перевозили обналиченные деньги из Дагестана в Москву. Очень быстро их услуги стали настолько востребованы, что «Карат» превратился в монополиста на этом рынке. Ежедневно чоповцы возили в столицу минимум по полмиллиарда рублей. Секрет успеха — личная гарантия Магомеда Каратова. Какие бы суммы ни перевозились, перевозчики не присвоят ни копейки. Хотя московские силовики «щипали» их нещадно, периодически «отжимая» деньги либо на территории аэропорта, либо за его пределами. Но до уголовных дел никогда не доходило. «Проблемы» привели лишь к тому, что Каратов снизил плату за перевозку с 0,3% от суммы до 0,11%».

В 2013 году за «Карат» взялись серьезно, задержание в аэропорту проводила не транспортная милиция, а сотрудники ФСБ, МВД и ФСО.

Когда задержанных доставили в Солнцевский суд для избрания меры пресечения, судья отказалась арестовывать чоповцев. «Нам сказали: статья 172 УК РФ «Незаконная банковская деятельность» — экономическая, все фигуранты дела ранее не судимые, и основания заключать их под стражу нет, — вспоминает один из бывших оперативников МВД, проводивших задержание. — Удалось лишь оставить задержанных на 72 часа, и мы стали думать, что делать дальше».

Спустя 72 часа в деле № 57324 добавилась еще одна уголовная статья — 210-я — «Организация преступного сообщества». Статья тяжелая, где без ареста уже не обойтись. На тот момент дело вело управление по расследованию организованной преступной деятельности и коррупции Следственного департамента МВД РФ. В рамках расследования были арестованы владельцы «Карата» — Магомед Каратов и его брат Магомедрасул. В ходе следствия опера вышли не только на крупных заказчиков, чьи деньги «каратовцы» доставляли в Москву, но и на их покровителей в ФСБ и МВД. (Большинство фамилий уже фигурировали в уголовном деле в отношении дагестанских банков «Рубин» и «Антарес» (2007 год). Тогда следствие выяснило, что через эти два небольших банка «московские предприниматели» за год отмыли 88 миллиардов рублей.) Но фигуры оказались настолько высокими, что следствие не решилось громко назвать их имена. Поэтому главарь ОПС «отсутствовал» в деле в течение пяти месяцев.

В итоге долгих поисков следователи вышли на депутата Левашинского района Дагестана Абдуллу Гасанова. С одной стороны, есть доказательства его сотрудничества с «Каратом», а с другой — он депутат, а значит, на законодательном языке «спецсубъект», который вполне мог крышевать перевозку денег, обеспечивая перевозчикам беспрепятственный проход через VIP-зону в аэропорту. И к августу 2013-го было готово постановление о привлечении Гасанова А.И. в качестве обвиняемого. Так в уголовном деле «каратовцев» появился главарь, а следователи МВД наконец-то избавились от «неудобного» дела, передав его в главное управление СКР. По закону уголовные дела в отношении «спецсубъектов» имеет право расследовать только главное управление Следственного комитета. Гасанова объявили в розыск.

Задержали депутата совсем недавно и совсем случайно. Жил Гасанов в Дагестане, особо не скрываясь. Но в начале марта этого года он отправился на рейсовом автобусе из Махачкалы в Волгоград. Депутат не учел, что после терактов в Волгограде (смертница, взорвавшая пассажирский автобус в октябре 2013 года, прибыла из Дагестана именно таким путем) меры безопасности были усилены. И на первом же посту ДПС при проверке паспортов у пассажиров Гасанов Абдулла Ибрагимович, 1962 года рождения, был задержан…

Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого, Гасанов в 2011 году создал и возглавил преступное сообщество, занимавшееся незаконной банковской деятельностью. Роли всех участников были строго распределены. По просьбе Гасанова братья Каратовы «создали отдельные структурные подразделения» и систематически занимались «перевозкой полученных от Гасанова обналиченных денежных средств из Махачкалы в Москву». По версии следователя,  организованное преступное сообщество (ОПС) действовало с 2011 года до 28 марта 2013-го, за это время члены ОПС отмыли около полутора миллиардов рублей и «извлекли от незаконной деятельности доход в особо крупном размере на сумму не менее 45 миллионов 426 720 рублей».

Версия вроде бы стройная, если бы не заявление пресс-службы МВД сразу же после задержания чоповцев в аэропорту: «По данным оперативников, участники межрегиональной организованной группировки на протяжении семи лет без необходимых лицензионно-разрешительных документов занимались незаконными банковскими операциями, в результате которых в «теневой» сектор экономики выведено более 100 миллиардов рублей». Даты не сходятся: либо Каратовы стали работать по просьбе Гасанова с 2011 года, либо они уже семь лет присутствовали на «рынке». Второй вопрос: либо за два года было отмыто 1,5 миллиарда рублей, либо — по 14 с лишним миллиардов ежегодно, как утверждала пресс-служба МВД.

Расследование уголовного дела продолжается.

 

«Экспресс»

В конце января 2013 года Центробанк отозвал лицензию у банка «Экспресс» — крупнейшего на Северном Кавказе. Лицензия была отозвана не по причине отмывания денежных средств, как у большинства банков, а за намеренное выведение активов. По масштабам фальсификаций финансовой документации «Экспресс» стал крупнейшим банком страны. По результатам проверок Центробанка было выявлено фальсификаций на рекордную сумму  7 миллиардов рублей. Таких масштабных афер в банковском секторе России пока зафиксировано не было.

Созданный в 1994 году банк «Экс-пресс» к 2012 году стал крупнейшим работающим с населением частным банком во всем Северо-Кавказском федеральном округе. Это был единственный банк, который по масштабам обслуживания населения мог сравниться с филиалом Сбербанка в Дагестане. «Довольно часто использовали следующий метод, — рассказывает один из бывших сотрудников банка, — руководителю бюджетной организации делался щедрый подарок, «Тойота Камри», например. А в следующем месяце работники предприятия узнавали, что отныне будут получать зарплату в банке «Экспресс».

В итоге вкладчиками банка стали сотни студентов и преподавателей крупных дагестанских вузов, члены махачкалинского клуба «Анжи», сотрудники районных администраций, администрации главы Дагестана, силовых ведомств и ряда других бюджетных организаций. Поэтому отзыв лицензии у «Экспресса» стал катастрофой республиканского масштаба.

«Вплоть до последнего дня банк можно было спасти, — уверен экс-глава Национального банка Дагестана Сиражутдин Ильясов. — ЦБ до последнего дня не хотел отзывать лицензию». То есть банк можно было сохранить. Однако учредители решили пойти другим путем и перед банкротством, как впоследствии показали проверки, выжали банк как лимон. Более того, выяснилось, что за последние три месяца в банке появились 11 тысяч новых вкладчиков. Вымышленными оказались не только вклады граждан, но и выданные кредиты, ценные бумаги, сама банковская касса и даже кража имущества этой кассы, о которой заявили сотрудники банка. Агентство по страхованию вкладов утверждает, что учредители банка, зная о банкротстве, намеренно сфальсифицировали документы, увеличив на бумаге количество вкладчиков, чтобы получить компенсацию после банкротства.

«По моим данным, были не только фиктивные вклады, были и реальные люди, — говорит дагестанский адвокат Расул Кадиев, представляющий интересы десятков вкладчиков, которые до сих пор не могут вернуть свои сбережения. — Но в каждом случае нужно доказывать истину, а это, учитывая состояние финансовой документации банка, очень сложно».

Также, несмотря на одно из условий наложенных Центробанком санкций, согласно которому было запрещено менять учредителей, из списка в 15 фамилий «исчезли» девять, самыми известными из которых были имена родственников сенатора от Дагестана Ильяса Умаханова. Сравнение списков учредителей в сентябре 2012-го и в январе 2013 года показывает, что из состава учредителей исчезли два сына сенатора: Мурад Умаханов, который владел 1,11%-ной долей, Магомедсалам Умаханов — 20% и племянник Султан Умаханов — 1,25% уставного капитала.

Слухи о том, что семья Умахановых является бенефициаром банка «Экспресс», ходили давно и получили подтверждение в ходе судебного слушания в Арбитражном суде Дагестана. А тот факт, что Султан Умаханов занимает пост зампреда Сбербанка по Северному Кавказу, отчасти может объяснять и успех «Экспресса».

Возбуждено несколько уголовных дел в отношении деятельности банка «Экспресс». Учитывая масштабы хищений, самое крупное из них было передано в управление по экономической безопасности центрального аппарата ФСБ. Расследование уголовного дела продолжается.

 

***

Итоги наступления Центробанка России на Дагестан.

Сменился глава республиканского Национального банка. На место Сиражутдина Ильясова пришел Михаил Черний: опытный управленец, умеющий работать в «военных условиях», как говорят эксперты. Банковский сектор изрядно пощипали. Из 28 дагестанских банков выжило только 16.

При этом Москва, похоже, все меньше обращает внимание на мнение местных банкиров. «У нас все меньше понимания, по каким критериям отзываются лицензии, — говорит глава Ассоциации дагестанских банков Али Алиев. — 17 апреля лицензии лишился очередной дагестанский банк — «Каспий». За несколько месяцев до этого ЦБ проводил его проверку. По ее итогам, с небольшой задолженностью и рекомендацией об объединении с другим банком «Каспий» оставили на плаву. Учредители были настроены сохранить банк, прошло объединение с одним из нальчикских банков. И вдруг Центробанк лишил его лицензии».

По делу банка «Экспресс» Арбитраж­ный суд республики завален исками вкладчиков, по уголовным же делам до сих пор нет обвиняемых, и ни один из 15 учредителей банка не стал фигурантом дела. «Каратовцев» закрыли, но это совсем не значит, что поток обналиченных денег из Дагестана в Москву прекратился. Просто сейчас он совершается старым дедовским способом — частными курьерами. Каждый может доставить по 5—10 миллионов, получив при этом пару-тройку купюр по 5 тысяч рублей. Именно поэтому рейсы Махачкала—Москва по-прежнему переполнены «деловыми людьми».

Автор: Ирина Гордиенко

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/inquests/63420.html

 

1 Мая 2014
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 1 Мая 2014
У большинства т.н. уроженцев Дагестана документы удостоверяющие личность - подделка. Для установления личности необходимо проверять архивы Загсов, а они, как водится, или сгорели или утонули, ну в общем не сохранились.Эта эпидемия "зацепила" и Ставропольский край. Кто эти люди? Чем они занимаются?
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов