Крепостное право как константа русской истории

Репродукция картины Григория Мясоедова «Чтение манифеста 19 февраля 1861 года». Источник: РИА Новости

 

Репродукция картины Григория Мясоедова «Чтение манифеста 19 февраля 1861 года». Источник: РИА Новости

Подробнееhttp://rusplt.ru/society/krepostnoe-pravo-kak-konstanta-russkoy-istorii-9127.html

Интеллектуалы обсудили наследство рабства и крепостного права на XXII «Банных чтениях»

 

В Москве, в Международном обществе «Мемориал» состоялись XXII «Большие Банные чтения», которые ежегодно устраивает издательство «Новое литературное обозрение». «Чтения» становятся большим форумом, на котором широкий круг интеллектуалов обсуждает заданную организаторами тему в различных ее аспектах. В этом году «Банные чтения» были посвящены теме «Рабство как интеллектуальное наследие и культурная память».

«Русская планета» посетила одну из секций «чтений», посвященных истории крепостного права в России. С докладами выступили профессор НИУ ВШЭ Андрей Медушевский и историк, доктор наук Андрей Зубов.

Справедливость против права

Выступление Андрея Медушевского было посвящено рассмотрению крепостного права как константы русской истории. Ученый подчеркнул, что в докладе речь пойдет о юридическом понимании крепостного права, так как это позволит более строго говорить о его феномене в истории. «Что такое, собственно говоря, “константы” русской истории?  задался вопросом Медушевский.  Под ними я понимаю общие и устойчивые тенденции истории, воспроизводящие себя в разные эпохи и меняющие только свои формы. Но я беру понятие констант в кавычки, так как я убежден, что в чистом виде их не существует».

Впервые о константах в русской истории серьезно заговорили представители юридической или государственной исторический школы, такие как Борис Чичерин или Сергей Соловьев. Они указывали, что существовало несколько факторов, которые оказывали влияние на русскую историю: география, мобилизационный тип экономики, высокая роль государственных институтов в социальных отношениях. Особо важную роль сыграло сращивание государственной власти и собственности в России, когда наличие последней оказывалось в зависимости от отношений с первой. Из этой связки и проистекают причины появления особенности русского крепостного права.

Медушевский не считает рабство и крепостное право тождественными друг другу. «Раб— это вещь. А крепостной мог владеть землей. Все зависит от того, как мы интерпретируем крепостное право, как мы отвечаем на вопрос: к чему или к кому прикреплен крепостной к земле или к помещику? В чистом виде институт рабства в России известен под названием холопства, и положение холопов было значительно более несвободное, чем у крепостных», подчеркивает ученый.

Андрей Медушевский. Фото: пресс-служба Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

Андрей Медушевский. Фото: пресс-служба Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

На базе крепостного права в России происходило сращение общественного и государственного контроля. По мере того как распространялась поместная система, в России усиливалось государство. Поэтому в начале XVIII века, когда в остальной Европе институт крепостничества уходит в прошлое, в России начиная с петровских реформ происходит так называемое «второе издание» крепостного права, ставшее источником усиления государства в Российской империи. А само крепостничество в этот период максимально приближается по своей форме к рабству.

По мнению Медушевского, очень сложным и важным является вопрос о вариативности в развитии крепостного права. Он не считает, что усиление этого института было линейным и неизбежно приводило к усилению деспотической власти. «Вариативность заключается в том, что усиление крепостничества в России было связано с процессами европеизации. Она выражалась в сознательном принятии государством европейских правовых норм, отсюда возникает сложная юридическая коллизия»,  рассказывает ученый. Со времен Петра I и вплоть до отмены крепостного права идет европейская кодификация российского права, когда местные законы делают по-западному рациональными, основанными на частной собственности. Отсюда возникла проблема правового дуализма: в России к началу XIX века существовало два массива правовых норм. Первый  европейский — регулировал жизнь привилегированных сословий Российской империи и соответствовал нормам современного общества. Второй массив был крестьянский, полностью основанный на традиционных средневековых нормах. Так, нормы круговой поруки полностью отрицали европейские ценности частной собственности.

«И эти нормы противоречили друг другу, приводя к конфликту между правом и справедливостью. С одной стороны  рациональное европейской право, а с другой крестьянское представление о том, что это право несправедливо и нуждается в изменении в соответствии с крестьянскими законами. Поэтому любые попытки рационализировать отношения в деревне наталкивались на сопротивление, так как крестьяне были убеждены, что именно европеизированное право лишает их земли. Это и стало одной из главных причин революции 1917 года»,  подчеркнул Медушевский.

Но после революции некоторые нормы крепостного права возрождаются уже в советское время, поэтому важно понять, что это  константы русской истории или это сознательное использование новой властью стереотипов для своего усиления? «Я считаю, что имеет место второе. Нельзя говорить, что в XX веке мы возвращаемся в XVII век. Советская власть целенаправленно использовала крестьянские представления о справедливости, чтобы уничтожить в России европейское законодательство»,  ответил на свой вопрос ученый. Он подчеркивает, что другим важным отличием советского периода от эпохи крепостничества является то, что общество СССР  это было по сути современным массовым обществом, и о большом значении для него традиционных норм говорить не приходится, а именно они были принципиально важны для крепостничества. С юридической точки зрения важным является, что даже заключенные ГУЛАГа не могут считаться рабами. Но можно говорить, что в советское время во многом была восстановлена старая система государственных крестьян.

«Крепостное право, усиленное использованием самых негативных его последствий советской властью, продолжает и сейчас влиять на российское общество. Но речь идет о психологическом влиянии, так как с юридической точки зрения демонтаж всего наследия крепостничества произошел еще в ранние годы советского государства»,  указал Медушевский. На взгляд ученого, это влияние сегодня выражено в нескольких явлениях: ориентация на интересы государства, а не общества; уравнительные ценности и низкая мотивация к индивидуальной деятельности; круговая порука; слабость гражданского общества; недоверие людей к судебной системе; правовой нигилизм интеллигенции. По мнению Медушевского, для возникновения последнего необходимо, чтобы человек отдавал себе отчет в ценности права, а это по определению относится только к хорошо образованным людям.

В заключении своего выступления Медушевский подчеркнул, что российская история учит, что наряду с объективными социально-экономическими факторами безусловно действуют и моральные. И именно они во многом определяют реальные трансформации политического процесса в России. Поэтому, на взгляд ученого, и сегодня очень высока роль интеллигенции для дальнейшего политического развития страны.

Два русских рабовладельческих периода

Далее слово взял Андрей Зубов.  Его доклад назывался «Последствия рабства в современной России».

Андрей Зубов. Фото: Сергей Карпов / ИТАР-ТАСС

Андрей Зубов. Фото: Сергей Карпов / ИТАР-ТАСС

 

На взгляд историка, Россия пережила два периода настоящего рабства: крепостное право в период от правления Петра I и до его отмены в 1861 году и советское рабство от коллективизации до 1991 года. Историк подчеркивает, что эти явления достигали своего пика в самом начале, а затем постепенно ослабевали и их значение снижалось.

Зубов склонен разделять историю крепостного права на до- и послепетровский период. В качестве доказательства своего тезиса он привел ряд примеров. Петр I разрешил помещикам продавать крестьянскую собственность вне зависимости от желания ее владельцев. Более того, именно царь-реформатор разрешил разбивать семьи крепостных и разлучать мужей и жен, детей и родителей. Начиная с Елизаветы Петровны крестьян даже лишают права присягать на верность новому царю. А Екатерина II лишает крестьян возможности подавать в суд на своего помещика, зато последний получает право самостоятельно судить крепостных, минуя гражданский суд. В XVII веке положение крепостных крестьян было несравненно лучше, чем в имперский период, считает Зубов.

На его взгляд, проблема рабства в России только усугубляется тем, что невольниками являлись такие же русские и православные люди. «Отец белого генерала барона Врангеля оставил замечательные воспоминания. Там он описывает момент, когда еще во времена крепостничества им, помещичьим детям, читали книжку про североамериканских негров-рабов “Хижина дяди Тома”. Дети плакали, слыша о страданиях рабов, но когда один из них задал вопрос: “А, что наши крепостные также страдают?”, то ему поспешили ответить, что нет, они такие же русские люди. Такие же русские, но которых на конюшне до смерти засечь можно»,  эмоционально рассказал Зубов.

Далее он привел два аспекта крепостного права, о которых редко вспоминают, но которые сыграли большую роль в русской истории.

Первый из них  это искусственная неграмотность населения. В допетровскую эпоху грамотность (а именно умение читать) была несравненно более распространенным явлением, чем позже. Об этом говорят берестяные грамоты, которые обнаруживаются не только в Новгороде. При крепостничестве помещикам и государству было выгодно иметь необразованных крестьян. Среди крестьян грамотность сквозь века крепостничества пронесли только старообрядцы, у которых была внутренняя традиция обучения.

Второй из них  полная поддержка крепостничества церковью. За всю историю крепостного права в России не существует ни одного выступления епископов против его порядков. Напротив, очень часто встречаются жалобы и просьбы священников, чтобы им разрешили владеть крестьянами, так как этим правом обладали только дворяне. «И неслучайно, что служба в церкви шла на церковнославянском языке  крестьяне не должны были понимать, о чем она. Мы забываем, что одной из великих реформ Александра II была и публикация синодального перевода Библии на русский язык»,  подчеркнул Зубов.

«Совершенно очевидно, что безграмотность и аккультурация крестьянства, и подчеркнутое невнимание церкви к этим проблемам и сделали революцию в России неизбежной», считает историк.

К началу XX века из освобожденных крестьян сформировался целый слой самостоятельных людей, активно участвующих в жизни. Во многом именно они стали двигателем Февральской революции 1917 года, которая была попыткой доведения модернистских реформ в России до логического конца. А вот большевистская революция,  по мнению Зубова, оказалась резким поворотом вспять. «Да, это произошло не сразу. Но уже в сталинский период уничтожается первое поколение большевиков, которое и происходило из освобожденных и образованных крестьян. А вот на смену им пришло уже необразованное и озлобленное поколение»,  подчеркнул историк.

Именно уничтожение того крестьянского слоя, сложного и неоднородного, который выиграл от отмены крепостного права (20% дореволюционного крестьянского населения), привело к установлению власти ВКП(б)  второго крепостного права большевиков. В корне неверно считать этот процесс модернизацией  это был откат в прошлое с сохранением каких-то элементов Модерна. «Большевики сознательно делали ставку на 80% необразованного крестьянства»,  указал автор доклада.

В послесталинский период шло медленное освобождение населения. Особую роль в этом, как считает Зубов, играла литература. Но подлинно свободными на протяжении советской истории были только люди из мира криминала.

По мнению Зубова, наследие рабства в России проявляется в нескольких установках населения: отвращение к труду, склонность к обману, безответственность к действиям, жизнь одним днем, восприятие власти как независимой по отношению к человеку стихийной силе. «Вот этот тип ментальности сохраняется, к сожалению, до сего дня»,  посетовал Зубов.

«И сегодня в России начала XXI века свободными людьми, так же как в начале XX века, становятся потомки рабов. Но сегодня самая большая проблема  с элитой. Ведь сегодняшняя элита испытывает на себе те же последствия рабства, что и остальное населения. До революции элитой были люди, чьи предки фактически никогда не теряли свободы»,  указал историк. Сейчас, по его мнению, в России обострился конфликт между уже освободившейся частью общества и старой партийно-чекистской номенклатурой. Единственными «наследными» свободными людьми в России являются как раз упоминавшиеся выше представители криминала.

«И теперь главная наша проблема в том, чтобы мы успешно закончили нашу третью попытку построения свободного общества, избежав того, что получилось в 1917 году», закончил Зубов.

http://rusplt.ru/society/krepostnoe-pravo-kak-konstanta-russkoy-istorii-9127.html

Подробнееhttp://rusplt.ru/society/krepostnoe-pravo-kak-konstanta-russkoy-istorii-9127.html

 

10 Апреля 2014
Поделиться:

Комментарии

Енот Полоскун , 10 Апреля 2014
Ошибка доктора наук Андрея Зубова в том, что ни современный криминалитет, ни царское дворянство, ни помещики никогда не были свободны от рабства. Они были точно такими же рабами, как и их крепостные. Потому что тот человек, который считает возможным лично эксплуатировать раба, не видит в этом для себя абсолютно никаких внутренних моральных преград — этот человек инстинктивно сам допускает в отношении себя подобное обращение. Потому что он сам принимает такую систему ценностей, не видит в ней ничего экстраординарного и относится с пониманием к рабовладельческому поведению человека, стоящего выше его в социальной иерархии. Он точно такой же раб царю-императору, только ещё более эффективен, чем необразованный мужик, поскольку выполняет свои обязанности со смыслом и пониманием. На самом деле, от человеческого рабства освобождает только ментальная система Закона Божьего, которой по-настоящему не было в России никогда. Это полное презрение к земной жизни со всеми её ментальными ценностями. Например, монахи, живущие в заточении — вот истинный образец по-настоящему свободных.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов