Россия — не Европа, а культ — не культура

 

Фото Надежды Красновой

Ну вот и свершилось. Минкультуры подготовило вчерне концепцию основ государственной культурной политики, где сказано: "Россия не Европа", а потому надо отказаться "от принципов мультикультурализма и толерантности", а также "от государственной поддержки культурных проектов, навязывающих чуждые обществу ценностные нормы". Там много чего в этом же духе — на сайте министерства документа нет, обещают выставить на обозрение в апреле, но он уже ходит по рукам.

 

Прочел. Удивления никакого, у нас так всегда: чуть зашевелилась за границей свобода – давай тут же закручивать гайки под рефрен о самобытности. Что при Николае I, что при Александре III, что при Владимире.

 

Я, когда услышал про новые (то есть старые) основы госкульта, как раз читал дневники цензора академика Никитенко: "…Народы Европы до того созрели, что порешили жить самостоятельно, для самих себя. Авторитет лиц уничтожен, и на место его водворен авторитет человечности, законности и права. Холопы нравственные и политические возмущены. Они называют это безначалием, своевольным ниспровержением освященного преданием порядка… Порядок, по их мнению, в том, чтобы масса людей пребывала в скотской неподвижности и страдала ради величия и благополучия немногих". Как про Мединского со товарищи — хотя писалось в 1848 году, а тогда российской культурой заведовал граф Уваров, автор "самодержавия-православия-народности". Но и 134 года назад верноподданнические патриоты, взволнованные революцией во Франции, точно так же предлагали прижать чуждые русским ценностям "Отечественные записки" и "Современник", а заодно и позакрывать университеты (как рассадники чуждого либерализма).

 

Самое смешное, что я с Минкультом в определении русской цивилизации согласен, и сам это не раз писал: Россия — не Европа. Современной русской культуре не свойственны ни европейская логика, ни равенство перед законом, ни ценности западного негероического христианства. Наша культура: "Слабых – бьют". Западная культура: "Слабых бьют негодяи".

 

Поэтому я нынешнюю отдельность русской культуры от западной (а культура – это все то, что человек производит, минус гены) воспринимаю как трагедию. А в Минкульте – похоже, как повод для восторга.

 

У меня для трагического восприятия есть резоны. Запад для русского искусства – одновременно и локомотив, и отдел контроля качества. Русский роман вышел из английского и французского, которым зачитывались Пушкин и Лермонтов. Русская живопись с опозданием, но повторяла путь итальянского Возрождения и французского импрессионизма: без них у нас не было бы ни Репина, ни Серова, ни даже Шишкина, который, в отличие от первых двух, потому и не прошел западный ОТК, что с диким отставанием повторял европейскую пейзажную живопись. Русская архитектура… Так Кремль построен итальянцами, а Фиорованти потому и позвали в Москву, что построенный местными умельцами Успенский собор рухнул. Про архитектуру моего Петербурга вообще молчу – за то его и люблю, что архитектурно он больше Европа, чем многие европейские города.

 

В этих заимствованиях, проникновениях нет ничего унизительного. Принципы эволюции культуры и жизни схожи: ничто новое не возникает из ничего. Плавники древних рыб превращаются в лапы ископаемых ящеров, лапы ящеров – в крылья птиц, Homo erecrus – в Homo sapiens… И природа, и человек работают только с тем материалом, что имеется в наличии. Отказ от мультикультурализма – это как отказ от разнообразия биологических видов. Типа, даешь несушек одной породы.

 

А в Европе на фундаменте единых ценностей – как на едином генетическом коде – создаются абсолютно разные культурные тела. Культура Финляндии отлична от культуры Франции, Португалии – от Италии. Да и внутри той же Италии – какой разброс!

 

Да, всюду в Европе одни и те же духовные ценности: разделение властей, выборность и сменность народных представительств, независимость судов, уважение к личности, защита прав малых и слабых групп, ценность индивидуальной жизни и ценность свободы. Но какие разные цветут цветы! Вот почему по Европе так интересно ездить. В отличие от России, где во всех городах и весях – один и тот же псевдогреческий драмтеатр с колоннами, тоска типового домостроения, плюс памятник Ленину на одноименном проспекте. Исключения – Питер, Суздаль да горстка небольших городов по большим рекам, типа Мышкина на Волге.

 

Поэтому, когда мне говорят о русских духовных ценностях, которые посредством культурного сторожевого контроля следует охранять, меня охватывает мелкая хвойная дрожь: "Н-н-назовите. Пож-ж-жалуйста. Р-р-русские. Д-д-духовные! Ц-ц-ценности!". Пусть замминистра Аристархов (это его подпись стоит под "Основами госполитики") и министр Мединский ответят прямо, не юля. Если русская цивилизация – особая, отдельная (тут я соглашусь, ее и автор "Столкновения цивилизаций" Хантингтон таковой считал), то в чем особые, отдельные русские духовные скрепы? Что цивилизационно прогрессивного, привлекательного мы можем дать человечеству?

 

Что, кроме цепочки отрицаний (мы отрицаем мультикультурализм, индивидуализм, формализм, постмодернизм и, хоть он из другой компании, гомосексуализм), мы можем предложить миру? Ведь отрицание ценностей не может быть ценностью – особенно тогда, когда оно строится на "бытовом здравом смысле", который нередко синоним невежества.

 

А пока Аристархов с Мединским молчат (потому что про "самодержавие–православие–народность" говорить вслух все же еще стыдно), я кое-что про современную государственную русскую культуру скажу. Это культура цивилизационного тупика. Это поклонение архаичному общественному строю, вотчинному самодержавию, эдакому социальному мамонту, посредством изоляции его от жизни на земле. С тоскливым пониманием обреченности — потому что эволюция дает шанс выжить только тем, кто меняется.

 

Наша русская мединская культура есть просто культ обслуживания этого мамонта, ритуальный танец.

 

Это, с моей точки зрения, для культуры губительно. При таком подходе бездушные провинциальные города не смогут превратиться в полигоны культурного авангарда. При таком подходе все живое, что там есть, будет объявлено Гельманом в Перми и зачислено во враги традиции. А традиция – это сидеть за забором и охранять власть царя, не открывая себя миру и не пуская мир к себе.

 

Только мамонт все равно обречен. Просто со временем динамичная цивилизация Запада откопает его среди глыб льда, с любопытством выделит ДНК, расшифрует и вырастит из пробирки для зоосада. Так сказать, в познавательных и поучительных целях.

 

Дмитрий Губин, "Огонек"-Ъ

 

http://www.rosbalt.ru/blogs/2014/04/08/1254161.html
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/blogs/2014/04/08/1254161.html

8 Апреля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов