Делимое экономическое пространство

Делимое экономическое пространство. Евразийский союз даст ЕС ближний бой на территории бывшего СССР

Евразийский союз даст ЕС ближний бой на территории бывшего СССР

Договор о Евразийском экономическом союзе может быть подписан в мае 2014 года в Астане. Об этом СМИ рассказал министр иностранных дел Казахстана Ерлан Идрисов.

- Мы готовимся к подписанию договора о Евразийском союзе. В Минске ожидается в конце этого месяца очень важная встреча, потом, в конце мая, ожидаем саммит «тройки» в Астане, где мы намерены завершить формальную работу по этому документу, — заявил Идрисов на переговорах в Москве с главой МИД России Сергеем Лавровым.

В свою очередь глава внешнеполитического ведомства Сергей Лавров отметил, что с формированием Евразийского экономического союза миграционный режим между Россией, Казахстаном и Белоруссией станет еще благоприятнее.

- Формирование Евразийского экономического союза предполагает обеспечение четырех свобод: свобод перемещения капиталов, рабочей силы, услуг и товаров, поэтому мы исходим из того, что режим миграционный будет еще более благоприятным и максимально комфортным для наших граждан, - добавил Лаврова.

Напомним, что Евразийский экономический союз России, Белоруссии и Казахстана, который планируется создать к 2015 году, должен стать наиболее продвинутой формой экономической интеграции трех государств, которые уже сегодня имеют общую таможенную территорию и чей суммарный ВВП составляет 85% валового продукта СНГ.

Научный сотрудник Института экономики РАН, политолог Александр Караваев отмечает: отрадно, что Астана, Минск и Москва не отказались от подписания соглашения по Евразийскому союзу в виду сегодняшнего политического кризиса, возникшего из-за Украины.

- Это говорит о том, что в этих трех странах есть твердый консенсус относительно того, что необходимо поддерживать и наращивать стратегическую линию единого пространства, несмотря все политические и экономические противоречия, которые существуют между нашими странами. А опыт Евросоюза показывает: не стоит ожидать от интеграционного объединения снятия всех вопросов между его участниками.

Нынешний кризис затронул основы глобального мира, и можно было бы придумать множество отговорок и перенести подписание на более поздний срок. Причины можно найти даже на административном уровне, ведь есть масса вопросов, которые не до конца отрегулированы в Таможенном союзе. А экономическая интеграция как раз и будет наращиваться на платформе ТС.

«СП»: - Как повлияет создание ЕврАзЭС на окружающее Россию пространство?

- Здесь возникает масса вопросов, которые зависят от Москвы и интенсивности процессов Евразийской интеграции. Сейчас между Россией и Западом наметилась радикализация отношений, и, если ближайшие несколько месяцев не удастся достигнуть какого-то политического компромисса, она может привести вот к чему: и Евразийское пространство, и западный мир постепенно перейдут на рельсы привычного для себя состояния, если не конфронтации, то - состояния состязательности по многим вопросам. И в этом случае Москве будут целенаправленно ставить «палки в колеса». И с этим Россия еще не сталкивалась. Да, много говорилось о том, что те или иные действия на постсоветском пространстве не нравятся Брюсселю и Вашингтону .что они ведут какую-то закулисную дипломатию, пытаясь отговорить потенциальных и действующих участников интеграции на постсоветском пространстве от сотрудничества с Москвой. Но, если раньше это было на уровне дипломатии, то сейчас это может перейти на уровень реальных активных действий.

Надо понимать, что это не будет «холодной» войной или каким-то блоковым противостоянием, потому что мы живем в другом мире, но курс политики по созданию трудностей для нашей страны будет продолжаться. Понятно, что последствия таких действий отразятся и на западной экономике, но они буду к этому готовиться.

Картина прояснится к концу лета – началу осени, когда можно будет подвести итог украинскому конфликту. Еще есть шансы, что после украинских выборов и после ряда дополнительных переговоров между Москвой и Вашингтоном такая напряженность в отношениях Россия-Запад спадет.

«СП»: - Есть экспертные мнения, что Украина может снова повернуть в сторону России и войти-таки в ЕврАзЭС…

- Думаю, после всего, что произошло, она вряд ли переориентируется и продолжит сознательную политику вступления в Евразийский союз. В лучшем случае - через несколько лет Украина могла бы стать наблюдателем. К тому же ее властям гораздо удобнее и привычнее проводить ту линию, которая велась все предыдущие постсоветские годы. Когда они были готовы рассматривать какие-то вопросы экономического взаимодействия с Россией, идти на уступки в области экономики и где-то - в области внешней политики, за это получать деньги и льготы, но не вступать в интеграционное объединение с Россией. Такая техника украинской многовекторности хорошоотработана, а придумывать что-то новое, тем более в таких условиях, они не могут.

«СП»: - Возможно ли полноценное взаимодействие между ЕврАзЭС и ЕС, или такая возможность исключена?

- К сожалению, Москва и Брюссель упустили возможность начала полноценного взаимодействия двух интеграционных проектов на постсоветском пространстве. И предметом такого взаимодействия могли бы стать шесть стран «Восточного партнерства». К слову, Москва пыталась предложить найти возможность для переговоров по взаимодействию, правда, предложение это было достаточно конъюнктурное - в связи с движением Украины в Евросоюз, но ЕС отказывался от переговоров.

И после известных событий в Киеве и присоединения Крыма к РФ, спохватившись, Евросоюз задумался – а каким же образом ему теперь взаимодействовать не просто с Москвой, но новым интеграционным проектом, который уже есть.

Удастся ли ЕС и России найти общий язык по этому вопросу – вопрос крайне сложный. Раньше речь шла о каких-то совместных проектах по модернизации экономики, в гуманитарной сфере, в сфере реформ административного управления, - то есть темах, по которым «Восточное партнерство» и Евразийский союз вполне могли бы найти точки соприкосновения. Но теперь трудно представить себе такое взаимодействие. Сейчас хотя бы надо наладить политический диалог. И если такой диалог будет наложен, то он мог бы стать неплохим заделом для полноценного взаимодействия двух интеграционных проектов.

«СП»: - Таможенный союз регулировал только экономику, ЕврАзЭС, который будет создан на его платформе, предусматривает политические аспекты?

- Да, соглашения по ТС регламентировали исключительно сферу, связанную с прохождением товаропотоков с внешними странами по отношению к ТС. Здесь обсуждались следующие моменты: вопросы тарифного регулирования, их гармонизация между странами – участницами ТС и ВТО в целом. Обсуждалась техника сбора таможенных платежей и распределение их между участниками союза. Ведь такие платежи вносит не каждая страна, а создается консолидированный счет, на который поступают таможенные перечисления участников внешнеэкономической деятельности всего ТС. С этого счета они перераспределяются по бюджетам трех стран. Естественно, определяются доли, которые соответствуют прогнозируемому росту экономик.

То есть, в рамках ТС обсуждается набор чисто экономических тем, которые к политике никак не привязаны. Касаются они ее только тогда, когда речь идет о тарифном регулировании крупных компаний и монополий. Грубо говоря, при определении тарифа и вообще целесообразности платежей при получении Белоруссией нефти и газа со стороны России.

Теперь же, когда мы переходим на платформу соглашений о Евразийском союзе, к этой обширной экономической базе подключаются вопросы, связанные условиями деятельности компаний в странах союза, вопросы, связанные с социальным обеспечением, касающиеся непосредственнокачества жизни. То есть мы переходим от абстрактной экономики к вещам, которые затрагивают ежедневный быт. Ведь в рамках Евразийского союза должны быть отрегулированы вопросы пенсионного и социального обеспечения, вопросы качества медицины и прочее.

Речь идет уже о субъекте в системе международных отношений, который будет представлять интересы не только России, как главного донора и игрока на евразийском пространстве, но и всех тех странах .которые будут вступать в это объединение. Отмечу, что эта тема пока не предусмотрена в соглашениях об Евразийском союзе, я имею в виду тему, связанную с внешнеполитической деятельностью наших стран. Но об этом уже говорят. И, если внимательно последить за тем обсуждением, которое происходит на саммитах, на встречах Путина, Лукашенко и Назарбаева, то мы увидим, что они этой теме уделяют много внимания.

Руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников говорит, что глава МИД Казахстана озвучил плановые сроки, которые могут быть еще подкорректированы.

- Это всего лишь предварительные намерения, но ясно, что в этом направлении наши страны будут продвигаться, и темпы этого движения будут зависеть от Таможенного союза. Прежде всего нужно единое таможенное пространство, единое финансовое пространство с точки зрения движения капиталов, унификация расчетов, равноправие финансовых институтов на этом общем рынке. Если три фактора (общий торговый рынок, общий рынок труда и общий рынок капитала) будут соблюдены и нормально работать, то можно будет двигаться дальше и смотреть – каким образом согласовывать валютную политику.

Что касается внешнеполитического измерения, есть и другие форматы - ОДКБ, ШОС, и нет чрезмерной необходимости наращивать что-то еще.

Да, сейчас мы реализуем Евразийский экономический проект, но суть стратегии позиционирования России в глобальном хозяйстве – это интеграция по всем азимутами и сотрудничество по всем направлениям. Но сегодня важно заниматься именно ЕврАзЭС, потому что в последнее время он находился в приторможенном состоянии, а еще много проблем предстоит решить. Скажем, за полтора года больше 40 миллиардов долларов по схемам фиктивного импорта через Казахстан и Белоруссию утекли из России. Это значит, что наше таможенное законодательство в рамках союза работает недостаточно эффективно, поскольку не блокирует такие вещи. Кроме того, у нас предстоят очень непростые переговоры со странами по тарифной политике в отношении нефтепродуктов. Потому что мы субсидируем экономикам Казахстана и Белоруссии как минимум на 10-15 миллиардов долларов год за счет разницы в таможенных ставках.

Я сдержанно отношусь к перспективам ЕврАзЭС. Да, он важен сточки зрения внешнеполитической определенности, плана действий на перспективу, но с точки зрения реальной экономики проблем здесь достаточно. Нам предстоит очень многое сделать, прежде чем Евразийский союз наполнится действительным экономическим содержанием.

 

Директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов отмечает: заявление главы МИД Казахстана – это своего рода ответ на американскую попытку переориентировать Казахстан и сделать ему предложение взамен его участия в ТС и ЕврАзЭС.

- Безусловно, Евразийский экономический союз существовать будет, и еще посмотреть, как поведет себя Украина в дальнейшем. Конечно, здорово плясать на Майдане и сажать там зелень. Когда еще так удастся повеселиться? Но после разгульного праздника всегда наступает похмелье. И скоро на Украине поймут, что надо каким-то образом кормить семьи, налаживать экономику, поднимать «социалку», ремонтировать пострадавшие в ходе этого «праздника» магазины и дома.

Европа и США ничего особенного Украине не предлагают, а она сейчас находится в состоянии, простите, продажной девки, которая хочет получить за себя цену побольше. Такая ситуация явно не устраивает подавляющее большинство украинцев. Ведь сегодня в результате их «приседаний на европейском паркете» падает курс национальной валюты, сокращаются выплаты по социальным обязательствам, увеличиваются цены на энергоносители, на услуги ЖКХ. В целом – падает уровень жизни.

Поэтому вполне возможно, что Украина в среднесрочной перспективе, после того, как информационный пиар спадет, все поймет и примет участие в интеграционных проектах с Россией. Ведь только это может реально сформировать образ будущего, а не та эфемерная картинка, которую предлагают европейцы.

«СП»: - В странах Евросоюза все чаще можно слышать критику политики ЕС, в некоторых странах союза сложное экономическое положение. На ваш взгляд, в случае создания ЕврАзЭС есть вероятность, что некоторые нынешние страны-члены ЕС пойдут на интеграцию с нами? Или это фантастика?

- Почему фантастика? ЕврАзЭС - союз экономический. Стало быть, все зависит от того, насколько он станет успешным и как быстро он заработает. Если Евразийский союз будет эффективен и экономически целесообразен, то вполне вероятно, что некоторые страны захотят стать, если не полноценными его членами, то, по крайней мере, подпишут соглашение об ассоциации.

Думаю, некоторые страны Восточной Европы, такие как Молдавия, Румыния, Болгария, с удовольствием захотят в нем участвовать. Тем более, что в этих странах наблюдается такое достаточно серьезное явление как евроскептицизм. В Евросоюз страны вступали как в союз экономический, а не политический. А сегодня ЕС активно пытается переформатироваться в политический союз. Естественно, это нравится далеко не всем, и некоторые смотрят в сторону России, в которой они видят сильную страну, а в президенте Путине – сильного мирового лидера, которому можно доверять.

 

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Климентьев

http://svpressa.ru/politic/article/84967/

 

6 Апреля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов