«Мировое сообщество должно помочь нам освободиться от неонацизма»

Наталья Витренко. Фото: Григорий Василенко / РИА Новости

Наталья Витренко. Фото: Григорий Василенко / РИА Новости

Подробнееhttp://rusplt.ru/society/Vitriyenko-interview-8586.html

«Русская планета» поговорила о последних событиях на Украине с лидером Прогрессивной социалистической партии Украины (ПСПУ) Натальей Витренко

 

Смена власти на Украине показала, что в этой стране те политические силы, что громче всех декларировали свою симпатию к России, одними из первых перешли на сторону Майдана. «Партия регионов» и их губернаторы и мэры без боя сдали Юго-Восток, Компартия Украины фактически исчезла.

Сопротивление новым властям Украины оказали представители политических партий, при Януковиче считавшиеся маргинальными и фактически выкинутыми из большой политики. К примеру, Крым возглавил Сергей Аксенов, чья партия «Русское единство» на последних местных выборах получила всего 4%. А на юго-востоке страны сопротивление Майдану возглавили выходцы из партии Натальи Витренко «Прогрессивной социалистической партии Украины» (ПСПУ) — «народные губернаторы» Донецка Павел Губарев, Луганска — Александр Харитонов, и др. В последних выборах в Верховную Раду ПСПУ вообще не участвовала, так как у нее не было денег на кампанию.

«Русская планета» решила узнать у лидера ПСПУ Натальи Витренко, почему Майдан все же смог победить Януковича, в какой роли себя видят социалисты и русские Украины, и какое будущее ожидает эту страну.

— Какая позиция у вашей партии по февральским событиям на Украине?

— Мы считаем, что произошел вооруженный антиконституционный переворот. Самое унизительное для нашей страны, страны, которая была в составе СССР страной-победительницей, что этот переворот осуществили неонацисты под покровительством США. Наша партия эту власть не признает, мы считаем ее нелегитимной.

— Вы на днях ездили в Евросоюз, какая реакция на вашу версию событий у европейских парламентариев и политиков?

— Делегация нашего блока проехала Францию, Германию и Италию, мы провели десятки встреч как с депутатами местных советов, так и с депутатами Европарламента. Были встречи с сенаторами, журналистами и политологами. Мы поразились, насколько лживую и неполную информацию подают местные СМИ о Майдане. Только одна сторона представлена в западных СМИ, там рассказывают только о людях, которые поверили в евросказки и пришли на Майдан. Но не эти люди устроили переворот, суть Майдана в боевиках, которые использовали «коктейли Молотова», топорики, палки и арматуру, а потом уже и оружие. 20 февраля они открыто пошли на правоохранительные органы с оружием в руках. Обо всем этом мы говорили, и показывали в Европе фотографии. Мы рассказали, как были разграблены склады с оружием на Западной Украине, как жгли администрации.

— Какая была реакция европейских коллег?

— Они об этом не знали, смотрели на нас, раскрыв глаза и, наверное, не поверили бы во все это, если бы мы не показывали им фото и видео с места событий. Доверия к нашим словам было намного больше, потому что мы находимся в оппозиции к Януковичу и «Партии регионов». Мы получили колоссальную поддержку, но не от высокопоставленных чиновников и депутатов, которые не могут идти против своих коллег из США и их политики, а от людей из представительных органов власти, сената и представителей политических партий. Украину превращают в детонатор новой войны, и этого не хочется никому.

Павел Губарев. Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ

Павел Губарев. Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ

— Есть ли проблемы с политической деятельностью у активистов вашей партии на Украине? Не захватывали ли ваши помещения, офисы, как это было, например, с помещениями коммунистов и «Партии регионов»?

Доктор экономических наук Наталья Витренко в апреле 1996 года вместе с Владимиром Марченко создала Прогрессивную социалистическую партию Украины, объявившую своей целью восстановление советской власти, как власти трудового народа, создание социалистической экономики, вхождение Украины в союз с Россией и Белоруссией. В 1998 году ПСПУ под руководством Витренко преодолела 4-процентный барьер и прошла в парламент. Витренко и Марченко победили в своих мажоритарных округах. В 1996, 1997 и 1998 годах Витренко была признана «Женщиной года» в Украине. В 1999 году Витренко баллотировалась на пост президента страны. В ходе предвыборной кампании на нее было совершено покушение в Кривом Роге. После встречи с избирателями в ее сторону бросили две 2 боевые гранаты РГД-5. Витренко была ранена. На выборах в местные советы в 2006 году блок Витренко «Народная оппозиция» получил представительство в 19 регионах Украины, в местные советы которых прошло около 500 депутатов от Блока. В выборах в Раду в 2012 году Ни Витренко, ни ее партия участия не принимали.

— У нас партия бедная, на всю Украину у нас всего четыре офиса. Угрозы, конечно, есть, лично мне и другим активистам. Мы усилили охрану помещений. Активисты нашей партии активно участвуют в политической жизни, во всех последних акциях на Юго-Востоке. Во Львовской и Тернопольской области наша партия ушла в подполье. Мы боимся потерять людей, ведь им угрожают убийством. В Виннице и Житомирской области агитировать на улице нашим активистам не безопасно. Мы не хотим подставлять своих активистов.

— «Народный губернатор» Донецкой области Павел Губарев, арестованный недавно СБУ, раньше состоял в вашей партии, сейчас вы его поддерживаете?

— Его сторону мы конечно поддерживаем, и наши активисты работали с ним. Но поймите, силы не равные. В Крыму людям проще, они локализованы, им проще себя территориально защитить от вторжения боевиков. Крым монолитен, считает себя русским полуостровом. Есть там татары, но и они там разные. Мы с ними работали. Есть среди них русофобы, а есть и русофилы. В Донецкой области, на Луганщине сложнее.

— Только ли из-за территориального положения сложности?

— Конечно не только. Ведь то, что произошло на Украине — это не только благодаря нацистам, а еще и олигархам. Янукович со своей семьей настолько переполовинил Украину и забрал собственность у других олигархов, что противостояние между ними было жесточайшим. Противостояние олигархов стало причиной Евромайдана. Они захотели уничтожить Януковича и перераспределить собственность. Перераспределение собственности активнейшим образом сейчас и идет. Коломойский, третий в списке украинских олигархов, возглавляет теперь Днепропетровскую обладминистрацию, олигарх Тарута теперь губернатор Донецкой области. Сделали хорошие предложения Ахметову, Пинчуку и Жеваго.

— Какая позиция вашей партии по отношению к России и Крыму?

— Ориентация на Россию и вхождение Украины, в том числе и Крыма в Таможенный союз наша партия отстаивала с самого начала. Сейчас мы вообще настаиваем на денонсации Беловежского соглашения, считаем, что тогда была нарушена воля наших народов. Сейчас появились президенты, которые говорят вменяемые вещи: это Владимир Путин, который четко ведет линию на объединение, это Лукашенко, который предан идее союза, и это Янукович, который, в конце концов, сохраняет свою легитимность. Мы считаем, что Янукович обязан искупать свою вину перед нашим народом. Сейчас наступило такое время, когда можно денонсировать Беловежское соглашение и возродить Союз.

— По вашему мнению, откуда взялась в Киеве такая влиятельная организация как «Правый сектор»?

— Основа «Правого сектора» (ПС) это организация Тризуб им. Степана Бандеры, лидером которой является Дмитрий Ярош. Организация появилась в начале 1990-х годов. Я глубоко убеждена, что это сеть ЦРУ, которая вылезла на поверхность сразу после развала СССР. Впервые об их деятельности я узнала, когда они захватывали заводы в Черновцах. Ко мне обратились избиратели за помощью. Это были 1994-95 годы. Мы помогали освобождать заводы. В 1995 году Тризуб имел уже военизированные образования и сеть на Западной Украине. В ПС входят: УНА-УНСО Корчинского, Конгресс националистических организаций и другие организации. Эта песня не сегодняшнего дня. Ранее они конечно были малочисленны и присутствовали только на Западной Украине, но когда американцы сделали президентом Виктора Ющенко, то начался всплеск националистических настроений и рост этих организаций. Ющенко заложил фундамент для возрождения нацизма. Он своими указами сделал гитлеровское отрепье борцами за независимость Украины. Я три года судилась против этих указов. Янукович эту политику продолжил.

— Поддерживать националистов?

— Политтехнологи американские посоветовали Януковичу выставить против себя на следующих президентских выборах националиста, чтобы с легкостью выиграть их. Вот они и стали раскручивать Олега Тягнибока, вытащили его «Свободу». Это же была никакая организация! Называлась она Социал-национальная партия Украины. Это была нацистская партия, которая даже на Западной Украине не пользовалась популярностью. В 2010 году, как только Янукович становится президентом, начинается ее масштабная раскрутка на территории Украины. Этой партии начинают давать эфир на всех телеканалах. Мы были в шоке! В 2010-м им дают захватить на Западной Украине все местные советы, а в 2012-м их приводят в парламент. В декабре 2012 года Европарламент принял резолюцию против «Свободы» и призвал не создавать с ней никаких демократических коалиций.

— Зачем США нужны националисты на Украине?

— Потому что в драке за мировое господство нужны бешеные собаки, которые не думая будут бросаться в бой, а потом их можно будет легко убрать под флагами борьбы мирового сообщества против нацизма.

— Как вы относитесь к предстоящим в мае выборам на Украине?

— Мы считаем власть нелегитимной, а нелегитимная власть не имеет права проводить выборы. Никакие выборы при диктатуре олигархов и неонацистов невозможны. Я могу привести пример Васильковских террористов. Это группа людей из маленького города Васильков под Киевом. Они были арестованы и осуждены за подготовку и проведение терактов. Сейчас их уже отпустили, и что интересно, они баллотировались в городской совет Васильков, всех конкурентов запугали, кого-то убили, директору местного деревообрабатывающего завода шесть раз палили предприятие. В итоге они стали депутатами. Так вот с неонацистами и террористами нельзя соревноваться на выборах, и я своих людей на убой не поведу.

«Васильковские террористы» в зале суда. Фото: vz.ua

«Васильковские террористы» в зале суда. Фото: vz.ua

— Вы апеллируете к Евросоюзу, чем, по вашему мнению, он может помочь Украине?

— Мы сами не справимся и нам нужно, чтобы мировое сообщество помогло нам освободиться от неонацизма. Необходимо разоружить боевиков, запретить нацистские партии и только после этого проводить выборы.

— С такой пророссийской позицией ваша партия может попасть под запрет новой власти в Киеве, не боитесь?

— Мы партия левой оппозиции, во власти мы не были, если они нас запретят, то это будет большой международный скандал. Запретят — будем работать как организация. А если запретят и ее, то еще раз докажут всему мировому сообществу, что здесь неонацистская диктатура. Европа этому не будет рада. Наши многочисленные встречи с европейскими политиками, о которых я говорила в начале нашего разговора, убедили меня в том, что европейцы заинтересованы в скорейшей стабилизации ситуации на Украине. Они не хотят конфликта с Россией, они не хотят неонацизма на Украине. Мы предлагаем создать треугольник справедливости: Москва — Берлин — Париж. Должны объединиться европейские центры для помощи Украине, чтобы очистить ее от этой скверны. А дальше мы сами проведем демократические выборы в парламент и президента.

http://rusplt.ru/society/Vitriyenko-interview-8586.html

Подробнееhttp://rusplt.ru/society/Vitriyenko-interview-8586.html

 

13 Марта 2014
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 13 Марта 2014
http://www.vz.ru/opinions/2014/3/13/676842.html Небесные тысячи 13 марта 2014 Если представить, что Майдан все-таки когда-нибудь экспортируют в Россию (хотя здравый смысл подсказывает, что случится это нескоро, да и российский ОМОН уже научен уроками «Беркута»), жалость будет недопустима. Просто потому, что они – не пожалеют. Я ненавижу Майдан. Да, ненависть – неконструктивное чувство. Но Майдан был рожден ненавистью и породил ненависть. Моя в данном случае – лишь ответное чувство, «капля в море», но для меня, человека мирного, – чувство необычное. Я считаю свершившуюся там революцию антинародной. Я вижу в ней вопиющее торжество несправедливости. «Недобитые» рыночными ценностями советские учителя рассказывали мне в детстве, что революция всегда – за справедливость. Но революция Майдана была против нее. Россия сегодня взялась восстановить справедливость. Но вот парадокс: вокруг меня полно людей, которые ее за это проклинают. Они не поддерживают помощь Крыму и называют ее оккупацией – впрочем, для них так называется любое действие России. Среди них есть не только люди, на мнение которых мне абсолютно плевать, знакомство с которыми станет незначительным эпизодом в моей судьбе, но и те, кого я считал близкими друзьями. Если мы раньше могли вяло спорить о гей-парадах, духовных скрепах и «нечестных выборах», но все-таки оставались людьми, уважающими точку зрения друг друга, то теперь все стало серьезнее: после предательства Крыма как с ними дружить, как их уважать? Мой ответ – никак. С таким человеком за один стол садиться противно. Я – крымчанин, севастополец. Я вырос в Севастополе, регулярно приезжал туда, у меня родственники и квартира в этом городе, хотя живу я давно в Москве. Поэтому мне не нужна путинская пропаганда, чтобы понимать, какие настроения сейчас в Крыму. Я смотрю украинский канал espresso.tv – такой пропаганды никогда не было в России и вряд ли когда-нибудь будет. Такая пропаганда была возможна только в гитлеровской Германии. Но поскольку мальчики и девочки, вывесившие в углу экрана надпись «Росiя оголосила вiйну Украiнi», называют свою деятельность журналистикой, мне никогда еще не была так близка и понятна точка зрения Михаила Леонтьева: «Я считаю журналистику мерзкой профессией, выбираемой ущербными людьми». Мне достаточно посмотреть на лица их новых правителей, ради которых они стараются – Турчинова, Тягнибока, Яценюка. Они мне говорят больше, чем любая путинская пропаганда. Это не лица людей, это лица каких-то монстров. Я прекрасно знаю без всякой пропаганды, что новые свободные люди, рожденные Майданом, никакого права на Крым не имеют – ни морального, ни исторического. Все 20 лет, что существует псевдонезалежное государство Украина, оно и было настоящим захватчиком, подобно пауку впустив яд в действительно независимый Севастополь, но за все эти годы ей так и не удалось «растворить» его настолько, чтобы попытаться переварить, не подавившись. Подавиться Севастополем история предписала Майдану. Когда кто-то сегодня спорит со мной о ситуации в Крыму, я понимаю, что для нормального человека здесь просто не может быть предмета спора, а с ненормальными не хочется спорить самому. К тому же, спор возможен только в одной системе координат, а у меня с теми людьми, которые бьются в экстазе от Майдана, они разные. Но есть единственный аргумент, перед которым голос моего разума ненадолго отступает: а как же – говорят мне оппоненты из числа бывших друзей и людей, на которых мне наплевать – погибшие ребята? Так называемая «небесная сотня». Мол, пока ты, довольный жизнью гад, сидел в своей теплой квартире, люди умирали за светлые идеалы. И я признаюсь: да, этот вопрос заставлял меня задуматься. За одну только последнюю неделю я слышал его несколько раз, и в этом вопросе слышались укор и осуждение. Я и сам говорю себе порой: что ж ты за человек такой, остановись в своей ненависти к Майдану. Ведь там были разные люди, разных взглядов. Те, в чьих глазах я только «путинский раб» – человек без лица, быдло с мозгами, напрочь вычищенными Соловьевым да Киселевым – они ждут от меня однозначного ответа, что я ненавижу погибших на Майдане, радуюсь их смертям, проклинаю их. Но это не так. Мне жаль этих людей. Я сочувствую им и их семьям. Особенно семьям: потому что когда разрушается семья под властью непреодолимых третьих сил (таких, как те самые снайперы) – это самое страшное, что может быть в мире. И, кстати, именно этим сейчас занимаются те, кого «небесная сотня» выпустила на арену. Но как же так? Ведь они стояли там, на морозе, ночью, когда я смотрел на них в маленьком окошке онлайн-трансляции. И признаюсь честно – я «болел» против них. Я радовался антитеррористической операции, потому что вместе с ней могло прийти спасение, если бы не трус Янукович. Да, они оказались храбрее него, но одной храбрости недостаточно, чтобы оправдывать этих людей. На своем Майдане они сражались против меня. И, даже тысячу раз отдавая должное храбрости, я никогда не признаю их героизма, а тем более всей этой сакральности, которой наделяют их киевские сумасшедшие с автоматами в руках и московские сумасшедшие, вооруженные демотиваторами. Они не были святыми, и от того, что погибли, святыми они не стали. Настоящие герои для меня – «Беркут», просто потому что справедливость была на их стороне. Я прекрасно помню кадры, когда после зачистки на Грушевского несколько «беркутовцев» поколотили сторонника Майдана, а затем повели его, шатающегося, в сторону милицейского автомобиля. К ним подбежали две женщины, видимо, мать и жена (или сестра?) избитого; они хватали «беркутовцев» за рукава и умоляли отпустить провинившегося. И те отпустили! Трое людей еще долго стояли на площади, и «Беркут» проходил мимо них, но не трогал. Я много раз вспоминал эти кадры, когда просматривал другое видео. На котором сначала молодого «беркутовца» лишили глаза, а затем не пустили к нему врачей. Эти люди, именем которых сейчас насильно называют площади на востоке Украины – они выбрали свою судьбу сами. Это их право. Но вот выбирать судьбу для миллионов жителей Донецка, Крыма, Луганска, а также для губернатора Волыни или айтишника киевского офиса «Партии регионов» они никакого права не имели. #{author}И в том, что теперь по всей Украине, объятой хаосом, страдают люди, и конца и края этим страданиям нет, они – в числе прочих и в равной степени – виноваты. И смерть не искупает этой вины. Пусть они храбрые. Пусть кто-то из них действительно хотел лучшего. Но они ушли – «небесная сотня» – а мы остались, и нас больше: если хотите – небесные тысячи, небесные миллионы, включая жителей Украины и российских сторонников помощи им (а таковых гораздо больше, чем истерично верещащих предателей – какая разница, кто выходит на «проплаченные» митинги, а кто нет). И это мы теперь будем делать историю, а не та сволочь, которой «герои Майдана» проложили дорогу. Как поется в известной песне: «Дальше действовать будем мы». И если представить, что Майдан все-таки когда-нибудь экспортируют в Россию (хотя здравый смысл подсказывает, что случится это нескоро, да и российский ОМОН уже научен уроками «Беркута»), жалость будет недопустима. Просто потому, что они – не пожалеют. И «небесная сотня» – это, в некотором смысле, прививка от жалости. Я понимаю это уже сейчас, когда слушаю их рассуждения о Крыме. Слушаю и запоминаю.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов