Япония вернет Курилы до 2018 года?

Япония вернет Курилы до 2018 года?. Синдзо Абэ пообещал решить территориальную проблему в период своего премьерства

Синдзо Абэ пообещал решить территориальную проблему в период своего премьерства

Япония рассчитывает подписать мирный договор с Россией, и вернуть Южные Курилы в ближайшем будущем. Это дал понять глава японского правительства Синдзо Абэ, выступая в Токио на заседании бюджетной комиссии нижней палаты парламента страны.

«Я полон решимости, что этот вопрос необходимо каким-либо образом разрешить, пока я занимаю пост премьер- министра», – заявил Абэ.

Напомним: Синдзо Абэ стал премьером в декабре 2012 года. Главой правительства Японии он пробудет три года, и если в 2015 году правящая Либерально-демократическая партия не ослабит позиции, Абэ имеет шансы пойти на второй срок – остаться премьером до 2018 года. Таким образом, именно к этому времени он обещает решить курильский вопрос.

Как и прежде, японцы претендуют на четыре острова Курильской гряды – Итуруп, Кунашир, Шикотан и архипелаг Хабомаи, ссылаясь на двусторонний Трактат о торговле и границах 1855 года.

Уверенность, что вопрос о Курилах можно сдвинуть с мертвой точки, базируется на словах российского президента Владимира Путина, которые он произнес на встрече с Синдзо Абэ в апреле 2013 года. Путин признал тогда, что отсутствие мирного договора с Японией – ненормальная ситуация.

Об этом японский премьер напомнил и на этот раз, комментируя встречу с Путиным «на полях» Олимпиады в Сочи. Абэ подчеркнул, что у него была «возможность разделить (с Путиным) понимание того, что эта аномальная ситуация, в которой страны до сих пор не подписали мирного договора, должна быть разрешена». Кроме того, Абэ подчеркнул, что рассчитывает поднять этот вопрос на саммите стран G8, который пройдет 4-5 июня нынешнего года в Сочи.

Что стоит за словами Синдзо Абэ?

 

– Срок премьерства в Японии – три года, причем председатель правительства может занимать этот пост два срока подряд, – отмечает ведущий научный сотрудник Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Виктор Павлятенко. – Например, пять с половиной лет (с 2001 по 2006 годы) в кресле премьера пробыл Дзюнъитиро Коидзуми, сравнявшись в политическом долгожительстве со своими коллегами послевоенной эпохи.

Абэ вполне может повторить этот путь – сейчас, как у политика, у него нет особых проблем. Либерально-демократическая партия, лидером которой Абэ является, имеет большинство как в верхней, так и в нижней палатах японского парламента. Поэтому первые три года премьерства у него, можно сказать, в кармане. А если ситуация сложится благоприятно,– если партийцы в 2015 году снова его изберут, – Абэ может оставаться премьером еще три года, до 2018 года.

«СП»: – Обещание Абэ вернуть Курилы имеет внутриполитический посыл? Мол, если хотите вернуть острова – голосуйте за меня?

– Характерная черта нынешнего японского руководства – оно усиленно создает внешнее и внутреннее впечатление, что серьезно взялось за проблему Курил, и имеет шансы российскую сторону додавить в нужном направлении. На словах – любым способом договориться. На деле – убедить российскую сторону принять условия японцев.

Никаких изменений в японской позиции не было, нет, и в обозримом будущем не будет. Они по-прежнему претендуют на четыре острова – но это только задача, так сказать, первой очереди.

Сегодня никто в России почему-то не говорит, что главный аргумент, который японская сторона выдвигает в качестве основания притязаний на Южные Курилы – это историческая принадлежность этих островов Японии. Действительно, Кунашир, Шикотан и архипелаг Хабомаи мирно перешли к Японии в 1855 году в рамках так называемого Симодского трактата (об установлении дипотношений между Японией и Россией). По этому документу остальные Курильские острова отошли России, а Сахалин остался в совместном ведении. Спустя 20 лет уже все Курильские острова мирно отошли Японии в обмен на Сахалин. Получается, Россия в этот момент уступила японцам Северные Курилы – и тоже мирным путем.

Этот факт говорит о том, что у японцев есть все основания, чтобы после первого этапа – возвращения Южных Курил,– перейти ко второму, и потребовать у России еще и Северные Курилы.

«СП»: – Я правильно понимаю: даже если мы договоримся с Японией на подписание мирного договора на условиях советско-японской декларации 1958 года (в ней зафиксировано, что Советский Союз готов передать Японии два острова – Хабомаи и Шикотан, – но только после подписания мирного договора, и лишь в качестве жеста доброй воли), японцы этим не удовлетворятся, и будут требовать Курилы целиком?

– Конечно. Но прежде всего, японцы не согласятся, чтобы острова им передавали в порядке жеста доброй воли. В политике, как известно, слова ничего не значат. Если поступать по букве декларации 1958 года – сначала подписать договор, а потом осуществлять передачу островов, – теоретически могут возникнуть неприятности. Скажем, российская сторона может передумать, или жест доброй воли отложить. Японцев такой расклад не устраивает.

Но они не станут ограничиваться только двумя островами по другой причине – в Японии этот вариант будет расценен как национальное предательство. Эта установка крепко вбита в головы и представителям японских политических кругов, и японскому обществу. Японцы хотят именно четыре острова. Если их лидер ограничится двумя островами, это будет означать для него политическую смерть – кем бы он ни был.

«СП»: – Когда Абэ говорит, что решит вопрос с Курилами, он выдает желаемое за действительное, или на что-то надеется?

– Впервые за весь послевоенный период Путин произнес сакраментальную фразу, которая японцев так взбодрила, что они никак не могут успокоиться. Российский лидер заявил, что отсутствие мирного договора с Японией является ненормальным.

На самом деле, ничего ненормального в этом нет. После Второй мировой СССР подписал с Японией серию договоров, которые закрыли все проблемы, традиционно решаемые в рамках мирного договора. У самой Японии нет мирного договора с Китаем и Южной Кореей. Кстати говоря, нет мирного договора и с Сербией. Когда в 1904 году началась русско-японская война, сербы объявили войну Японии, и до сегодняшнего дня мирного договора с Японией не подписали.

По сути дела, по техническому оформлению, советско-японская декларация 1958 года была именно мирным договором. Это признают даже западные эксперты. В ней заложено и решение территориального вопроса, но излагается это решение так замысловато, что оставляет японцам надежду на изменения ситуации. Именно поэтому японцы захотели подписать мирный договор с Россией – а не с той же Сербией – только для того, чтобы вписать туда решение территориальной проблемы.

Японцы – это надо хорошо понимать – за мирным договором спрятали решение территориальной проблемы. Они стараются поменьше об этом сейчас говорить, но всякий раз, заводя речь о мирном договоре, однозначно держат в голове одно: мирный договор подразумевает решение территориальной проблемы, и наоборот.

«СП»: – Непонятно одно: почему Путин так сказал? Надежды японцев оправданы или нет?

– Мы этого не знаем. В конечном итоге, диалог по этому вопросу перевели на уровень замминистров иностранных дел обеих стран. Эти два парня сидят и прочищают друг другу мозги относительно истории территориальной проблемы. А на высшем уровне происходит обмен репликами. Абэ каждый раз старается сказать, что надо бы ускорить процесс. Путин ему вежливо отвечает, что вопрос решают на уровне замминистров – вот пусть и дальше этим занимаются.

Чем все это закончится, трудно сказать: мы не знаем всех составляющих. Но мне очевидно одно. Кроме наших военных баз, кроме десятков тысяч квадратных километров российских территориальных вод, кроме богатейших запасов рыбы, Курилы имеют в глазах российского руководства и другую – особую – ценность. Их сдача японцам будет означать для Кремля потерю лица. В этом случае получится, что мы идем на поводу Японии, и фактически пересматриваем итоги Второй мировой войны.

Более того. Япония в 1951 году подписала Сан-Францисский мирный договор со странами антигитлеровской коалиции, который официально завершил Вторую мировую войну, и закрепил порядок выплаты репараций союзникам и компенсаций пострадавшим от японской агрессии странам. Во второй статье этого договора Япония отказалась от части территорий, включая Курилы. С точки зрения международного права, на этом влияние Японии на судьбу этих территорий закончилось. Она вообще не имеет права возвращаться к вопросу о передаче Курил.

Когда в 1962 году знаменитого японского премьера Эйсаку Сато спросили, а как же с Тайванем, кому он перейдет, Сато ответил: нас это не волнует, нас касается только факт, что мы отказались от Формозы (колониальное название Тайваня).

С Курилами – формально – та же самая ситуация. Но к Формозе японцы подошли одним образом, а к Курилам – совсем другим. Им дали такую возможность, они в нее вцепились, и до сегодняшнего дня за нее держатся.

«СП»: – Педалирование курильской темы помогает Абэ удерживать высокий рейтинг на внутриполитической арене?

– Конечно, Абэ демонстрирует на фоне этой темы, какой он крутой парень. Он стал первым японцем, который в ранге премьера пошел в храм Ясукуни (храм – духовный символ японского милитаризма) – и это на фоне обострения отношений с Китаем и Южной Кореей. Все это – демонстрация крутизны, самостоятельности, знания, как решить проблемы японского общества. А еще знак, что общество может ему доверять. Взамен Абэ ждет от японцев поддержки для достижения целей, которые перед собой поставил. В этом смысле, педалирование курильского вопроса внутри Японии играет на руку лично Абэ.

«СП»: – Что будет с Абэ, если до 2018 года он не выполнит обещания и не вернет Курилы? Он потеряет лицо, Либерально-демократическая партия подмочит репутацию?

– Абэ не первый и не последний политик, который обещаний не выполняет. Каждый послевоенный японский премьер обещал, что чего-то добьется в вопросе с Курилами. Поэтому на провале Абэ в 2018-м не стоит зацикливаться. Японцы рассуждают так: да, он старался, но у него не получилось – ничего, мы будем продолжать требовать Курилы до тех пор, пока не добьемся своего. Абэ – лишь один из череды премьеров, которые пытались вернуть Курилы, и не более того…

 

– В 2013 году слова Путина были тактическим маневром, – уверен директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. – Но у меня ощущение, что нынешняя риторика Синдзо Абэ обусловлена недавним событием – его визитом на открытие Олимпиады в Сочи.

Когда российские власти столкнулись с угрозой, что на Игры не приедет никто из западных лидеров, они взяли курс на обработку лидеров влиятельных восточных стран. Первым вызвался приехать в Сочи председатель КНР Си Цзиньпин. Как только об этом стало известно, российская официальная пропаганда начала говорить, что Запад умирает, а Китай поднимается. А после того, как на Игры согласился приехать еще и японский премьер, российские власти получили необходимое пространство для маневра. Получилось, что Путин принимает у себя глав двух мировых держав, которые находятся в конфликтных отношениях. Это сразу создало комфортную ситуацию для российского президента, и позволило сместить акцент с полубойкота западных лидеров на визит лидеров восточных.

Видимо, Синдзо Абэ дали понять, что если он сейчас поднимет внутри Японии проблему Курил в выгодном для себя свете, нервной реакции с российской стороны не последует. По сути, это был размен: Абэ приезжает на открытие Игр, а российская сторона закрывает глаза на некоторые недружественные высказывания, которые последуют сразу после этого. Именно это мы сейчас наблюдаем…

http://svpressa.ru/politic/article/82201/

 

13 Февраля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов