Страна исчерпала энергоресурс

Владимир Путин потребовал перейти на новую модель экономического развития

Владимир Путин вернулся из олимпийского Сочи, чтобы подтолкнуть министров к поиску новой модели экономического роста. В нынешнем состоянии Россия обречена на стагнацию, что, естественно, беспокоит власть и информированную часть населения. Ведь даже правительственные экономисты предсказывают нам почти двукратное отставание от среднемировых темпов развития. Тем не менее президент вновь напомнил этим правительственным авторитетам, что ждет от них «определения резервов экономического развития». А также докладов о ходе «разработки планов мероприятий по повышению производительности труда».

Экономический рост России до 2030 года не превысит в среднем 2,5% в год. Тогда как мировая экономика будет расти значительно быстрее – около 3,4% в год. При этом доля нашей страны в глобальном ВВП сократится с сегодняшних 4% до 3,4% в 2030 году. Такой безрадостный прогноз подготовило для страны ведомство Алексея Улюкаева. Понятно, что подписываться под таким своеобразным приговором высшим чиновникам не захотелось. И поэтому Минэкономразвития продолжило размышления над более оптимистичными вариантами долгосрочных прогнозов.

«Хотел бы обратить внимание Алексея Валентиновича Улюкаева на то, что хотел бы услышать от него, как идет работа по подготовке долгосрочного макроэкономического прогноза, включая определение резервов экономического развития», – заявил Владимир Путин на совещании с членами правительства в среду в Ново-Огареве.

Президент напомнил о ситуации в российской и мировой экономике, в том числе с ценами на энергоносители – сообщает Интерфакс. «Мы все считаем, что прежние источники роста, если и не подошли к концу, то работают уже, мягко говоря, не так эффективно, как раньше, потому что всегда мы ожидали роста и роста, повышения цен на энергоносители. Они у нас держатся на хорошем уровне, но такого роста, как прежде, нет. И источник этот себя исчерпал, можно сказать», – сказал Путин.

Новость об «исчерпании модели» министры слышат уже лет пять подряд. Но от повторения этих слов новая – неисчерпанная – модель почему-то не появляется. «Мировой экономический кризис… показал исчерпанность модели роста российской экономики, которая у нас была в предыдущие годы», – эти слова были сказаны не вчера и даже не в прошлом году. Такой диагноз для российской экономики объявила тогдашний министр экономического развития Эльвира Набиуллина еще осенью 2008 года. С тех пор в правительстве появились три основных рецепта: «дожидаться нового роста сырьевых цен», «заставить госкомпании оживить экономику» и «стимулировать внутренний спрос».

 

Со спросом, судя по всему, пока не получается. Вопреки ожиданиям граждане почему-то сокращают потребление. Потребительские расходы россиян в январе снизились на 3% в номинальном выражении по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, что случилось впервые за все шесть лет наблюдений, сообщил исследовательский холдинг «Ромир». Впрочем, и до этой новости затухание потребительской активности не вызывало особых сомнений.

Перед началом вчерашнего совещания Путин попросил чиновников проинформировать его о том, как идет разработка планов мероприятий по повышению производительности труда, решению проблем моногородов и ЗАТО (закрытых территориальных образований). «Меня ЗАТО некоторые особенно беспокоят, потому что они мало чем отличаются от моногородов, но есть еще и ограничения, связанные с режимом и т.д. Там проблем накапливается достаточно много», – сказал Путин.

Между тем независимые эксперты видят проблемы не только в ЗАТО. «За последние годы благосостояние населения увеличилось, но от этого мало выиграла российская промышленность. Возросшие потребности удовлетворяются за счет импорта. Российская экономика утратила форму – рост удельных трудовых издержек, тарифов естественных монополий и до недавнего времени укрепление реального эффективного курса рубля ослабили ее конкурентоспособность. Доля сырьевых ресурсов в экспорте сейчас составляет уже порядка 80%, в то время как импорт – это в большей степени продукция с высокой добавленной стоимостью», – говорит аналитик по макроэкономике UFS IC Станислав Савинов. По его словам, в 2014 году рост экономики возможен за счет восстановления промышленности – в первую очередь обрабатывающих отраслей – и инвестиционного спроса. Решение о «заморозке» тарифов позволит обрабатывающим отраслям увеличить рентабельность (собственные средства формируют порядка половины инвестиций в основной капитал). Во второй половине года стоит ожидать смягчения монетарной политики на фоне снижения инфляции, что также создаст благоприятную среду для инвестиций. Главное, чтобы были стимулы для инвестиций. «Сейчас много говорится об улучшении инвестклимата. Бизнес ждет, чтобы слова не расходились с делом. Тогда этот сценарий оправдается», – говорит эксперт. «Потребительский спрос станет менее значимым для экономики – рост реальных располагаемых доходов еще больше замедлится, поскольку и государство не стало индексировать зарплату некоторым госслужащим, и бизнес уже не готов пересматривать оплату труда», – считает Савинов. А за счет перманентного ослабления рубля добиться роста экономики не получится. «Импортозамещение в отличие от 1998 и 2008 годов будет минимальным, а экспортируем мы в основном сырье, то есть больше зависим от динамики товарных рынков, а не от валютных курсов», – говорит он.

«Чисто монетарные стимулы развития на сегодняшний момент уже исчерпаны», – соглашается гендиректор «ФинЭкспертизы» Агван Микаелян. «Рост за счет внутреннего потребления теоретически возможен через вовлечение граждан в экономическую деятельность. То есть в малый и средний бизнес. Однако реальных условий для развития этого сегмента на сегодняшний момент в России нет, – отмечает Микаелян. – Остается рост через бюджетные инвестиции. И именно стимулирование жилищного строительства имеет наиболее реальные шансы стать основным локомотивом роста. Но это строительство должно вестись не только в городах, но и в сельской местности. Тем самым мы подтянем еще один серьезный драйвер – сельское хозяйство». А крупномасштабные спортивные соревнования мирового уровня точкой роста скорее всего не станут, считает эксперт. Хотя это и неплохая опора для развития регионов.

Внутренний спрос практически исчерпал себя как фактор роста, о чем свидетельствует замедление темпов потребительского кредитования. «Правда, потенциал корпоративного спроса все еще есть на внутреннем рынке», – отмечает эксперт Русской школы управления Андрей Ильдеменов. По его мнению, экономический рост может быть связан с государственными закупками, на которые приходится по 15–18 трлн руб. в год. «Кроме этого, объективно должны расти инвестиционные программы крупнейших российских корпораций – в частности, после аварии на АЭС в Фукусиме резко возрос спрос на строительство атомных электростанций по российским стандартам», – напоминает Ильдеменов. 

 

Михаил Сергеев
Зав. отделом экономики "Независимой газеты"

http://www.ng.ru/economics/2014-02-13/1_energy.html

13 Февраля 2014
Поделиться:

Комментарии

Кузнецов Анатолий , 13 Февраля 2014

С.АЛЕКСАШЕНКО: Ну, он давно наступил. Марин, он давно наступил. У нас, собственно говоря, сырьевая экономика рухнула в 2008 году в России. После этого как-то всё благополучие, нефтяное благополучие закончилось, потому что цены на нефть перестали расти.

М.КОРОЛЁВА: Но как-то мне кажется, нам об этом пока не объявляли, что всё, конец, исчерпано.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Нет, ну, если у нас в стране есть только один человек, который должен объявить и после этого мы понимаем, что у нас жизнь устроена таким образом, ну, значит, считайте, что вся страна услышала. Я сомневаюсь, что там вся страна это услышала, да? Но заявление примечательное. Вот, сырьевая экономика – она, на самом деле, в статистике... Опять нужно отличать эффект физического объема производства и, там, цен. Вот, физические объемы производства и сырья у нас закончили расти в 2004-м, в начале 2005-го года – всё это было связано с известным делом Юкоса. Да? Вот, как только арестовали Лебедева с Ходорковским, инвестиции частного бизнеса в сырье прекратились и у нас объемы производства и нефти, и газа... Ну, газа в меньшей степени частники. А, вот, металлы – они все перестали расти.

Потом мы жили за счет внешних займов – это вот там 2005-й, 2006-й, 2007-й года. А потом всё это благополучие кончилось. И сейчас что происходит, на самом деле? Сейчас сделаю полшага назад. Вот, когда я сказал, что мы обречены жить в ситуации постоянно слабеющего рубля, это называется, что мы проели нефтяную подушку безопасности с точки зрения устойчивости рубля. Вот, рубль теперь... Цена на нефть нынешняя – она рубль не держит.

М.КОРОЛЁВА: А если цена на нефть будет расти?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Марин, ну, знаете, пока прогнозов больше на то, что она, скорее всего, не будет расти, а, может быть, чуть-чуть будет снижаться. Вот таких откровенных оптимистов, которые говорят, что она будет расти, а еще там будут расти, не знаю там, за 5 лет со 100 до 200 долларов, я таких не видел. А если она за 5 лет вырастет с нынешних 105 долларов, ну, скажем, до 125-ти, мы этого не почувствуем, ну, в смысле российская экономика.

М.КОРОЛЁВА: То есть это уже не соответствует больше рублю?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Уже всё. Ну, вот, эта цена на нефть рубль не защищает. Возвращаясь к вопросу нашего слушателя, что должен сделать Владимир Путин, чтобы остановить падение экономики. Обратите внимание, что Владимир Путин не попросил министра Улюкаева рассказать, как остановить падение экономики – он попросил его рассказать, как строится прогноз. Ответ министра Улюкаева был следующий: «Прогноз строится и успешно. Мы закончим строить прогноз через какое-то время», что правда: прогноз построить гораздо проще, чем остановить падение экономики.

Если Владимир Путин всерьез думает о том, чтобы остановить падение экономики, то он должен обращаться не к министру экономики – он должен обращаться к министру внутренних дел, к Генеральному прокурору, к председателю Следственного комитета, к председателю Верховного....

М.КОРОЛЁВА: Вы это серьезно?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Абсолютно-абсолютно. У нас экономика не растет, потому что люди, частный бизнес перестал инвестировать в страну, а выводит капитал из страны. Инвестиции... Вот, возвращаясь к РПР-Парнас, это вопрос доверия. Бизнес доверяет стране и понимает?.. Вот, вы вкладываете деньги сегодня, результат получаете через 5, через 7 лет. Через 5, через 7 лет он достанется вам? Если вы верите, что это достанется вам, то вы будете вкладывать деньги. Если вы понимаете, что придет этот, этот, этот, этот и каждый из них сможет... Ну, собственно говоря, что на Украине произошло – там просто это гораздо быстрее и резко произошло, потому что там бизнес понял, что у него отбирают всё. Почему вышли все на Майдан?

Вот, у нас за защиту прав собственности отвечают МВД, прокуратура, Верховный суд, Следственный комитет.

М.КОРОЛЁВА: Ну и в конечном итоге отвечает, наверное, тот, кто стоит на вершине вертикали.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Нет, Улюкаев не отвечает.

М.КОРОЛЁВА: Ну, не Улюкаев, допустим. Но Владимир Путин.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Предположим... Слушатель наш спросил, что он должен сделать. Вот, он должен задать вопрос этим 4-м товарищам «Товарищи, что вы делаете, чтобы права собственности в России защищались?» И тогда, вот, если он задаст в такой постановке вопрос и они ему смогут ответить, и ответить внятно, так, чтобы все поняли, что там собственность перестали отбирать, ну, глядишь, через какое-то время экономика начнет расти. Но я сомневаюсь, первое, что Владимир Путин задаст этот вопрос. А второе, что эти 4 товарища поймут, о чем речь.

М.КОРОЛЁВА: Ну, вот, мы, кстати, заговорили об инвестициях. Есть такое понятие как «инвестиционная иммиграция». И до сих пор у нас в России такого не было, как вы знаете. И вдруг неожиданно вот такой вот проект, инициатива Минэкономразвития совместно с Федеральной миграционной службой – предоставление гражданства лицам, которые инвестируют в экономику России 10 миллионов рублей.

Вроде бы, это должно способствовать и притоку инвестиций (понятно). И кроме того, появлению здесь бизнесменов, всё новых бизнесменов. Не так ли?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Ну, по идее, это должно быть направлено на то, что вы сказали. Но мне кажется, что бизнесменов привлекает защита прав собственности. Вот, опять, не важно, откуда бизнесмен, из России, из Китая, из Арабских Эмиратов, из Америки, из Камеруна. Вот, про защиту прав собственности в России известно всё. Вот, в мире всем. Вот, не знаю, нашим этим 4-м товарищам, которых я поименовал, может быть, чего-то неизвестно. А, в принципе, все понимают, что по уровню защиты прав собственности Россия находится на 133-м месте из 148-ми по рейтингу Всемирного экономического форума. Вот лучший критерий, почему сюда бизнес не идет.

Но мне кажется, что в целом это не совсем правильное решение. У нас есть...

М.КОРОЛЁВА: Вот это вот предложение?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Предложение, да. Сейчас я попробую рассказать. Ведь, Россия, действительно, попала в сложную демографическую ситуацию. У нас сейчас будет быстрый спад населения трудоспособного возраста. Там общее население будет снижаться, но не так быстро, у нас будет снижаться население трудоспособного возраста. Вообще-то говоря, нам нужны не инвесторы с деньгами, а нужны рабочие руки. И квалифицированные рабочие руки.

М.КОРОЛЁВА: Ну а почему не то и не то?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Марин, вот, инвесторов может прийти, не знаю, ну, 10 тысяч человек. В принципе, очень много. Если нам 10 тысяч инвесторов да по 10 миллионов рублей, ну, там, типа... Статистически не важно. Ну, 100 тысяч их может прийти. Они создадут рабочие места. А работать кто будет? Кто будет? Вот, они создадут какие-то рабочие места. Ну, представляете, вот там 100 тысяч инвесторов пришли, создали каждый по 10 рабочих мест. Вот, у нас появился миллион рабочих мест. А руки где взять?

М.КОРОЛЁВА: Ну, те же самые гастарбайтеры, которые тоже приедут. Не так ли?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Вот! Стоп-стоп! Но мы же сейчас обсуждаем иммиграционную политику. У нас в стране трудодефицитная экономика. Нам нужно, чтобы к нам приезжали молодые люди возраста, условно говоря, от 15 до 25, которые здесь получают гражданство с тем, чтобы они становились гражданами, изучали русский язык, российскую историю, культуру и так далее. Но нам вот эту вот демографическую нишу нужно заполнять, чтобы через поколение мы опять не вернулись в эту ситуацию. Нам нужны просто в стране рабочие руки. А рабочие руки – это не те, кто готовы заплатить 10 миллионов рублей – они приезжают сюда зарабатывать, да? Поэтому мне кажется, что, вот...

М.КОРОЛЁВА: Ну, смотрите, эти люди приезжают и без того.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Они уедут, Марина. Марина, они уедут. Они приехали и уехали, они нашу демографическую проблему не решают. Они понимают, что они приезжают сюда на время. Они не заинтересованы в том, чтобы вкладывать деньги в свое образование, чтобы повышать свою квалификацию. Нам нужны рабочие руки навсегда, да? Нам нужна квалифицированная рабочая сила. Мы же понимаем, что люди, приезжающие из Средней Азии, у них более низкий уровень образования профессионального, они не способны там работать на современных производствах. Чтобы их куда-то на современное производство, их нужно обучать. Они сами должны отказаться от заработка и пойти учиться. Они не пойдут, потому что они здесь временщики, они здесь на птичьих правах – их в любое время построили под камеру, руки на затылок и, типа, строем пошли на депортационный пункт. И они очень хорошо понимают свои права.

Вот, у нас миграционная политика в первую очередь должна быть направлена на то, чтобы привлекать молодых людей, вкладывать в их образование с тем, чтобы они здесь оставались навсегда со своими семьями, со своими детьми, с тем, чтобы заполнять демографическую нишу и сейчас, и на следующее поколение.

А 10 тысяч инвесторов – они не спасут нашу страну.

М.КОРОЛЁВА: А вы, кстати, верите в то, что сюда приедут люди с деньгами?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Нет. Нет, потому что человека с деньгами отсутствие защиты прав собственности не привлекает. То, что сюда приедет тысяча человек, возможно, которые получат российский паспорт и российское гражданство, да, если им это будет выгодно, если они смогут на этом что-то заработать, да? Если возможности россиянина будут больше, чем возможности, я не знаю, камерунца, ангольца, жителя Антарктиды. Я понимаю, что в Антарктиде нет гражданства. Вот, любого. Вот, если для него российский паспорт будет давать...

Почему едут, не знаю там, в Америку, получают иммиграционные визы в Америке? Потому что вы, получив там вот эту американскую Green Card, вы становитесь самостоятельным инвестором – вы можете создавать предприятие с капиталом в тысячу долларов.

М.КОРОЛЁВА: И никакого Следственного комитета.

С.АЛЕКСАШЕНКО: И никакого Следственного комитета. И вас Америка поощряет к этому делу.

М.КОРОЛЁВА: Остается у нас минута. Я хочу вам задать вопрос одного из наших слушателей в конце. Он такой, вроде бы, отвлеченный, с одной стороны. А с другой стороны, совершенно практический. С какой страной вам хотелось бы сравнить Россию? Какие страны вам нравятся?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Что значит нравятся? Как можно, не знаю...

М.КОРОЛЁВА: Ну, вот, вопрос от нашего слушателя. С какой страной вам хотелось бы? Как я понимаю, речь идет не о том, с какой сравнивать.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Слушайте, я, знаете, как «Женитьба» у Гоголя, да? Если нос Иван Иваныча да взгляд Ивана Никифоровича и так далее. Многие страны живут хорошо. В каждой стране есть свои проблемы и свои недостатки. Вот, сказать, что я видел когда-то идеальную страну... Я не везде был, многие страны не видел. Не знаю, мне бы хотелось от Китая взять способность руководителей к такому долгосрочному стратегическому взгляду. Мне из Америки, вообще из западного мира хотелось бы взять вот эту вот ставку на индивидуальные качества, на то, что человек превыше государства. Америка – вот эти частные инициативы, которые поддерживаются. Мне бы хотелось из Франции, из Англии взять бережное отношение к национальной культуре и из Италии, превращение своей культуры в достояние всего человечества. Мне бы хотелось из африканских стран взять расслабленный образ жизни. Ну, есть много чего.

М.КОРОЛЁВА: Ну а пока, тем не менее, как в «Женитьбе» Гоголя. Конец тот же?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Конец тот же, да.

М.КОРОЛЁВА: Сергей Алексашенко, экономист сегодня был в студии «Особого мнения». Я – Марина Королёва. Всем спасибо, всем счастливо.

Your text to link...

С.АЛЕКСАШЕНКО: До свидания.

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов