Иллюзия удвоения ВВП

Лозунг удвоения российского ВВП, провозглашенный президентом Владимиром Путиным в 2003 году, ушел, казалось бы, в безвозвратное прошлое вместе с "тучными" годами. Тем занятнее обнаружить, что эта снятая с вооружения мечта, оказывается, сбылась. Причем не когда-нибудь, а нынешней застойной осенью.

 

Точнее почти сбылась. Удвоился не ВВП, а так называемый "индекс интенсивности выпуска товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности". И не за 10 лет, как первоначально предполагалось, а за неполных 14: считая этот индекс в январе 2000-го за 100%, эксперты Высшей школы экономики объявили, что в октябре 2013-го он достиг 200,3%.

 

Хотя вышеупомянутый индекс и не охватывает некоторые компоненты валового внутреннего продукта, он, по мнению экспертов, "в максимально возможной степени приближен к индексу физического объема ВВП" и при этом вычисляется гораздо быстрее. Самое свежее ежемесячное его значение (очищенное от сезонно-календарных факторов) – как раз за октябрь текущего года, ставший своего рода исторической вехой.

 

Не вдаваясь в утомительные подробности, отметим, что при общем удвоении этого индекса с января 2000-го по октябрь 2013-го, добыча полезных ископаемых выросла за тот же отрезок времени на 59% (в физическом объеме, разумеется, а не в ценовом, который, как известно, увеличился во много крат), обрабатывающие производства – на 72%, объемы строительства – в 2,71 раза, а оборот розничной торговли – в 3,13 раза. Именно торговля, как оптовая, так и розничная, выступила в качестве главного локомотива удвоения нашего ВВП. Вклад в это удвоение всех остальных многочисленных отраслей российского народного хозяйства, вместе взятых, оказался лишь немногим больше.

 

Для того чтобы подобрать ключ к этой загадке, надо посмотреть на этапы, через которые прошло экономическое удвоение нашей державы. Их всего четыре.

 

Первый этап, который занял 3,5 года, с января 2000-го и примерно до середины 2003-го, — это время умеренных нефтяных цен и здорового хозяйственного развития. При общем росте индекса выпуска товаров и услуг за это время на 25%, обрабатывающие производства и сельское хозяйство поднялись примерно на 20%, добыча полезных ископаемых и розничная торговля – на 30-35%, а строительство – на 45%.

 

Объемы торговли продовольственными и непродовольственными товарами уже и тогда обгоняли рост собственного производства аграрных и промышленных товаров. Но, во-первых, не радикально. А во-вторых, импорт, которым покрывали разницу, приобретался не на халявные нефтедоллары, полученные благодаря подорожанию энергоносителей, а путем быстрого увеличения производства и продаж энергоносителей.

 

Затем настал второй этап, примерно пятилетний – с середины 2003-го и до высшей предкризисной точки в середине 2008-го. Это была та самая "тучная эпоха", когда нефть подорожала в несколько раз. Общий индекс выпуска товаров и услуг вырос за эту пятилетку на 45%. Правда, добыча полезных ископаемых поднялась всего на 16%. Стимула ее наращивать просто не было. Доходы и так увеличивались по экспоненте. Зато обрабатывающие производства, как и сельхозпродукция, выросли на треть, а объемы строительства и розничная торговля – вдвое. То, что потребности в товарах и еде закрывались теперь в основном импортом, было видно сразу. А вот на каком фундаменте сооружалось тогдашнее промышленно-строительное процветание, показал только кризис.

 

http://www.rosbalt.ru/business/2013/12/16/1211799.html

 

Он стал третьим и, если можно так выразиться, решающим этапом нашего удвоения, раскрыв его подлинные корни. Как только в 2008-2009 годах упала нефтяная цена, обрабатывающая промышленность и строительство круто пошли вниз – на 20% и на 19%, соответственно, в низших своих точках. Выяснилось, что эти отрасли за предыдущие пять лет привыкли к прямому или косвенному нефтедолларовому субсидированию или просто к жизни в долг. Добыча полезных ископаемых в физическом объеме уменьшилась незначительно – всего процентов на пять, что естественно. Нефть, дорога она или дешева, – товар ликвидный.

 

А вот оборот розничной торговли в низшей точке кризиса снизился лишь на 10%, да и то ненадолго. Вопреки резкому снижению госдоходов и падению производства собственных товаров (в 2010-м был к тому же еще и тяжелый неурожай), потребление уменьшилось довольно незначительно. Это было результатом организованного властями широкого проедания государственных запасов. Половину оприходовал ближний круг магнатов, но не так уж мало пожаловали и народу в надежде (как известно, не полностью сбывшейся), что он сохранит послушание.

 

Ну, а четвертый этап мы переживаем как раз теперь, в эпоху нефти, которая вновь сделалась дорогой, но перестала расти в цене. Условно говоря, он стартовал 2,5 года назад, весной 2011-го, когда индекс выпуска товаров и услуг вернулся к высшей свой докризисной точке. Формально говоря, к октябрю 2013-го он вырос еще на 10,7%, как раз и обеспечив, наконец, свое удвоение. Правда, половина этого прироста обеспечена огромным, доселе невиданным скачком аграрного производства, который якобы произошел за последние 2-3 месяца. Так утверждает государственная статистическая служба и не объясняет почему. Урожай нынешнего года вовсе не фантастический, а сезонно-календарные колебания должны отсекаться самой системой расчетов.

 

Озадаченные эксперты ВШЭ, не решаясь прямо назвать это плутовством, тактично замечают, что "официальные данные о помесячной динамике продукции сельского хозяйства демонстрируют резкое изменение характера сезонного осеннего подъема, не имеющее четкого содержательного объяснения". Это "неимение объяснения", видимо, основательно их разозлило, и они заново вычислили свой индекс по всем полагающимся параметрам, но без учета росстатовских цифр, касающихся сельского хозяйства. И тогда оказалось, что наша экономика в октябре 2013-го была всего на 5,9% выше лучших своих докризисных достижений 2008-го.

 

Причем рост добычи полезных ископаемых за эти годы не дотянул даже и до 5%, а в первые 10 месяцев 2013-го эта добыча вообще стагнирует. Обрабатывающий сектор, немного поднявшись в позапрошлом и прошлом годах, в нынешнем топчется на месте. Объемы строительства сейчас все еще ниже докризисного максимума. А перевозки грузовым транспортом (один из главных индикаторов общего уровня производства) в нынешнем октябре были на 15% меньше, чем в предкризисном июле 2008-го.

 

Зато розничная торговля, хоть и в затухающем темпе, но продолжает расти до сих пор. Продажи импортных товаров, ради ввоза которых тратят скудеющие ресурсы и влезают во все новые долги, если не брать всерьез придуманный статистикой взлет сельхозпроизводства, остались сегодня единственным локомотивом нашей экономики. И этот локомотив все-таки дотянул российское народное хозяйство до заветной цели. Удвоение ВВП, наконец, состоялось. Впереди высшая его стадия – стагнация.

 

Сергей Шелин

 

http://www.rosbalt.ru/business/2013/12/16/1211799.html
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/business/2013/12/16/1211799.html

 
16 Декабря 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов