Когда начнется война между Арменией и Азербайджаном

По мнению Александра Храмчихина, две закавказские страны ждут повода, чтобы окончательно решить вопрос Нагорного Карабаха

 

После распада СССР Армения, Азербайджан и самопровозглашенная Нагорно-Карабахская Республика в основном получили каждый по «своей» части бывшей Советской армии, то есть взяли то, что находилось на их территориях. Лишь некоторая часть достаточно мощной авиационной группировки, дислоцированной в Азербайджане, была перегнана в Россию.

Что осталось от советского наследства

Азербайджан после распада СССР получил 436 танков, 558 БМП, 389 БТР, 388 артсистем, 63 самолета, 8 вертолетов. Армения же на начало 1993 года имела лишь 77 танков, 150 БМП, 39 БТР, 160 артсистем, 3 самолета, 13 вертолетов. При этом, правда, вооруженные силы Нагорно-Карабахской Республики (НКР) стали «серой зоной». Карабах получил некоторую (хотя и небольшую) часть техники советской армии (бывший 366-й МСП), какое-то количество техники, которое учтено не было, ему передала Армения.

Несмотря на то, что численность ВС НКР была точно неизвестна, нет никаких сомнений в том, что к началу карабахской войны Азербайджан обладал весьма существенным превосходством над ВС Армении и Карабаха. Тем более, часть ВС Армении была задействована для охраны границы с Турцией, которая полностью поддержала Баку; лишь наличие на территории Армении российских войск предотвратило ее прямое вмешательство в конфликт.

Несмотря на превосходство, Азербайджан потерпел в этой войне тяжелое поражение. Под армянский контроль перешли не только почти вся территория бывшей НКАО (кроме незначительной ее части на севере), но и прилегающие к ней районы самого Азербайджана. Контролируемая карабахскими силами территория получилась очень компактной и удобной для обороны. За 15 лет, прошедших после прекращения активных боевых действий, граница этой территории (то есть, по сути, линия фронта) прекрасно укреплена, чему очень способствовал горный рельеф местности.

Стороны понесли в ходе войны начала 1990-х значительные потери. Армения признала потерю 52 танков Т-72, 54 БМП, 40 БТР, 6 орудий и минометов. Потери Карабаха, естественно, были неизвестны. Азербайджан потерял 186 танков (160 Т-72 и 26 Т-55), 111 БМП, 8 БТР, 7 САУ, 47 орудий и минометов, 5 РСЗО, 14-16 самолетов, 5-6 вертолетов. Кроме того, к него было списано поврежденной техники: 43 танка (в т.ч. 18 Т-72), 83 БМП, 31 БТР, 1 САУ, 42 орудия и миномета, 8 РСЗО.

При этом, правда, у армян были захвачены 23 Т-72, 14 БМП, 1 САУ, 8 орудий и минометов. С другой стороны, значительная часть потерянной Азербайджаном техники была захвачена армянскими силами либо в полной исправности, либо с незначительными повреждениями и вошла в состав ВС Армении и НКР.

За прошедшие годы ВС обеих стран значительно укрепились. При этом Ереван и Баку совершенно не скрывают того, что строят свои армии ради новой войны между собой.

Армения является членом ОДКБ и формально направила роту в состав КСОР. Однако из-за особенностей географического положения (Армения и Карабах, не имеющие выхода к морю и не граничащие с Россией, остаются в транспортной блокаде со стороны Азербайджана и Турции, почти нет транзита и через Грузию) реального участия в деятельности этой организации Ереван принимать не может. Фактическую связь с ОДКБ осуществляет российская 102-я военная база, на вооружении которой имеются, в частности, 18 истребителей МиГ-29 и зенитно-ракетная бригада с ЗРС С-300В. База осуществляет сдерживание в отношении Турции, не позволяя ей оказывать прямую военную помощь Азербайджану в случае почти неизбежного возобновления войны за Нагорный Карабах.

Что представляет собой армянская армия

Сухопутные войска Армении включают 5 армейских корпусов (в их составе 13 мотострелковых полков и несколько десятков батальонов различного типа), 5 мотострелковых, ракетная, артиллерийская, зенитно-ракетная, радиотехническая бригады, мотострелковый, самоходный артиллерийский, противотанковый артиллерийский, спецназа, связи, инженерно-саперный, МТО полки. Некоторые части и соединения дислоцированы на территории НКР и прилегающих азербайджанских районов, находящихся под армянским контролем.

На вооружении состоит 8 ПУ Р-17 (32 ракеты), не менее 2 ПУ «Точка», 110 танков (102 Т-72, 8 Т-55), около 200 БМП и БМД, более 120 БТР, не менее 40 САУ, не менее 150 буксируемых орудий, более 80 минометов, более 50 РСЗО (в том числе 4 WM-80: Армения — единственная в мире страна, кроме самого Китая, имеющая на вооружении эту китайскую РСЗО), до 70 ПТРК, свыше 300 средств ПВО (ЗРК, ПЗРК, ЗСУ).

Празднование дня военного разведчика в Ереване, 5 ноября 2013 года. Фото: PanARMENIAN Photo / Hrant Khachatryan / AP

Празднование Дня военного разведчика в Ереване, 5 ноября 2013 года. Фото: PanARMENIAN Photo / Hrant Khachatryan / AP

Размер сухопутных войск НКР известен оценочно. Наиболее часто используются цифры «316 танков, 324 ББМ, 322 артиллерийских установок калибром более 122 мм».

На вооружении ВВС и ПВО имеется 1 перехватчик МиГ-25, 15-16 штурмовиков Су-25 (в т.ч. 2 учебно-боевых Су-25УБ), примерно по 10-15 транспортных и учебных самолетов, 15-16 боевых вертолетов Ми-24, 7-12 многоцелевых Ми8/17. ЗРК — 54 ПУ «Круг», до 25 ПУ С-125 и С-75, 48 ПУ (4 дивизиона) С-300ПТ/ПС. В составе ВВС и ПВО НКР предположительно имеется по 1 дивизиону ЗРС С-300ПС и ЗРК Бук-М1, 2 штурмовика Су-25, 4 боевых вертолета Ми-24 и 5 других вертолетов.

Армения имеет немногим более 30 предприятий ВПК, которые производят различные приборы и оборудование, но не вооружение и технику в конечном виде. За постсоветский период здесь были созданы некоторые новые образцы стрелкового оружия, легкая система N-2 для стрельбы реактивными гранатами, а также беспилотник «Крунк». В целом же страна находится в полной зависимости от импорта вооружений.

На протяжении большей части постсоветского периода армянская армия, отлично подготовленная и высоко мотивированная, делила с белорусской армией звание лучшей в бывшем СССР. Однако в последнее время у нее возникли проблемы, аналогичные белорусским, связанные с нехваткой денег. Из-за этого практически не происходит обновления вооружения и техники. Принципиальная разница между Арменией и Белоруссией в том, что если для Белоруссии вероятность практической реализации внешней угрозы составляет менее 1%, то для Армении она превышает 90%.

Что представляет собой азербайджанская армия

ВС Азербайджана, которые и собираются реализовать эту угрозу, на сегодняшний день по темпам развития на постсоветском пространстве, пожалуй, могут соперничать даже с Россией (естественно, с учетом разницы масштабов), существенно превосходя остальные армии бывшего СССР. Огромные нефтяные доходы страны позволяют ее руководству всерьез рассчитывать на реванш.

Сухопутные войска Азербайджана, как и армянские, включают 5 армейских корпусов. В их составе — 22 мотострелковые бригады. Кроме того, имеются артиллерийская, противотанковая, РСЗО и инженерная бригады.

На вооружении сухопутных войск Азербайджана до нынешнего года имелся 381 танк (283 Т-72, 98 Т-55), около 300 БМП и БМД, более 300 БТР и бронеавтомобилей, более 120 САУ, около 300 буксируемых орудий, более 100 минометов, до 60 РСЗО (в том числе 12 «Смерч»).

На вооружении ВВС страны состоят 19 штурмовиков Су-25 и 15 истребителей МиГ-29. Кроме того, есть по 5 фронтовых бомбардировщиков Су-24, штурмовиков Су-17 и истребителей МиГ-21, а также 32 перехватчика МиГ-25, но статус этих самолетов неясен, поскольку они сильно устарели. Имеется также 40 учебных самолетов L-29 и L-39, которые можно использовать в качестве легких штурмовиков. Есть 26 боевых вертолетов Ми-24, поступают Ми-35М (будет 24), не менее 20 многоцелевых Ми-8/17.

рад в честь дня Вооруженных сил Азербайджана в Баку. Фото: Osman Karimov / AP

Парад в честь Дня Вооруженных сил Азербайджана в Баку. Фото: Osman Karimov / AP

Наземная ПВО включает 2 дивизиона ЗРС С-300ПМ, а также ЗРК «Барак» (израильского производства), «Бук», С-200, С-125, «Куб», «Оса», «Стрела-10».

Благодаря высоким доходам от экспорта нефти Азербайджан пытается создавать свой ВПК при помощи таких стран, как Турция, Израиль, ЮАР, Украина, Белоруссия. Созданы собственные образцы стрелкового оружия, начато лицензионное производство турецких бронемашин и РСЗО, израильских беспилотников, южноафриканских бронетранспортеров. Сегодня азербайджанский ВПК по своим возможностям вошел в пятерку лучших на постсоветском пространстве, хотя после распада СССР его возможности были почти нулевыми.

Тем не менее главным источником получения вооружений для страны остается импорт. И в последние годы Азербайджан внезапно попал в число стран-лидеров по импорту военной техники из России. Началось все с поставки в 2006 году 62 подержанных танков Т-72 из наличия ВС РФ. А с 2009 года пошли массированные поставки новейших вооружений, изготовленных именно для Азербайджана. В числе этих поставок (некоторые еще только начаты) — 94 танка Т-90С, 100 БМП-3, 24 БТР-80А, 18 САУ 2С19 «Мста», 18 РСЗО «Смерч», 6 огнеметных РСЗО ТОС-1А, 2 дивизиона ЗРС С-300П, 24 ударных вертолета Ми-35М, 60 многоцелевых вертолетов Ми-17.

Список весьма внушительный. Особенно впечатляет такой эксклюзив, как ТОС-1А. Впрочем, Т-90С, «Смерч», Ми-35П тоже очень существенно усилят ударный потенциал азербайджанской армии.

Раньше основным поставщиком вооружений в Азербайджан была Украина. У нее Баку приобрел суммарно 200 танков, более 150 БМП и БТР, до 300 артсистем (в том числе 12 РСЗО «Смерч»), 16 истребителей МиГ-29, 12 ударных вертолетов Ми-24. Однако абсолютно вся эта техника была поставлена из наличия ВС Украины, т.е. была изготовлена еще в СССР. С определенного момента подобная техника перестала представлять для Азербайджана интерес, поскольку не обеспечивала качественного превосходства над Арменией. Поставлять же новую технику Киев просто не способен. В Таиланде, видимо, до сих пор верят, что получат полсотни уже оплаченных украинских танков «Оплот». Но Азербайджан к Украине географически и, главное, ментально, гораздо ближе. Поэтому в Баку уже понимают, что «Оплот», может быть, очень хороший танк, но организовать его серийное производство Украина не способна (точнее, способна, но такими низкими темпами, что это теряет смысл).

Новые украинские БТР-3 Азербайджан даже сгоряча купил, но, получив три единицы, одумался и закупки прекратил. Зато у «Уралвагонзавода» нет проблем с серийным производством Т-90С. Темпы хоть и не советские, но вполне приемлемые. И «Смерч» лучше получить новый с «Мотовилихинских заводов», чем 25-летний с украинских складов. Вот Азербайджан и сделал выбор.

У России в регионе — коммерческий интерес

Россия тоже сделала выбор чисто коммерческого характера. Баку платит деньги, а Ереван — нет. Поэтому новейшую технику получает Азербайджан, а не Армения.

В целом суммарный потенциал ВС Армении и НКР с учетом имеющихся укреплений и высоких боевых качеств личного состава пока обеспечивает отражение удара со стороны ВС Азербайджана (если Россия гарантирует невмешательство Турции). Однако тенденции не являются благоприятными для армянской стороны из-за гораздо более высоких экономических возможностей Азербайджана. Последний уже сейчас имеет подавляющее превосходство в воздухе, что пока компенсируется сильной наземной ПВО Армении и Карабаха. Российские поставки обеспечат существенное превосходство и на суше. В частности, ТОС-1 и «Смерч» очень пригодятся для взлома оборонительных укреплений армян в Карабахе.

Как было сказано выше, Армения является членом ОДКБ, то есть Россия, Белоруссия, Казахстан, Узбекистан, Киргизия и Таджикистан обязаны в случае войны (по крайней мере, если ее начнет Азербайджан) прийти ей на помощь. Правда, нет почти никаких сомнений в том, что в реальности этого не случится. Москва из-за нефтегазовых проблем, не позволяющих ей всерьез ссориться с Баку (ведь, как уже упоминалось, она даже поставляет Азербайджану наступательные вооружения в весьма значительных количествах), и вообще из-за нежелания ввязываться в серьезную войну найдет себе «отмазку»: Азербайджан ведь атакует не саму Армению, а НКР, которая никем не признана и в ОДКБ не входит. При этом «забудется» тот факт, что совершенно аналогичное поведение Грузии в 2008 году — атаку на никем не признанную Южную Осетию — Москва объявила вероломной агрессией. Представление же о том, что на помощь Армении придут другие страны ОДКБ, настолько абсурдно, что нет смысла даже обсуждать этот вопрос.

С другой стороны, Турция тоже не рискнет воевать из-за риска прямого военного столкновения с Россией (в лице ее группировки в Армении), хотя может организовать какую-нибудь демонстрацию силы у армянской границы.

Стоянка военной техники на демаркационной линии со стороны Армении, Нагорный Карабах, 2012 год. Фото: Антон Якунин / ИТАР-ТАСС

Стоянка военной техники на демаркационной линии со стороны Армении, Нагорный Карабах, 2012 год. Фото: Антон Якунин / ИТАР-ТАСС

Иран во время предыдущей армяно-азербайджанской войны очень ясно показал, какой химерой является «исламская солидарность», поддержав не мусульманский (более того — шиитский) Азербайджан, а православную Армению. Это объяснялось крайне плохими на тот момент отношениями Ирана с Турцией — главным покровителем Баку. Сейчас ирано-турецкие и ирано-азербайджанские отношения заметно улучшились, но и ирано-армянские ничуть не ухудшились. Нет оснований сомневаться в том, что Иран сохранит нейтралитет, может быть, лишь более сбалансированный, чем в начале 90-х.

Запад промолчит

Что касается Запада, то на его позицию будут действовать два противоположных фактора — мощная армянская диаспора (особенно в США и Франции) и исключительная важность Азербайджана для многочисленных нефтегазовых проектов, альтернативных российским. Впрочем, военное вмешательство в карабахскую войну со стороны США, не говоря уж о европейских странах, в любом случае исключено. Запад будет лишь яростно требовать от Еревана и Баку как можно скорее прекратить войну. Как, кстати, и Россия.

В связи с этим нельзя не отметить, что положение Еревана абсолютно безвыходно. Он может сколько угодно обижаться на Москву, продающую новейшее вооружение Баку, но «поменять лагерь» не имеет возможности. Россия почти наверняка останется нейтральной, если Азербайджан попытается вернуть Карабах, но с вероятностью, близкой к 100 %, вмешается, если под ударом окажется территория собственно Армении (независимо от того, кто этот удар нанесет — Азербайджан или Турция). Получить же прямую военную помощь от НАТО у Армении нет ни единого шанса ни при каком развитии событий, причем совершенно независимо от глубины «прогиба» перед альянсом. Правда, не исключено, что это еще не все понимают и уроки августовской войны 2008 года (то есть печальная судьба Грузии) далеко не всеми усвоены. Тем не менее реальность именно такова.

Время работает на Азербайджан

В связи с этим нельзя не прокомментировать слова командира 102-й военной базы РФ в Армении полковника Андрея Рузинского, сказанные им месяц назад в интервью «Красной звезде»: «В случае принятия решения руководством Азербайджана по восстановлению юрисдикции над Нагорным Карабахом силовым путем военная база может вступить в вооруженный конфликт в соответствии с договорными обязательствами Российской Федерации в рамках Организации Договора о коллективной безопасности». Эта реплика вызвала сильнейший резонанс как в Баку, так и в Ереване. Между тем, офицер ничего другого сказать и не мог: военная база может вступить в конфликт. Если поступит приказ из Москвы — вступит, не поступит — не вступит. Вообще, слова эти правильнее всего понять так: Россия выполнит свои обязательства в рамах ОДКБ, если Азербайджан затронет территорию самой Армении. В чем никто особо и не сомневался.

Таким образом, как и полтора десятилетия назад, если война начнется, то она почти наверняка будет идти только между Азербайджаном с одной стороны и Арменией и НКР — с другой. У Азербайджана пока недостаточно сил для того, чтобы гарантировать себе победу. Тем не менее время однозначно работает на него. И именно поэтому война в данный момент выгоднее армянам. Пока силы сторон сопоставимы, они, начав войну первыми, могут рассчитывать на победу, то есть на очень значительное ослабление военного потенциала Азербайджана. Который тому потом пришлось бы восстанавливать минимум лет 15—20.

Впрочем, у такого варианта есть большие минусы. Во-первых, никакого численного превосходства армянская сторона не имеет, поэтому добиться решительного успеха может лишь в случае достижения полной внезапности, обеспечить которую практически невозможно. Во-вторых, очень тяжелыми для армян будут политические последствия, ведь они окажутся агрессорами, атакующими территорию, которая с любой точки зрения принадлежит Азербайджану. В итоге армяне лишатся политической поддержки не только Ирана, но и, почти наверняка, России и Запада и окажутся перед угрозой прямого вмешательства Турции.

Поэтому самый выгодный для Армении и НКР вариант — каким-то образом спровоцировать Азербайджан напасть первым, причем как можно скорее. Тем более, у Баку ведь очень «чешутся руки», из-за чего вполне может показаться, что сил для победы достаточно уже сейчас. А поскольку их пока недостаточно, то армяне, находясь в выгодном с военной точки зрения положении обороняющихся на прекрасно оборудованной, подготовленной и давно изученной позиции, сумеют решить главную задачу войны — выбьют наступательный потенциал Азербайджана. К тому же второе поражение качественно ухудшит политические позиции Баку в борьбе за Карабах. НКР тогда станет из совсем непризнанной частично признанной страной: как минимум, ее признает сама Армения.

Таким образом, происходит балансирование на грани войны, которая рано или поздно начнется. Но армянская сторона начать войну не решается, что психологически и политически вполне понятно. Через некоторое (причем недолгое) время возможность будет окончательно упущена, после чего инициатива полностью перейдет к азербайджанской стороне. И единственный вариант для Еревана — срочно изыскивать деньги на вооружение.

Автор — заместитель директора Института политического и военного анализа.

Александр Храмчихин

http://rusplt.ru/policy/armenia_azerbajdzhan.html

 

18 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов