Исход Белой армии Черного барона из Крыма

Крымскую эвакуацию Белой армии осенью 1920 года логично принято сравнивать с двумя масштабными предыдущими – зимней Одесской и мартовской из Новороссийска. Обе были катастрофичны. Точнее – катастрофичным для Белой армии было вообще наступление Южного фронта красных в 1920 году, эвакуации же были трагичны: сконцентрированные в портах деморализованные массы отступающих войск, обезумевшие гражданские беженцы, паника и равнодушие союзных французов и англичан. Европейцы наблюдали дикий шабаш гражданской резни, обещали силу огня корабельной артиллерии и некоторые средства для эвакуации, но не обеспечили обещанного в достаточной мере. Ни в Одессе и Новороссийске, ни, тем более, в Херсоне, Мариуполе и Николаеве.

В Одессе на борт уходящих судов попала едва ли треть желавших бежать, были брошены люди и огромные материальные ценности. В Новороссийске в страшной панике погибли сотни и сотни отчаявшихся. Несколько иначе сложилось в Крыму.

Генерал Врангель и лётчики 5-го авиационного отряда, 1920.

«Выдающейся храбрости. Разбирается в обстановке прекрасно и быстро, очень находчив в тяжелой обстановке», — писал о главнокомандующем Русской армией в Крыму бароне Врангеле один из его прежних командиров в Первой мировой войне. Эти качества барона спасли тысячи жизней и в трагические дни ноября 20-го на полуострове.

Генерал Врангель со своим штабом в г. Сремски Карловцы.

Получивший реальную власть над остатками Белой армии, когда Белое Движение в европейской части России было сломлено и почти уничтожено, Черный барон (Генерального штаба генерал-лейтенант с сентября 1918 года носил черную казачью черкеску) понимал, что лишенный всяких ресурсов полуостров обречен; знал, что «союзники„-англичане грозят отказом от какой бы то ни было поддержки и помощи в случае, если белое руководство откажется от переговоров с красными (!).

Эвакуация Русской армии из Крыма, ноябрь 1920.

нет

Черный барон Врангель предпринял всевозможные в полном смысле этого слова усилия для перелома ситуации:

— выступил за федеративное устройство будущей России;

— за политическую самостоятельность Украины;

— издал указ о признании украинского языка общегосударственным наравне с русским;

— заключил военный союз с Директорией Петлюры;

— признал независимость горской федерации Северного Кавказа;

— налаживал контакты с повстанцами Украины (Махно расстрелял его парламентеров, но несколько „батек“ вступили в союз с бароном);

— разработал ряд законодательных актов по аграрной реформе (главный — „Закон о земле“), признающих законным захват большей части помещичьих земель крестьянами;

— провёл реформу местного самоуправления („Закон о волостных земствах и сельских общинах“);

— дал своими указами областную автономию казачьих земель;

— принял ряд положений по рабочему законодательству…

Но было поздно. Просто поздно.

После полугода – с апреля по ноябрь 1920-го – сражений с переменным успехом красных с белыми товарищ Фрунзе (части 1-й и 2-й Конных армий, 51-я дивизия Блюхера и отряды Махно) начал генеральное наступление и ворвался в Крым. Это был конец…

Эвакуация Русской армии из Крыма оценивается и современниками, и нынешними историками как намного более сложная, чем Новороссийская эвакуация и Одесская, в смысле организации. Перед тем, как самому покинуть Россию, Петр Николаевич из дома Тольсбург-Эллистфер рода Врангель, который вёл свою родословную с начала XIII века, лично обошёл на миноносце все порты Крыма, чтобы убедиться, что пароходы с беженцами действительно готовы к выходу в море.

При поддержке транспортных и военно-морских кораблей союзников в Константинополь ушли около 100 тысяч человек. С ноября 1920 по март 1921 года пришедшие красные убили от 60 до 120 тысяч оставшихся в Крыму „бывших“. Перебили, кстати, и своих помощников — махновцев.

http://www.ridus.ru/news/117697/

14 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов