Чтобы Анапа не была плоской, как доска почета:)

А.Е. Левинтов 
 
ГЕНИЙ МЕСТА, СОВЕСТЬ МЕСТА, ПРОКЛЯТЫЕ МЕСТА 
 
Гений, совесть и демон 
 
Благодаря тому, что Платон не построил стройной понятийно-философской системы о гении, как сделано им было относительно государства, человека, Бога, землеведения, астрономии, знания и т.д., то во многих диалогах он лишь касается этой темы, почти всегда передавая “право голоса” своему Учителю Сократу, и таким образом лишь намечает некоторые стороны этой идеи, оставляя нам простор для продолжений. Важнейшими из этих идей, по его мнению, являются: 
· гении — побочные дети богов1; 
· гении представляют собой нечто среднее между богами и людьми. Их назначение — «быть истолкователями и посредниками между людьми и богами, передавая богам молитвы и жертвы людей, а людям наказы богов и вознаграждения за жертвы. Пребывая посредине, они заполняют промежуток между теми и и другими, так что Вселенная связана внутренней связью, благодаря им возможны всякие прорицания, жреческое искусство и вообще все, что относится к жертвоприношениям, таинствам, пророчеству и чародейству. Не соприкасаясь с людьми, боги общаются и беседуют с ними только через посредство гениев — и наяву и во сне. И кто сведущ в подобных делах, тот человек божественный, а сведущий во всем прочем, будь то 
какое-либо искусство или ремесло, просто ремесленник. Гении эти многочисленны и разнообразны»2; 
· гений подает знамения человеку, которым необходимо следовать, он является как бы внутренним голосом3; 
· гений сопровождает бессмертную душу человека при рожде-
нии и после смерти, ведя сложным путем и образом на суд, после которого оставляет ее; 
· «наши союзники — это боги, а равным образом и гении, мы же в свою очередь — достояние тех и других»; 
· гении занимают в духовной иерархии срединное положение 
между звездами и полубогами, они — «виновники истолкований; их надо усердно почитать молитвами за их благие вещания… даже их близкое присутствие для нас неявно. [они] причастны удивительной разумности, так как это племя понятливое и памятливое»
Важно, что лишь в отечественном платоноведении и науке о мифологии «гений» (дословно «порождающий») впрямую синонимизируется с «демоном» (дайменом), олицетворяющим злой рок, тяжкую судьбу и неотвратимый удел несчастий. Зло, по Платону, бесплодно, и это обеспечивает Добру победу. 
Демон сопровождает нас лишь на коротком отрезке жизни и представляет собой испытание нас судьбой. 
Строго говоря, природа гения у Платона сродни совести (со-вести) как каналу ком-муникации между монадой души и всеобщим Духом. В этом смысле со-весть стоит над индивидуальной и коллективной (общественной) моралью и нравственностью. Совесть может также интерпретироваться как вмененные нам на генетическом уровне культурные нормы (европейская версия совести) или память о прошлых инкарнациях (восточная версия совести). 
Тема совести представляется не только близкой теме гения, но и не менее важной. 
По мнению Ю. Бородая, человек произошел от совести: бесконечного переживания отцеубийства из эротических побуждений. Близких взглядов придерживается Владимир Лефевр, который, продолжая мысль Достоевского о том, что граница Добра и зла проходит через человека, доказывает и утверждает этическую асимметрию мира (Добра в мире 0.62 и зла лишь 0.38) и ответственность человека за эту асимметрию. Следование совести, таким образом, является не только нравственным императивом каждого, но и является космическим требованием. 
«Гений места» за счет собственного обитания обеспечивает обитаемость данного места. Более того, он — носитель и проводник обетования людям данного места, того, что М. Хайдеггер называл Gegnet, es gibt, данность, дано. Данность, по Хайдеггеру, представлена вовсе не ресурсами (то, что плохо лежит, то есть удобно расположено) или условиями жизнедеятельности («естественными производительными силами», как совсем еще недавно писалось и 
говорилось). «Данность» представляет собой герменевтический круг понимаемого и осваиваемого мира, выйти за который невозможно, но который можно бесконечно глубоко понимать и осваивать. Данность места определяет не только и не столько границы этой местности, сколько ее содержание, впечатываемые человеческим пониманием и деятельностью следы истории. Данность представляет собой своеобразную символическую действительность места, запечатленность места, его достопримечательность и одухотворенность. 
«Гений места», постоянно интерпретируясь в месте, тем самым проявляется и закрепляется в культуре: местная культура выступает с одной стороны как образцы духовных интерпретаций, с другой — как социальные нормы («нравы и обычаи», по выражению Геродота). 
«Гений места», будь то город или местность («topos» по-гречески, «cite» по латыни — город, место, ситуация), не просто порождающий фактор, это — регионобразующий или градообразующий фактор, то есть фактор формирования образа, некоей духовной проекции места, его одухотворения. «Гений места» — своеобразная совесть места, указующая не столько на то, что можно здесь делать, сколько предостерегающая от этически невозможные действия. В этом смысле «гений места» отличается от «совести места», взыскующей о Добре, и несет на себе также онтологию и имя места. «Совесть места» в свое время не допустила реализации проекта затопления Куликова поля под водохранилище гидроэлектростанции. 
Идея одухотворения места присуща и язычеству и тотемным примитивным культам, и христианству, и иудаизму, и исламу, и особенно восточным религиям и мировоззренческим системам (буддизм, синтоизм, дзен, конфуцианство) — в разных формах и проявлениях, но с одним и тем же неизменным смыслом. Духовные покровители, патроны, отцы, святые — все они обеспечивают духовный диалог, связь между людьми и той духовной силой, которая признается в этом месте за Бога. 
Во многих культурах границу города отмечали так: ставили по периметру храма лучших лучников и по тем точкам, куда падали стрелы, возводили городские стены, чтобы храм был недоступен для вражеских стрел. Сказка о Царевне-лягушке присутствует в фольклоре многих народов. 
Первосвященник Малхиседек еще во времена Авраама устанавливает на скале, служившей языческим жертвенником, первую скинию, а место Салем начинает называться Иерусалимом («Город Бога»). Позже на этой скале сооружаются последовательно Храм Соломона, Храм Ирода Великого, мусульманская святыня Эль Кобре (с этого места конь 
вознес Магомета на небо, где Аллах дал пророку Коран). «Гений места» Иерусалима и всего этого региона несомненен — здесь зародились все три мировые религии, здесь человечество получило свои важнейшие заветы, здесь ему было дано. По сути, нам, вероятно, никогда не удастся узнать, как и когда возник «гений места» Иерусалима и Иудеи, но ясно, что он будет сопровождать это место и после его гибели (Иерусалим, кстати, погибал два раза, Тит Флавий даже пропахал плугом город, что означало, по римским понятиям и ве-рованиям, конец городской истории, но то, что оказалось справедливо для Карфагена, не смогло преодолеть силы Иерусалимского «гения места»). 
Во многих случаях «гений места» хранится в топонимах — от сакральных (Партенид, Афины, Тринидад и т.п.) до бытовых (Варшава, Игарка и т.п.) или героических (Париж, Рим, Александрия и т.п.). Правда, за многими топонимами не стоит ничего, кроме тщеславия и других человеческих слабостей. Таковы топонимы Санкт-Петербург (уж если апостол Андрей признан патроном России, то почему новая столица должна называться не в его честь, а в честь брата Андрея — апостола Петра?) и все Петропавловски, возникшие с досады на собственную мать с ее Екатеринбургом, Екатеринославом, Екатеринодаром и прочими. 
Прямой противоположностью осиянных «гением места» являются табуированные места, где запрещена полностью или в значительной степени всякая человеческая деятельность или даже его присутствие. Чаще всего — это места захоронений предков, очаги катастроф и грехов.
 
 
 
3 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Енот Полоскун , 3 Ноября 2013
*** гении представляют собой нечто среднее между богами и людьми*** Это, смотря как понимать, что есть "бог". Есть очень авторитетные выводы, что человеческая гениальность как раз от дьявола. Во всяком случае, из Библии ясно видно, что все великие пророки гениями не были. Даже Моисей на горе Сион ведет себя далеко не гениально. Из Писания видно, что Бог выбирает не умственные способности, но чистоту души и смиренность человека пред Всевышним. Когда человек смертен, когда не способен даже продлить свою жизнь, глупо говорить о какой-то человеческой гениальности. Наш гениальный мозг - это лишь мозг бактерии, по сравнению с "мозгом" Бога. И даже самая умная бактерия не способна даже на малую часть того, что способен просто дать Бог, если бы цели Его совпадали с нашими мирскими, эгоистичными целями.
Светлана , 4 Ноября 2013
Гений места, демон места... это Левитин про коллективного эгрегора что-ли или про ауру? Язычество какое-то! Да, есть в России Святые места, куда стекаются тысячи паломников, есть и неблагоприятные зоны. Кстати, место в районе бывшей бойни, где по странному (???) совпадению (???) построил дом некто Зиринов, считается у старожилов города весьма неблагоприятным. На этих (когда-то) пустырях находили немало трупов, совершались изнасилования и самоубийства. Брррр! Жуть! Слышала что-то про аномальные зоны, а потом на этих местах проводились просительные и покаянные молебны, и постепенно эти места становились нейтральными. Сила духа человеческого, сила Веры меняла биополе этих мест с минуса на плюс! Может дело не в мистических "гениях", а в том какой энергией напитаны эти места?
Разве это не про одно и то ж)? Просто хочется энергии персонифицировать - ввести в культурный контекст.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов