Китай и Индия не спешат строить с нами многополярный мир

Сырьевой полюс отторжения. Несмотря на развитие отношений, Китай и Индия не спешат строить с нами многополярный мир

 

Сырьевой полюс отторжения

Несмотря на развитие отношений, Китай и Индия не спешат строить с нами многополярный мир

Состоявшиеся встречи президента России с премьер-министром Индии в Москве и премьера с главой правительства Китая в Пекине показали, что у наших трех стран схожий взгляд на многие мировые проблемы, а взаимовыгодное сотрудничество будет только нарастать.

В частности, премьер Индии Манмохан Сингх во время встречи с Владимиром Путиным(четвертой за последний год) подтвердил стремление своей страны увеличить к 2015 году товарооборот с Россией вдвое (сегодня он составляет около 11 млрд. долларов в год). Так же Сингх заявил, что в ближайшее время между нашими странами будет и дальше развиваться военное сотрудничество.

Еще более бурно развиваются наши отношения с Китаем. На конференции по теме российско-китайских отношений, организованной к визиту Дмитрия Медведева, глава Торговой палаты по импорту и экспорту машинно-технической продукции Китая Чжан Юйцзин отметил, что к 2020 году китайские инвестиции в нашу страну должны вырасти с нынешних 3,5 до 20 млрд. долларов. В основном, они пойдут в строительство производственных мощностей. Современный уровень товарооборота почти в 60 млрд. должен за это время вырасти до 200 млрд.

На фоне встреч руководителей стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) это может подтолкнуть к мысли, что мы стоим на пороге нового мироустройства, а Россия в этом процессе играет одну из ведущих ролей.

Но, как известно из трудов классиков, политика строится на экономике. Для того, чтобы сформировать на планете новый центр силы, необходимо достичь того же уровня развития, как США и Евросоюз вместе взятые.

Что касается нашей страны, то сегодня она не может похвастаться большими успехами ни в плане экономического роста в целом, ни в технологиях. Так, почти 90% нашего экспорта в Китайсоставляют природные ресурсы. Вот и сейчас, во время встречи в Пекине двух премьеров, «Роснефть» и китайская Sinopec подписали договор о продаже КНР в течение 10 лет 100 млн. тонн нефти. Общая сумма контракта оценивается в 80 млрд. долларов. На вырученные средства мы покупаем у Китая продукцию машиностроения (около 42% всего импорта в 2012 году), товары широкого потребления и сельскохозяйственную продукцию, что позволяет обеспечивать китайцев стабильной работой. Поэтому если в проекте построения многополярного мира России и отводится какая-то роль, то уж никак не лидера. Скорее всего – сырьевого придатка.

Самое главное, что постоянно пересказываемые в российских СМИ постулаты о готовности Китая и Индии строить новый полюс влияния с РФ в противовес Америке не имеют под собой практически никаких оснований. Во-первых, в Китае и Индии, в отличие от нас, прекрасно осознают свою отсталость от Запада. Как в уровне жизни, так и в технологиях. Во-вторых, в Китае и Индии понимают зависимость своей экономики от западной.

Специалист по Индии, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Елена Брагина замечает, что Запад сегодня во всех отношениях – главный партнер для Дели:

– Для начала надо сказать несколько слов о БРИКС. Конечно, это перспективное объединение. Но пока еще рано говорить о том, что оно оказывает серьезное воздействие на мировую экономику. Темпы развития в БРИКС падают: в Индии дела идут не очень хорошо, как и в Бразилии с Южной Африкой. Китай же пытается всеми силами удержать 7-процентный рост. Все эти страны переживают довольно сложный период и сложно предположить их быстрое развитие в ближайшие годы. БРИКС – хорошее политическое объединение, но экономические перспективны не ясны.

Что касается отношений между Россией и Индией, то они определены как долгосрочное партнерство. Их можно назвать безоблачными. У нас никогда не было конфликтов, обмен государственными визитами происходит по несколько раз в год. У нас прочные отношения в области вооружений. Причем Индия по лицензии начинает у себя производить наши образцы.

Но следует признать, что обмен товарами отстает от того, что можно было сделать. Политический потенциал высок, но товарооборот растет медленно. Да, за последние годы он вырос почти на 25%, но в десятки раз меньше, чем между Китаем и Индией.

«СП»: – Что Индия и Россия могут предложить друг другу?

– К сожалению, номенклатура товаров сейчас весьма ограничена. За последнее десятилетие Индия сделала серьезный шаг вперед. К примеру, с каждым годом возрастает экспорт компьютерных программ.

Индия испытывает недостаток в энергетических ресурсах. Правда, у нас нет общих границ, а транспортировать через весь мир морем не очень выгодно. Поэтому Индия заинтересована в строительстве собственных электростанций. Хотя после аварии на Фукусиме народ страны скептически относится к сооружению АЭС.

Мы заинтересованы в индийских лекарствах. Народ у нас стареет, и спрос на них возрастает. Индия делает довольно дешевые препараты. Сейчас стоит задача наладить фармацевтическое производство у нас. Индия может помочь нам в этом, предоставив лицензии. Сама Индия имеет хороший опыт заимствования технологий. Купить лицензию проще, чем начинать исследования с нуля.

К сожалению, в наших взаимоотношениях нет понимания современной Индии. В российских организациях, которые занимаются переговорами, часто еще бытует мнение об Индии, как об аграрной стране. Мол, страна может поставить только чай, ткани. Но сегодня Индия – аграрно-индустриальная страна, и это надо учитывать.

Называемая сегодня сумма в 20 млрд. долларов вполне реальная для нашего товарооборота. Но необходимо расширять номенклатуру, которая мало изменилась за последние 15 лет. При том, что никаких политических и экономических преград для этого нет.

«СП»: – Сопоставимо ли наше сотрудничество с Индией с тем, какое эта страна имеет с США и Евросоюзом?

– Совершенно несопоставимо. США и ЕС – основные партнеры Индии. Правда, за последние годы сильно увеличился товарооборот Индии с арабскими странами. Америка проводит в отношении Индии очень серьезную политику. Недавно госсекретарь США Керри говорил, что Индия – их стратегический партнер. И через контакты с США Индия может получать новейшие технологии. Очень продуктивны технологические связи между индийскими программистами и крупнейшими американскими компаниями. Мы должны стремиться к достижению таких же объемов сотрудничества.

«СП»: – Как в Индии относятся к возможному союзу с Россией для создания другого полюса силы в мире?

– К сожалению, после распада Советского Союза интерес Индии к России снизился. Практически «на нет» сошла торговля, обмен студентами, участие в совместных научных конференциях. Это произошло не из-за конфликта, а в силу объективных причин. В Индии почти не знают о нашей культуре.

Индийские бизнесмены о нас тоже знают мало. Многие из них учатся на Западе. Свой бизнес они делают тоже по западным технологиям, организуют очень успешные «стартапы». Хотя у нашей Торгово-промышленной палаты есть договор с Палатой в Индии, но индийский бизнес не представляет, как они могли бы работать с нами.

Стоит учитывать, что сейчас Индии предстоит непростой период: в мае 2014 года в стране всеобщие парламентские выборы. Для государства с таким населением это очень сложный процесс. В индийской прессе пишут, что заканчивается эпоха Неру-Ганди. Соответственно, по-другому будут смотреть и на историю хороших взаимоотношений с Россией. Конечно, коренных сдвигов не стоит ждать, но подход будет другой. Пока лидирующая партия -Индийский национальный конгресс, не выдвинула сильного кандидата на пост нового премьера.

Никто, к примеру, не знает, как новое правительство решит проблему допуска транснациональных компаний к сфере розничной торговли. Сейчас ей заняты десятки миллионов человек. Если они разорятся, то возникнут политические волнения. Но никто предсказать будущее не может. И нам для развития сотрудничества необходимо более внимательно следить за внутренними процессами в Индии.

О зависимости и экономики КНР от Запада говорит старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Наталья Коледенкова:

– У Китая практически нет собственных инноваций, в основном – это импортные технологии. Поэтому пока еще рано говорить о технологическом равенстве Китая и Запада.

«СП»: – Но раньше у Китая не было собственного машиностроения, а теперь есть.

– Собственных автомобилей мирового уровня в Китае практически не производится. Они сами об этом пишут везде. А то, что иностранные компании открыли в Китае свои заводы – это совсем другой вопрос.

«СП»: – Китай производит много электроники, появились даже собственные бренды.

– Китай в этой сфере получил развитие за счет привлечения китайцев из-за рубежа. Китайцы из других стран создали на исторической родине свои компании. С одной стороны, это китайские предприятия, с другой, - зарубежные.

«СП»: – То есть, управление этими предприятиями западное?

– По моим оценкам, на 90% это утверждение верное.

«СП»: – Есть ли сильные отрасли промышленности в Китае?

– В принципе, в Китае поставили цель перейти на инновационное развитие. И для этого прилагается много усилий. Но пока нельзя сказать, что где-то достигнут технологический прорыв. Хотя, по сравнению с нашей страной, это развитое государство.

У нас машиностроение практически полностью загублено, Китай же стремиться развивать его, закупает иностранные технологии. Больших успехов они добились в строительстве высокоскоростных железных дорог, поезда они делают тоже сами. У них есть развитое судостроение. Мы можем позаимствовать у Китая энергосети, сейчас под Мурманском китайцы собираются строить их. Китай построил в России завод по производству рельсов, потому что Россия даже это сейчас неспособна сделать.

«СП»: – Скоро ли Китай сможет догнать по технологиям США?

– Америку сейчас догнать невозможно. Штаты далеко ушли и по технологиям, и по качеству продукции. У Китая есть успехи, но до США ему далеко.

Президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов считает экономические неурядицы временными. По его мнению, в определении дальнейшего мироустройства на первый план неизбежно выйдут исторические перспективы в целом.

– Мы в конце 1990-х создали Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), именно как второй полюс на планете. Цель простая – сделать мир более стабильным, избежать угрозы большой войны. Такое объединение сдерживает агрессивность Запада, уравновешивает военную мощь США. Как наблюдатель участвует в ШОС Иран. Создание большого евразийского объединения позволяет сделать мир безопаснее и перевести экономику на другие принципы. По-другому будут развиваться межгосударственные отношения. Это пространство будет безопасным друг для друга, потому что будет строиться на основе баланса сил. У нас должны быть более тесные отношения в военной сфере с Индией, чтобы сбалансировать мощь Китая. В то же время необходимо приближать к себе Китай, приглашая к совместному освоению Арктики и участию в других совместных проектах. К сотрудничеству надо подключать Иран, Среднюю Азию.

С Индией мы сейчас даже зашли немного дальше ожидаемого, хотя это правильно. Например, мы договорились о проведении совместных военных учений.

«СП»: – Китай и Индия имеют активную торговлю с Западом, а мы можем предложить пока только нефть и газ.

– Я бы не обращал внимание на этот товарооборот. Россия может предложить безопасность. Ведь американцы чуть было не развязали большую войну на Ближнем Востоке. Все знают, что Запад последние 300 лет живет за счет других. Именно он развязал мировые войны, проводил самые страшные геноциды, когда уничтожались другие народы. Просто для того, чтобы выжить, нужно политическое и военное объединение. К тому же и по природным ресурсам, и по культуре Россия превосходит Америку.

Да, сегодня решается вопрос, на каких принципах будет строиться жизнь. И здесь у Запада нет никакого преимущества перед Россией. Вот эти однополые браки, потребительский индивидуализм, которые Запад навязывает, могут остановить Россию. Поэтому нам надо защищать нашу культуру, наши нравственные ценности, православие, чистоту традиционного ислама. В объединении с конфуцианством, индуизмом, буддизмом мы можем предложить новые ценности, которые воспримет человечество.

А то, что у Запада более развитые технологии – нестрашно. Надо просто искать, чем ответить. Преимущество по вооружениям всегда можно парировать созданием широкого союза.

Глубокие глобальные кризисы последних лет показали слабость западной экономической модели. Мировая экономика сегодня развивается только благодаря Востоку, прежде всего, Китаю и Индии. Так чего опасаться, что Америка больше нас покупает у этих стран? И нестрашно, что в товарообороте между Китаем и США больше ширпотреба, чем нашей нефти в товарообороте между Россией и Китаем.

Но России давно пора слезть с «нефтяной иглы» и развивать собственное производство выскотехнологичной продукции.

«СП»: – Нынешний однополярный мир еще долго просуществует?

– Его уже нет. Европоцентричный мир привел в свое время к Первой мировой войне. Пока наша страна была слаба, вызрела Вторая мировая война. А вот при биполярном мире угроза войны ушла. Сейчас мы видим рост Китая, Индии. Западу начал противостоять исламский мир. Полного доминирования у Запада уже нет.

 

Справка «СП»

В 2012 году товарооборот Китая составил 3,87 трлн. долларов. Доля продукции машиностроения составила в экспорте 45,9%. Доля торговли с Россией составила 2,8% всего объема (88 млрд.), с США, ЕС и Японией – 33,2%, с Африкой – 6,4%.

Товарооборот Индии составил 792 млрд. долларов. Из них на страны СНГ пришелся 1%, на государства Европы – 19%, Африки – 9,6%.

Внешнеторговый оборот России в 2012 году составил 837 млрд. долларов. Доля природных ресурсов в экспорте в страны дальнего зарубежья – 73%

http://svpressa.ru/economy/article/76232/

23 Октября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов