АНАПА. ТЬМА ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

АНАПА. ТЬМА ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

 

Пройдите по Крыму, как дети,

Услышьте шуршание строк,

И терпкость прошедших столетий,

И горького знания сок...

М. Волошин

 

На  заметку обывателю – не быта, но бытия!

 

Перефразируя поэта, надо сказать: «Пройдите в Анапу, как дети…»

Весьма противоречивая история нашей «глухой» местности ставит десятки каверзных вопросов, до сих пор никоим образом никем не разъясненных толком и доселе не ставившихся в краеведении.

1. Почему история Боспора III–X вв., несмотря на обилие письменных хроник, судя по своду Латышева; почти не замечена современными историками? Почему все хроники Анапы – иноземные? Была ли местная «интеллигенция»?

2. Почему история Абрау-Таманского региона (АТР), в частности, Горгиппии, за 1000 лет(!), от «гуннов» до генуэзцев, – это «темные века»? (в отличие от соседних Таврии и Скифии, более-менее избежавших тысячелетнего провала беспамятства, тысячелетнего «молчания источников»).

3. Почему, по Е.М Алексеевой , в Горгиппии «уровень античной дневной поверхности  подходит вплотную к турецкому слою и современному»? Где мусор тысячелетия?

4. Почему нигде, кроме Таны, (ныне  город Азов) археологи не нашли малейших следов и слоев материальной культуры генуэзских портов, которых, судя по картам XIII–XVI вв., было по берегам Понта и Меотиды сорок, столько же, сколько и «греческих», как известно, рассевшихся по берегам морей, «как лягушки на берегу пруда»? Где Мапа? А Тур Хейердал – нашел!

5. Почему в середине XVII века Эвлия Челеби называет увиденную им в Анапе «прекрасно сохранившуюся цитадель» Горгиппийской Анапой? И это – спустя 1400 лет после якобы полного уничтожения Горгиппии в 240 г.?

6. Почему в сознании анапчан история города столь «огречена», а не «синдизирована», к примеру, как того, наверное, требует реальный масштаб Синдского государства?

7. Почему этимология исторической этногеографии АТР уводит нас постоянно в «другую историю» и в «другое время»?

Я не претендую на попытку дать полные ответы на эти и другие «почему?». В одиночку это сделать нереально.

Я хочу лишь выстроить еще один хронотроп (ход времени), как мне показалось, логически непротиворечивый при панорамно-сопоставительном методе изложения исторических процессов, могущих происходить на малых просторах АТР.

(Взгляд узкого «точечника», упершегося в 17-й год, (условно, в зигов Страбона), увы, никак не соотносится у него с 1217 годом, когда в источниках (монах – странник Юлиан) имя касогов = кяхов сменилось надолго именем зихов-адыгов).

Мне самому давно хотелось развенчать местные устойчивые мифы, поправить элементарные «совковые» ошибки в краеведении и экскурсоведении, изложить свой взгляд на прошлое нашей местности, свободный от политических страстей. Но, вполне вероятно, что он может оказаться в глазах пуристов-«чекистов» неприемлемым.

Да! Наши события и документы прошлого допускают, к сожалению, двойное, а то и тройное истолкование. Я отчетливо сознаю, что, широко используя этимологию, вступаю на минное поле.

«Шаг вправо, шаг влево – взрыв!»

История Тамани и Западного Кавказа, если сильно потревожить ее, действительно взрывоопасна. И управление взрывателем находится не только в столичных академиях, но и рядом, в кубанской столице.

Но тем интереснее будет поспорить!

Поверьте, я не хочу никого обидеть. И очень надеюсь, что в версиях моих никто не усмотрит никаких «фобий» и «филий». Мною движет только любовь к прошлому и ненависть к устоявшимся мнениям «княгини Марьи Алексеевны» (А.С. Грибоедов).

Последую авторитету Р.Дж. Коллингвуда: «Любой исследователь имеет право на построение собственной версии, при условии, что она не противоречит логике, здравому смыслу».

Право на жизнь имеют все версии. Хороший сыщик обязан отработать все улики, и не делать из них «тайну следствия». Поэтому я  выбрал эссе, которому позволено вбирать в себя все возможные варианты: от виртуально-фантомной школьно-учебниковой истории до фантастических, на первый взгляд, предположений, интуитивно угадываемых при сопоставлении разноязычных и разновременных источников.

Коллингвуд: «Любой источник может быть испорчен: этот предубежден; тот получал ложную информацию, эта надпись неверно прочтена плохим специалистом по эпиграфике, этот черепок смещен из своего времени в другое неопытным археологом, а этот – невинным кроликом… Критически мыслящий историк должен исправить подобные искажения. И делает он это, решая только для себя, является ли картина прошлого связной и непрерывной картиной, имеющей исторический смысл?»

Свидетельство – не готовое историческое знание. Свидетельства меняются с изменением исторического метода и при изменении компетентности историков. Каждый новый историк не удовлетворен тем, что дает новые ответы на старые вопросы: он должен пересматривать и самые вопросы.

Ахилессова пята истории: здесь совершенная однажды ошибка может продержаться столетиями. Она обросла за долгие века сотнями тысяч томов, авторы которых лишь пересказывали, «уточняли», «исправляли» допущенную некогда условность, принятую за истину. В результате  она – условность – становилась некоей «священной коровой», что одна мысль о пересмотре канона выглядела глубочайшей ересью.

Помните – «он слышал, как говорит Ленин, и он знал всё». Я же сомневаюсь во всем, даже в том, о чем буду писать сейчас.

Я лишь попробую распутать клубок накопившихся исторических противоречий, следуя за ариадной нитью короткой хронологии АТР, короткой, если убрать из нее фантомы тысячелетий. Я ничего не домысливаю. Я лишь цитирую или пересказываю, интерпретируя неплохо сохранившиеся подробные средневековые источники, от Константина Багрянородного и Страбона до Эвлия Челеби, Тунманна и других, свидетельства путешественников XIII–XIX веков.

Я предлагаю всего лишь взглянуть на них непредубежденно. На Шору Ногмова, например, не одергивая его и не грозя ему пальчиком…

Понимая, вслед за Ф. Щербиной, что «история одних не может быть понята без сопоставления с историей других », зная о воздействии сотен политических концепций на «картинки кубановедения» в традиционной хронологии (но они весьма убедительны в контексте новой, короткой), я выбираю хронотроп – без оценок и политики

Я готов заверить читателя, что все вехи в пространственно – временном лабиринте моей версии АТР расставлены честно. Изучая то, что именуется «источником», «свидетелем», я не делаю натяжек, ничего не притягиваю за уши, не перевираю. Просто-напросто справочно, в меру сил и умения, пытаюсь дать иное толкование общеизвестным истинам. Не моя вина, что они допускают множество вариативных решений. В результате механического повторения (Анапа – «край стола», например) мифы укоренены в сознании.

Наши дети продолжают получать искаженное представление о древней история Анапы. Задача наитруднейшая – изложить новый взгляд в максимально удобном виде для любого человека, независимо от уровня его образования.

Я никому не навязываю свою точку зрения. Но обязан дать любопытным новую информацию в новом тысячелетии.

Здесь только контуры новых начал Абрау-Таманского региона, и, наверное, тут найдутся ошибки. Предстоит громадная работа по переосмысливанию источников. Работа для поколений историков, исповедующих принцип подвергать все сомнению. Когда-нибудь эта работа будет сделана, и история нашей местности предстанет прямой и иной, без тысячелетних и идеологических тупиков, без противоречий.

Установка на расследование предполагает, что итог будет оглашен в конце, но я начну сразу с итоговой гипотезы, чтобы облегчить думающему собеседнику слежение за сцепленьем фактов.

Сначала еше раз подчеркну пограничный характер анапской местности, всегда бывшей границей между этносами и государствами, а в силу этого – нейтральной полосой, «мертвой зоной», глухим углом истории, основные геополитические события которой разворачивались вне нашего Высокого берега. Контактная зона прошлого проходила по течению Кубани и севернее. В нашу тихую заводь попадали, конечно, отдельные струи человеческих половодий, затоплявших в разные времена предгорья и степи Кубани.

Макс Волошин: «И пусть археологи, историки, этнографы слой за слоем, буква за буквой расшифровывают старые камни, занесенные прахом веков... Ландшафт – в нем можно прочесть все прошлое. Это великолепная книга с рисунками гениального мастера – природы, истории. В стертых очертаниях невысоких гор заключена огромная историческая усталость. Этой земле есть что вспомнить, но уста ее сжаты вековым молчанием». Разжать их – наша задача.

 

Виктор Чащин, историк - краевед

5 Апреля 2012
Поделиться:

Комментарии

Кубаноид , 7 Апреля 2012
Виктор Степанович, очень интересно и, главное красиво и тонко у вас получается. Спасибо, с уважением.Отдельное спасибо Анатолию Ивановичу, за такой "бриллиант" на сайте!!!
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов