ПУГАЧЕВ: КАВКАЗСКАЯ УГРОЗА КАК СРЕДСТВО ОТ НЕВРОЗА

БЛОГ
Все блогиВерсия для печати
Сергей Вилковжурналист, активист «Российского социалистического движения»

ПУГАЧЕВ: КАВКАЗСКАЯ УГРОЗА КАК СРЕДСТВО ОТ НЕВРОЗА

22 июля 2013, 14:19
 

Вопрос, который всегда всплывает в историях, подобных пугачевской: почему бытовой криминал порождает столь всеобъемлющую ненависть к чужим?

В случае убийства Руслана Маржанова жители были уверены в безнаказанности преступника. Тремя годами ранее у той же «Золотой бочки» уроженец Чечни и первокурсник Саратовской государственной юридической академии Беслан Мудаев зарезал местного жителя Николая Вешнякова. Убийца поступил на иждивение исправительной системы на 10 лет. Правда, отбывать он их почему-то отправился на родину, а люди врут, что и вовсе вышел через два года. Хотя официальные источники последнее опровергают.

Поножовщина с участием кавказцев, как мы знаем, занимает в информационном поле куда больший сегмент, чем преступления, совершаемые русскими. Дерзкое поведение некоторых гостей из южных республик действительно не секрет. Приезжая в центральную Россию, кавказцы не столько привносят свои порядки, сколько, напротив, по-здешнему распоясываются. Люди, чья мораль немыслима без патриархального надзора и религии, попадая в более свободную среду, проникаются атмосферой вседозволенности. Вспомним, что шестнадцатилетний убийца Али Назиров в канун Рамадана вместе с родней развлекался в питейном заведении. В этом смысле дебоши, учиняемые кавказцами, скорее говорят об успешной ассимиляции. Однако южане не становятся своими в центральной России. И дело не только в десятилетней гражданской войне, призраки которой еще несколько поколений будут мучить оба народа. Верхушки диаспор, пытаясь контролировать земляков, искусственно загоняют их в клетку национальной идентичности, отгораживают от прочих россиян. Что, кстати, наше государство в порядке формальной мультикультурности поощряет. Ему тоже проще управлять приезжими через землячества. А ведь число внутренних мигрантов с Северного Кавказа только растет. По данным госстатистики, из 34 тысяч чеченцев в Приволжском федеральном округе 18 тысяч проживают в Саратовской области. Можно услышать и другую цифру – якобы в регионе их уже под 100 тысяч.

Многие пугачевцы выражали на митингах уверенность, будто полиция на высоком уровне крышует кавказский наркобизнес в районе. В самом деле, начальник областной полиции Сергей Аренин был когда-то главой МВД Чечни, а значит, должен уметь на многое закрывать глаза. Понятно, что какие бы взятки ни давала диаспора, для верхушки саратовских силовиков они не стоят потери должностей. Поэтому в случае необходимости эта дружба может быть разорвана в одностороннем порядке, что мы, возможно, сегодня и наблюдаем  – иначе бы СОБР не похищал чеченцев в Перелюбском районе целыми семьями. Вдогонку о криминализованности местного землячества случайно проговорился дагестанец из Пугачева Ахмед Абдулазизов. Описывая чуть не случившееся межэтническое столкновение после похорон Маржанова, он обмолвился: «Старший из нас — смотрящий города, чеченец, — пошел на площадь, говорит: «Если вы хотите поговорить — мы тут, приходите». Как говорится, Штирлиц никогда еще не был так близок к провалу. В пять утра 11 июля к семье арестованного Али Назирова вломились с автоматами. Были задержаны 15 мужчин. А два брата арестованного, те самые чеченцы, доставившие смертельно раненного в больницу, отправились прямиком в СИЗО. Все задержанные к убийству Руслана Маржанова оказались непричастны, однако один из братьев был обвинен в сопротивлении полиции, претензии ко второму пока не уточнены. Вот вам и полицейская крыша.

Все верно: среднестатистический молодой кавказец вырос в тех местах, где государства, по ряду обстоятельств, не было совсем, либо оно находилось в необратимой стадии разложения. И они научились жить, выстраивая неформальные, читай, криминальные, связи. Русский человек власть предержащих хотя и не любит, но до последнего уповает на батюшку-царя. Поэтому неудивительно, что, оказавшись в государстве, которое самоустраняется от решения проблем, первый становится успешнее второго. Именно это мы видим в Пугачеве, где государство осталось лишь в основных своих функциях – бюрократических. Даже репрессивные, и те были упразднены вследствие из-за кадров в результате реформы МВД – патрулей на улицах в райцентре никто не видел, как и участковых.

Это что касается простых объяснений. До дна тему кавказофобии вычерпать непросто, но попробуем копнуть хотя бы чуть-чуть глубже. Берусь утверждать, что обостренное восприятие национального в большей степени вызвано в россиянах пропагандой, чем реальными вызовами. Наши соотечественники (в том числе журналисты, что особенно важно) зачастую трактуют ситуации через отсутствующий в них национальный аспект. Появившийся в результате миф используется для доказательства этнического приоритета в какой-то следующей истории. Здравый смысл безуспешно силится выбраться из-под  нагромождения этих выдумок. Чтобы пояснить, о чем идет речь, приведем в пример дело Расула Мирзаева. Спортсмен-дагестанец, весом 65 килограммов, вступившись в ночном клубе за свою девушку, насмерть нокаутировал другого рукопашника Ивана Агафонова, весом под 100 кг. При этом бил недоминирующей левой рукой. Тысячи людей потребовали крови убийцы. Теперь представим, что на его месте был русский, а «жертвой» стал хамоватый 100-килограммовый дагестанец, и мы живо увидим, как требующие линчевать Мирзаева сделают из нанесшего смертельный удар русского героя-мстителя. Напрашивается вывод, что ненавистники Мирзаева требовали упечь его пожизненно в тюрьму лишь за то, что он кавказец. Подобных примеров можно привести массу.

Уже аксиома, что власть заинтересована в сохранении межнациональной напряженности как средстве отвлечения от себя недовольства. Преследуя эту цель, государство в любом этническом конфликте занимает сторону наиболее слабых. Не из жалости, а просто, чтобы не дать этому конфликту навсегда разрешиться тем или иным образом – пусть даже путем истребления одной их сторон. В зависимости от того, кого в данный момент необходимо поддерживать, власть использует шизофреническое сочетание великодержавной лозунговщины и либеральных клише. С одной стороны, казенная лесть в адрес русского народа, никак впрочем не отражающаяся на его положении. С другой, – выхолощенная до омерзения политкорректность, скрывающая междоусобную грызню народов и разложение диаспор. Ошалевшие от этих знакопеременных сигналов чины на местах в случае любого национального кипеша просто несут пропагандистскую околесицу в надежде на совпадение с генеральной линией. Сор не убирают, а заметают под скамейку. Иногда эта система дает сбой. Заряженное свыше «русской идеей» большинство, сталкиваясь с национальным конфликтом, пытается его решить посильными, то есть примитивными средствами. Но сделать это не получается – в решающий момент на пути встает власть в толерантной позе. Тут на готовенькое приходят ультраправые с обличениями расовых предателей во главе государства и стройной эсхатологической теорией на руках. Все что остается в этой ситуации власти – срочно перехватывать у радикалов инициативу и удовлетворять чаяния недовольных. И в средствах уже не особо разбираются: в ход идут зачистки сел и тотальные проверки паспортов по признаку цвета кожи.   

 

http://www.echo.msk.ru/blog/sergeyvilkov/1120266-echo/

 

22 Июля 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов