Михаил Делягин: «Пришло время середнячков. И Набиуллиной, и Улюкаева»

Как отразится на экономике России последние перестановки в правительстве

В эфире радио «Комсомольская правда» доктор экономических наук Михаил Делягинобъясняет нашему редактору Нигине Бероевой, почему замена Белоусова Улюкаевым - это победа либералов, но это большое поражение России.

 

Бероева:

- Михаил Геннадьевич, что же творится в мире? Все меняется, особенно в финансовом секторе правительства.

Делягин:

- Так еще на кольце Соломона было написано «Все проходит, пройдет и это». Я думаю, что на дверях Министерства экономического развития можно поместить ту же самую надпись и, может быть, даже не на иврите.

Бероева:

- Появились комментарии о том, что в этом конкретном случае от перемены мест слагаемых сумма все-таки меняется.

Делягин:

- Сумма меняется очень существенно. Потому что меняются удельные веса этих мест.

Бероева:

- Давайте напомним, кто куда ушел.

Делягин:

- Началось с того, что уходит Сергей Михайлович Игнатьев, долгий руководитель Банка России. Ничем особенно не прославившийся, кроме забытого уже ныне кризиса 2004 года, когда он более 2,5 месяцев не принимал необходимых решений, а в банковской системе нарастал кризис ликвидности. В конце концов, Путин не выдержал, вызвал его к себе. После этого необходимые решения были приняты. Но эти 2,5 месяца были ужасными. В остальное время экономика развивалось нормально, нефтедолларов было много, особых нареканий к Банку России не было. Время кончилось, он свое время высидел, и на его место сажают Эльвиру Набиуллину, человека, который, побыв заместителем министра, министром экономического развития, помощником Президента Российской Федерации, сохранила имидж такой вот настырной, старательной и очень неудовлетворенной отличницы-аспирантки. Естественно, неудовлетворенной в научном плане, в административном плане. Этот тип, он, судя по всему, достаточно суров для подчиненных. По крайней мере, в Минэкономразвития люди, которые ругали Грефа, после прихода Набиуллиной пригорюнились и сказали: господи, как было хорошо при Германе Оскаровиче. Это, естественно, были личные оценки.

С другой стороны, первый заместитель председателя Банка России господин Улюкаев является очень серьезным человеком в нашем либеральном клане. Он из первого поколения либералов, он был вместе с Гайдаром, он был его помощником. То есть это такой патриарх либерального клана. То, что он не очень известен, это просто связано с тем, что он не занимался публичными высказываниями, у него, судя по всему, была другая функция в этом клане. А госпожа Набиуллина принадлежит к третьему поколению либералов, может быть, даже четвертому. И по внутренней табели о рангах она сильно младше. Если Сергей Михайлович Игнатьев как человек крайне интеллигентный, он мог обращаться с людьми так, что они не просто не испытывали ущемленность, но даже хотели работать вместе с ним, то, я думаю, при новом руководстве будет по-другому. Поэтому товарищ Улюкаев страшно озаботился поисками нового места. Я надеялся, что те волны слухов об отставке Белоусова, которые обрушивались на Россию, это был просто пиар товарища Улюкаева. Но, тем не менее, это случилось. Андрей Рэмович Белоусов был вторым квалифицированным министром экономики в нашей стране после распада Советского Союза. Силаев не был экономистом, он был инженером-машиностроителем и управленцем в машиностроительной отрасли. Первый квалифицированный экономист был Шапоавальянц, он был выходец из Госплана. А Белоусов был квалифицированный экономист, один из лучших макроэкономистов России, может быть, вообще лучший. Второй макроэкономист России, Клепач, у него работал заместителем. Человек с богатым административным опытом, то есть в аппарате правительства он сумел сделать вещи, которые не удавалось сделать никому. Он объединил департамент экономики и департамент финансов. Человек с хорошим аппаратным опытом и при этом не с госплановским бэкграундом, а с бэкграундом полностью современным. Человек абсолютно политически лояльный. Что называется, специалист.

И он довольно много сделал из того, что можно было сделать. Это было недостаточно с точки зрения развития экономики, но многие опасные глупости он не допустил, разговоры Путина о развитии инфраструктуры, модернизации инфраструктуры это, с моей точки зрения, Белоусова больше, там нет людей, которые могут так говорить. Ну еще Глазьев, конечно, но Глазьев в основном по интеграции. И уход Белоусова из правительства делает денежные власти и вообще в целом социально-экономические власти России однородно либеральными. Пока Белоусов был министром экономического развития, он визировал все решения правительства, имеющие отношение к экономике. Это второе по влиятельности после Минфина министерство. И поэтому он мог на многое оказывать влияние. И понятно, что у либерального клана он торчал, как кость в горле. Вот эту кость выкашлянули, выхаркнули в администрацию президента.

Теперь либеральный клан стал полностью однороден, и они вновь будут проводить свою политику 90-х годов, но уже в ситуации серьезного ухудшения всех макроэкономических показателей. Я напомню, что в мае у нас промышленный спад не просто возобновился, но и составил сразу 1,4%. В январе-мае экономический рост сократился в 2,5 раза и составил 1,8%, а в январе-мае того года он был 4,5%. Инвестиционный рост, который тогда превышал 13%, сейчас сменился инвестиционным спадом, хотя и небольшим. Инфляция выше прошлогодней. Так что ситуация достаточно сложная. И люди, которые ничего в своей жизни, кроме дефолта, не делали, они страну поведут примерно по тому же самому пути.

Говорят, Белоусов уходит в администрацию президента, и вот теперь там помощником он будет аналогом мировой закулисы, который будет руководить правительством. Ничего подобного. Помощник президента действительно имеет большое влияние, потому что он стоит рядом с президентом. Но не нужно забывать, что они подчиняются даже не руководителю администрации президента, а заместителям руководителя администрации президента. То есть эта должность не такая высокая, какая она была во времена Лившица или Ельцина. Помощник президента может оказывать политическое влияние, но он не может руководить напрямую. И в этом отношении помощник влияет, а министр решает и действует. Если бы помощник действительно имел бы влияние на профильных министров… Мы имеем помощника Фурсенко, бывшего министра образования, и министра образования Ливанова. Я думаю, что господин Ливанов половину того, что он наговорил за время своего пребывания в должности, просто не сказал бы, если бы господин Фурсенко имел бы реальное влияние на него. Просто потому, что господин Фурсенко не дал бы говорить совсем саморазоблачающие глупости. Я думаю, что госпожа Голодец очень многих вещей не сказала бы, если бы ее предшественница, ставшая помощником президента, тоже имела на нее прямое влияние. И уж говорить о том, что Набиуллина имела решающее влияние на Белоусова, когда она была помощницей, а он был министром, немножко странно. Да и Глазьев, который сейчас помощник по интеграции, мы прекрасно видим, как феноменально ускорились интеграционные процессы после ухода Глазьева из Таможенного союза в помощники президента. Об интеграции как о развитии процесса просто больше ничего не слышно. Ясно, что пока он сидел внутри, он был мотором, а когда он перешел в помощники президента, он стал просто помощником, а жизнь потекла в определенной степени помимо него.

Бероева:

- Помощник это человек, который дает рекомендации, он ничего не решает, не несет ответственности за свои советы?

Делягин:

- Немножко не так. Если совет реализован, то помощник не несет прямой и формальной ответственности, но несет неформальную ответственность. Если я посоветовал вам сломать шею, и вы сломали шею, есть моя записка о том, что я это рекомендую, юридически я ни в чем не виноват, это было ваше решение, но я понесу ответственность. Я 13 лет проработал помощником и советником, и эти нюансы я знаю. Но помощники и советники делятся на три категории. Первая – это те, кто работает в личном контакте с первым лицом. Они могут быть его доверенными лицами, они могут быть приглашенными специалистами, которых он знать не хочет, но которые в данный момент нужны. Вторая категория помощников – это люди, которые работают через ближайших сотрудников первого лица. У него есть начальник секретариата, помощники работают через него. А третья категория – это помощники, которые даже к начальнику секретариата редко когда допускаются, а находятся где-то внизу.

В администрации президента есть сейчас очень интересная ситуация. Есть помощники, есть советники. И советники не могут докладывать президенту ничего, минуя помощников. И фильтров по дороге к президенту довольно много. Если Лившиц прямо посылал свои документы, если Игнатьев прямо посылал свои документы Ельцину, и при Ельцине это было прямое обращение или, по крайней мере, через один фильтр, то сейчас этих фильтров несколько. И, что самое главное, эти фильтры придерживаются разных идеологических взглядов. Вот есть Сергей Юрьевич Глазьев, советник, вот была помощницей Эльвира Набиуллина, которая была либералкой. Как вы думаете, она много документов Глазьева пропускала на стол Владимиру Владимировичу Путину? Я думаю, что раз в квартал что-нибудь и пропускала, типа просьбу об отпуске.

А сейчас это место займет Андрей Рэмович Белоусов. Да, он будет носить на стол, но вполне возможно, что это будет идти через руководителя администрация или еще через кого-нибудь. Так что обольщаться этими красивыми должностями сейчас уже не надо. Это иерархическая пирамида, которая, может быть, замкнулась сама на себя и сама себя блокирует. Может быть, и нет. Если в течение двух месяцев мы увидим существенные изменения экономической политики к лучшему, если хотя бы то, что Путин произносил в преддверии Санкт-Петербургского экономического форума и на самом этом форуме (модернизация инфраструктуры) начнет реализовываться, значит, я ошибся, значит, Белоусов имеет эксклюзивные полномочия, и он действительно имеет доступ к уху и к телу. Но пока по другим людям, которые занимают эту же должность, такое предположить нельзя. Посмотрим.

Пока я могу сказать, что замена Белоусова Улюкаевым это очень серьезная, очень убедительная победа либерального клана. Можно поздравить наших либералов с этой выдающейся победой. И это большое поражение России. Потому что, что бы они там ни говорили, пришли люди, с одной стороны, ограниченно адекватные, а с другой стороны, люди, которые считают, что государство не должно делать ничего, оно не должно заниматься развитием, не должно заниматься модернизацией. Оно должно только экономить деньги и вывозить эти деньги за границу.

Насчет адекватности я совершенно не перебарщиваю. Одно из первых заявлений Улюкаева (цитирую близко к тексту): «Легко управлять экономикой при экономическом росте в 7%. А сейчас, когда мы выцарапываем 3%, это сложнее». Это правда. Только где же он эти 3% увидел? У нас экономический рост за первые пять месяцев 1,8%. Экономический рост по итогам года ожидается в хорошем случае 2,4%. Да, во втором полугодии ожидается под 3%. Может быть, он имел в виду второе полугодие. Знаете, вообще-то считают не вторым полугодием, а считают годом или сегодняшней ситуацией. Сегодняшняя ситуация такая, что о 3% мечтать не приходится.

Бероева:

- Что вы ожидаете от него как министра экономического развития? То, что могут почувствовать на себе простые граждане.

Делягин:

- Простые граждане действенности министра экономики не ощущают. Мы сейчас живем в условиях резкого ухудшения конъюнктуры из-за ВТО, но господин Улюкаев уже сказал, что задача заключается не в увеличении поддержки российской экономики, а в реструктуризации этой поддержки. В переводе на русский язык. Дополнительного инвестирования средств в модернизацию инфраструктуры не будет. Конечно, если ограничить коррупцию, если это понимать под реструктуризацией, тогда можно и сократить нынешние объемы финансирования, и тогда все будет в порядке. Но об этом господин Улюкаев ничего не говорит.

Конечно, есть отдельные места, где необходима реструктуризация, скажем, в сельском хозяйстве. Правила ВТО очень жестко ограничивают привычную для нас прямую поддержку сельского хозяйства. И это очень плохо. Мы поддерживаем свое сельское хозяйство в расчете на один гектар пашни в 8 раз ниже, чем какая-нибудь Швейцария. Но при этом, если мы просто начнем модернизировать инфраструктуру села, водопровод, устойчивое снабжение электричеством, чтобы каждая упавшая сосенка не вырубала свет на неделю, нормальные человеческие дороги, по которым можно проехать не только на танке, доступ на рынке крупных городов. Потому что картошка, скажем, в чебоксарском магазине иногда стоит до 50 рублей, а продают ее соседние хозяйства за 8 рублей, и не могут продать дороже. Это всё модернизация инфраструктуры. Это все действительно укладывается в понятие реструктуризация финансовой поддержки. Но опыт либералов показывает, что они не это понимают под реструктуризацией. Они понимают упрощение банкротства, поддержку крупного бизнеса. Они понимают вот такие неприглядные олигархические вещи.

Бероева:

- Чем вам запомнился Улюкаев в Центробанке?

Делягин:

- Ничем не запомнился. Была анекдотическая история, правда, довольно давно, году в 2006-м. Мне позвонили мои друзья из Совета Федерации с ужасом просто. Там у них выступал Улюкаев и рассказывал о планах на следующий год. И они говорят: мы не понимаем, что он там говорит. Мне прислали цифры. И все цифры были прошлогодние. То есть возникло ощущение, что человек взял свою прошлогоднюю речь и зачитал ее, не обновляя цифр. Но это к делу не подошьешь, и подобного рода ляпы, даже если они и были, не свидетельствуют о том, что человек плохой. Улюкаев ничем особым не запомнился. Он делал периодически заявления, они были не более бредовые, не более странные, чем заявления других либералов. Он в этом отношении не выделялся из общей либеральной когорты, как выделяется Дворкович, Шувалов или кто-то еще. Он был по своим заявлениям, по своим действиям таким сереньким, средненьким. Значит, пришло время середнячков. И Набиуллиной, и Улюкаева.

Бероева:

- Так или иначе, Путин на экономическом форуме, до него дал какой-то определенный вектор направления. Он сказал, что вскрываем кубышку, начинаем тратить. Так или иначе, Министерству экономического развития, Министерству финансов придется исполнять.

Делягин:

- Знаете, это совершенно не обязательно. Посмотрите указы Президента Российской Федерации от прошлого мая. Инаугурационные указы. Хорошие указы. Правительство Российской Федерации было уличено президентом в том, что оно их не выполняло. Президент возмущается, негодует, а Васька слушает да ест. Кто потерял свою должность? Министр регионального развития Говорун, который просто возмутился: что вы ко мне пристаете, я в этой должности еще месяца не пробыл, я еще ничего не успел сделать. Человек возмутился и ушел сам. Второй – господин Сурков, который на голубом глазу заявил: это все неправда, что вы говорите, товарищ Путин, мы всё выполняем. На аппаратном языке лучше послать матерными ругательствами, чем сказать вот такое в лицо, да еще публично. А те, кто, не оскорбляя, не ставя под сомнение лидерство президента и влияние президента, просто занимался тихим саботажем, насколько я могу судить, у них все замечательно, все в полном порядке. Так что насчет того, что президент дал поручение, - это не только наш феномен. Знаете, Трумэн, когда передавал власть Эйзенхауэру в США, он сказал в узком кругу: «Я прямо жалею старика Айка. Я представляю, как он придет, сядет в кресло и будет говорить: делайте то, делайте это, - а никто ничего не будет делать». Так что это не есть какая-то уникальная проблема Владимира Владимировича. Хотя, конечно, в нашем правительстве, скажем так, тихий саботаж. Или то, что производит впечатление тихого саботажа его указаний, приобретает какие-то гомерические формы. Так что то, что он высказал пожелания на Санкт-Петербургском экономическом форуме, к нему завтра придет Кудрин - я уж не говорю про Силуанова, Шувалова, Дворковича, Медведева, Набиуллину и всю остальную неисчислимую либеральную рать. Еще Евгения Григорьевича Ясина пригласят, чтобы он объяснил, что модернизировать Россию нельзя, Россия не должна развиваться, не может модернизироваться, что развиваться могут только США, Китай, Индия, Бразилия и все остальные страны мира, а вот в России от этого бывает инфляция.

Бероева:

- Не любите вы либералов.

Делягин:

- Я их не просто их люблю, я еще и умею их правильно готовить.

Бероева:

- Если в целом, эта перестановка что-то означает?

Делягин:

- Эта перестановка означает, что либеральный клан одержал большую победу. Эта победа временная. Потому что либеральный клан не может обеспечивать развитие, он это доказал на всем протяжении нашей истории с 90-го года. А не обеспечивая развитие, либеральный клан сбрасывает нас в системный кризис. На нас надвигается два кризиса. Глобальный кризис, глобальная депрессия. Ее все человечество оттягивает, но не может оттягивать бесконечно, она ударит. Единственный способ выживания в глобальной депрессии это модернизация инфраструктуры.

Бероева:

- Михаил, вы говорите, что это победа либеральной тусовки, что теперь это означает практически крест на экономике. А кого бы вы предложили на их места? Кого вы видите?

Делягин:

- Я не хочу просто подставлять людей. Потому что я очень много хвалил Белоусова, и я боюсь, что был не прав. Потому что слишком большие похвалы из враждебного лагеря настораживают. Но у нас есть в сегодняшнем госаппарате достаточное количество вполне квалифицированных и вполне адекватных, вполне профессиональных людей, которые могут работать везде. На посту министра финансов может оставаться тот же самый Силуанов, он честный профессионал в узкопрофессиональном понимании этого слова. То есть что ему скажут, то он будет делать. Он сейчас оказался в созданном Кудриным положении практически руководителя второго правительства. Но он может быть и отличным финансовым директором. А вот такие люди, как Дворкович, Шувалов, нынешний председатель правительства, новый председатель Банка России, новый министр экономики и многие другие люди, они должны быть заменены. Но людей, которые могут завтра прийти и начать выполнять их работу более квалифицированно, чем они, более добросовестно, с моей точки зрения, чем они, и не уничтожая экономику, а созидая ее, достаточное количество.

В чем проблема либерализма. Когда мы произносим «либерализм», сразу значительная часть аудитории вспоминает XVIII век, старика Вольтера, права человека. Но сегодняшний либерализм это не защита прав человека, и это не провозглашение индивидуальных свобод. Это всего лишь маскировка для современного либерализма. Его квинтэссенция в том, что государство, по мнению современных либералов, должно обслуживать интересы глобального бизнеса. А если интересы глобального бизнеса противоречат интересам народа, то государства должны плевать на интересы своих народов, потому что это популизм, социализм, коммунизм, авторитаризм и все остальное. Вот один либерал договорился до того, что Пиночет, видите ли, не был фашистом. И знаете почему? Потому что он не развивал систему социальной защиты населения. А вот если вы развиваете систему социальной защиты населения, это противоречит интересам глобального бизнеса, потому что эти деньги можно было отнять в прибыль глобального бизнеса. Вот тогда это уже опасно близко к фашизму. Вплоть до таких вывертов доходят современные либералы. Я не перевираю, я сидел с таким человеком в прямом эфире, есть записи в интернете и т.д.

Так что либерализм это современная чума. Когда-то была коричневая чума – фашизм. Сегодняшняя чума это либеральный фундаментализм. И вопрос очень простой. Успеют эти люди довести до катастрофы нашу страну, совершив тем самым преступление, или же их удастся уберечь от совершения этого преступления, нашу страну удастся уберечь от того, чтобы она не стала жертвой этого преступления, вовремя их уволив. Я работал у разных людей, и один руководитель силовой структуры при мне листал дело одного невинно убиенного только что реформатора в 90-е годы, так вот чесал и говорил: да, некоторым людям жизнь можно спасти, только вовремя посадив их. Вот некоторых людей можно уберечь от совершения преступления, только вовремя их уволив. Кто сомневается, что это так, может вспомнить дефолт 98-го года. Если бы Кириенко не был назначен председателем правительства, и правительство было бы другим, дефолт, конечно, был бы, но он не был бы таким страшным, и он был бы вынужденным. Его разрушительность была бы значительно меньше. И люди, которые заработали, с моей точки зрения, состояния на этой чудовищной авантюре, они не совершили бы преступлений. Они были бы чуть-чуть беднее сегодня, но они не были бы преступниками.

Бероева:

- Поживем – увидим. Посмотрим, чем закончатся перестановки в правительстве.

Делягин:

- Да. Пожелаем нашим либералам долгой, счастливой и самое главное, спокойной жизни, далекой от бурь государственного управления.

Бероева:

- Прекрасное пожелание.

KP.RU

Материалы по теме:

Михаил Делягин и Максим Калашников о метаниях Путина. Нашествие либералов во власть в ходе экономического кризиса резко противоречит «индустриализаторской» риторике Путина на Питерском экономическом форуме. Это -- шизофрения? Путин собирается собрать либералов в одно корыто и уволить разом за грядущий экономический провал? По такой же «логике» Сталин должен был назначить всех негодных маршалов воевать с Гитлером, чтобы иметь повод уволить их после того, как они потерпят поражение. 
Никакой логики в действиях ВВП нет. Для него развод -- важнее экономики. Просто мы наблюдаем крах системы управления в «чекистской вертикали», развал в голове «суверенной демократии». Надеяться на то, что новый помощник Путина Белоусов тайно сформирует правительство национального спасения? Это -- сказки.

26 Июня 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов