Вечное топтание на месте

 

 
Вечное топтание на месте. Андрей Рудалёв об играх с историей

 

Андрей Рудалёв об играх с историей

У отличной рэп-группы с Украины «Типси Тип» есть такая строчка: «Если жить прошлым временем, можно ложиться в мавзолей рядом с Лениным». Вроде бы все просто и незатейливо, но, по большому счету, в ней заключена метафизика нашего настоящего и идея восприятия будущего.

Однако сейчас такое ощущение, что нас с неистовым усердием хотят туда, в этот мавзолей поместить, закопать навсегда под кремлевской стеной в могиле Сталина. Нас тащат назад, не давая не то что разглядеть, но и попросту всмотреться в перспективы. Любые разговоры о развитии натыкаются на гадание о лепестках в стиле «любит – не любит»: плохой – хорошийБрежневСталинЛенин, император из династии, Иван ГрозныйРюрик... Подается это под стандартным соусом: чтобы построить будущее, надо разобраться в своей истории. Ну, или призывают к покаянию за все и вся. Благо, к этому самому покаянию, следует отметить, мы расположены и жадно губкой впитываем любую повод-пищу для него. Понятно, что сами мы все этики и ориентируемся исключительно на идеалы праведности, но ведь исторический процесс, чтобы ни говорили о слезинке младенца, не меряется морально-этическими категориями и это прописная вещь.

Едва ли будет откровением сказать, что часто любые сублимации по поводу истории преследуют своей целью то, чтобы, погрузившись в эти бессмысленные разговоры, подобные сказки о белом бычке, люди перестали адекватно оценивать и воспринимать настоящее, выдавая, тем самым ему мандат легитимности. Исторические дискуссии, по сути, основа безопасности существующего государственного, общественно-политического строя, сложившегося, мягко говоря, не на прочном фундаменте. Естественно, они ведутся не профессиональной средой, не с целью разыскания истины и демонстрации всего богатого и многогранного разнообразия смыслов того или иного исторического события или периода. Такие дискуссии всегда претендуют на оценку, а, соответственно, на истину в последней инстанции. Это не дискуссии, а императив, разводящий по разным сторонам ринга и изматывающий в бессмысленной схватке: в одном углу боец в белых трусах, в другом – в красных.

Поэтому с такой опаской был встречен в прошлом году памфлет Захара Прилепина «Письмо товарищу Сталину», опубликованный «Свободной прессой». Автор в нем уклонился от однозначных ответов, от выставления оценок, к которым мы так все привыкли, что стали потом додумывать за него. Прилепин попросту сказал, что транслируемый сейчас образ Сталина, давно ставший мифологемой и не имеющий практически ничего общего с реальным историческим персонажем, используется современными властными либеральными элитами для оправдании как их собственных состояний, так и реального положения страны, они удачно им спекулируют, зарабатывая отличные дивиденды. Поэтому и отклик на это «Письмо» был достаточно жесткий вплоть до истеричности, в нем чуть ли не пресловутого мужика с топором увидели.

Номенклатурные элиты подкидывают обществу различные бесплодные поводы для псевдодискуссии, чтобы оно в них завязло. Меняют реальную актуальную повестку на виртуальную и самыми долгоиграющими здесь поводами являются исторические кости. Человек может махнуть рукой на любые современные инфоповоды, объявить несущественными, но как не сказать свое компетентное мнение о политике советской России в начале 20-х годов 20 века или о крещении Руси? Это практически личное, это фундамент твоих взглядов, а потому здесь можно и предельную экспрессию допустить и гневно отстаивать свои воззрения на природу вещей. Очень запало в память, как не так давно по ТВ журналистка Марианна Максимовскаяпопыталась проинтервьюировать отца Всеволода Чаплина по вопросу о Сталине. Журналист подкидывала протоиерею сравнение Гитлер - Сталин, которое прочно внедряют в наши головы, Чаплин же отметил, что ему ближе сравнение Сталина с Рузвельтом и Черчиллем. Максимовская тогда была на грани потери самообладания и ее искрящиеся гневом глаза говорили о том, то она готова была вцепиться своему гостю в глотку. Такая вот страстность.

Дружное охаивание советского прошлого, объявление целых периодов истории страны темными и ужасающими, навязывание комплекса неполноценности в известные годы недавнего прошлого привели к изничтожению страны. Такова была изначальная задача и цель. Так всегда происходит, когда стремятся поставить все с ног на голову.

Под разговоры о развенчании культа его же и насаждают. Ведь мало кто думает, что тот же Хрущев, решился на свой знаменитый антикультовый доклад по морально-этическим соображения, а не в сил борьбы за власть и не для укрепления легитимности собственного правления. Но Сталин ли исключительно возводил этот культ, а потом свергал? Также самые услужливые приспешники и самые яростные критики Путина делают из него сверхчеловека. Одни возводят в ранг античных героев и повелителей стихий, другие – лепят из него современного Вельзевула, без конца твердят о ручном управлении страны, не давая ни на секунду помыслить, что все зависит от нас самих. Что же от нас может зависеть, когда и история сплошь черна, да и современность – яма, над которой страна висит, как марионетка на нитках?! От нас ничего не зависит, тогда все дозволено и каждый сам за себя. Не мы такие – жизнь…

Несколько лет назад, присутствуя в одном представительном обществе, обратил внимание на один разительный контраст: вся публика была занята и увлечена обсуждением тех или иных традиционных вопросов, которые, как правило, сводятся к риторическим, наподобие, был ли Лев Толстой на самом деле отлучен от Церкви или все это следует понимать как-то иначе. Занятие это прелюбопытное, как копание в пыльных сундуках, помещенных в темных чуланах, но не ведущее совершенно ни к чему, кроме приступа астмы. Разговор ради разговора, искусство ради искусства, собирание пазла ради убийства времени. И вот на этом фоне очевидным возмутителем спокойствия, как мне тогда показалось, стал Александр Проханов. Он начал делать прогнозы на ближайшее будущее, говорить о дне не давно прошедшем, а завтрашнем. Его слова были не обычны, выбивались из привычной матрицы и пугали, но в них было больше смысле, чем от всего собрания, повернутого в прошлое.

Разворота в будущее нам катастрофически не хватает.

К примеру, возвращение в конце 80-х – начале 90-х (именно так тогда говорилось, даже книжные серии выходили «Возвращение») литературы эмигрантской, самиздатовской, «гонимой» в советские времена чуть было своей цунамической волной не убило современную литературу. Актуальная словесность практически была заасфальтирована некогда запретным плодом, уверенно шагающим по рассыпающейся стране. И только в начале 21 века новая литература прорвалась на свет Божий, писатели стали акцентировать внимание на значимости и ценности происходящего здесь и сейчас. Возвращенная литература пришла тогда со своей проблематикой, своей повесткой, часто неоднозначная и собственно произошел провал в коммуникации между читателем и современным ему литератором. Писатели разбились по своим группкам, забились по своим узкокружковым норкам, отвергнув изменившего им читателя, объясняя все падением нравов и потерей интереса к чтению.

Без разворота в будущее остается пребывать в норе-склепе.

«Свободная пресса» к 60-летию смерти Иосифа Сталина, который до сих пор у нас живее всех живых, опубликовала эссе писателя Германа Садулаева «Последний аргумент России». Основное послание этого текста как раз заключалось в необходимости избавления от давящего императива истории и, в первую очередь, от спекуляций вокруг нее.

Садулаев пишет: «Раньше у нас ещё был Сталин. Но он умер. Сталин умер, братцы. Шестьдесят лет назад. Сталин к нам никогда не вернётся. Он был плохой и хороший, великий и злой, он был не он, но все мы, а теперь он просто умер, теперь он просто история, как Иван Грозный и Чингисхан». Он заключает, что надо поставить памятники, построить музеи, зафиксировать ими свою историю и двинуться дальше. Но с этим как раз большая проблема.

Мы ведь воспринимаем историю зачастую, как вечно повторяющийся круг календарных праздников. Причем, их привыкли не то что не почитать, но бороться с ними, демонстрируя всю свою удаль. Этакое ветряное донкихотство. Люди с умным видом твердят, что история движется по спирали, что фарс повторяется трагедией и наоборот. Ну, а еще, как говорили наши родные древние китайцы, посмотреть бы им в широко раскрытые глаза, главное не жить в эпоху перемен, а найти себе какой-нибудь песок и голову туда поглубже. Сколько подобного словесного мусора осело за последние годы в наших головах, что уже на зубах хрустит…

Надмирный, всемирный и величайший русский Михаил Лермонтов как то сказал, что «…у России нет прошедшего: она вся в настоящем и будущем». Поэт, для творчества которого крайне важен был мотив памяти, воспоминания, был целиком обращен в будущее, которое он прозревал, ведь прошедшее – это часть настоящего и завтрашнего дня. В этом заключена цельность мировосприятия. Думается, что это очень верный рецепт для нашего сегодня, которое необходимо избавить от инерции топтания на месте.

 

Фото: Павел Кассин/Коммерсантъ

http://svpressa.ru/society/article/65573/

17 Марта 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов