Спор о Брестском мире

 Сергей Черняховский 


Национальное предательство и национальное спасение
 

Те, кто говорят о предательстве Советского правительства в Бресте – напрасно это говорят. Уж скорее нужно считать предателями тех, кто втянул Россию в мировую бойню – против чего, кстати, были все ответственные руководители Российской Империи. Или лгут.

Хотя бы потому, что территориальные потери России в результате Брестского мира были много меньше, чем ее же территориальные потери в результате Беловежья. И тогдашнее руководство страны, обвиненняемое сегодня в национальном предательстве правительство – большую часть потерь вернуло уже через девять месяцев после заключения мира, которое само честно характеризовало, как «пахабный». И этот мир денонсировало. А правительства России, разрушившие союзное государство для узурпации власти в своей республике – и спустя два десятка лет не возвратили практически ничего. Даже в период нахождения у власти самого Путина.

В отличие от Второй мировой войны, что в ходе Первой никто и никогда из ее противников не вел речь о порабощении народов России и уничтожении ее государственности. А в ходе второй – речь шла именно об этом. И еще – о физическом уничтожении ее населения.

Наличие геополитических интересов, которые есть всегда, само по себе войну не оправдывает. США во Вьетнаме тоже воевали за свои «геополитические интересы». И в Ирак вторглись во имя своих «геополитических интересов». И Югославию бомбили во имя их же. И Ливию – и убили Хусейна, Милошевича и Каддафи только ради своих геополитических интересов. Но как будто бы на этом основании ни Путин, ни любой другой здравомыслящий человек, их не оправдывает.

И свою ПРО против России США создают именно в целях защиты своих «геополитических интересов».

Только тогда, в 14- 18 гг союзники вовсе не собирались удовлетворять какие либо «геополитические интересы России».

Русские солдаты были в 1914 году лучшими по боевой подготовке в мире – и были готовы к бою с врагом. Система управления и снабжения армии была готова к одному – обрекать их на смерть.

И эти солдаты, что в шинелях рядовых, что с офицерскими погонами – заслужили почитание и память дважды: и тем, что пошли в бой, когда страна их туда послала, и тем, что держали фронт три года в условиях, когда их предавали генералы и обворовывали поставщики обмундирования, продовольствия и боеприпасов.

И даже с этой точки зрения – безусловно, национальным предательством было именно вовлечение России в эту войну – а не ее из бессмысленной бойни.

Обычно осуждающие Брестский мир пытаются говорить, что Россия выйдя из войны лишилась роли победителя – и своей доли в разделе мира.

Даже если отвлечься от вопроса о том, хорошо ли быть участником мирового грабежа - ту долю, которая была обещана России по заключенным ею с союзниками договорам – ей никто не собирался отдавать. В том числе никто не собирался отдавать ей и те знаменитые проливы – Босфор и Дарданеллы, которые ей действительно были нужны и нужны сегодня.

Союзники России – кончено хотели с ее помощью победить Германию. Но только для начала. Потому что одновременно они рассчитывали с помощью Германии – максимально ослабить и обессилить Россию. До такой степени – чтобы можно было уже без большой войны разделить и ее.

Собственно – война с этого и начиналась. Англия тогда обещала Германии, что останется нейтральной, если Германия не станет воевать с Францией – и ограничится войной против России. То есть Англии нужна балы война между ними – и взаимное обессиливание каждой из них.

Замысел реализовать не удалось – и Англия в последний момент в войну ступила: кстати, Берлин тогда был в шоке от ее вероломства - он до конца верил в ее нейтралитет.

Но и вступив в войну в союзе с Россией – Англия никогда не хотела ее победы. И Союзники России – начали переговоры о сепаратном мире с Тройственным союзом куда раньше, чем переговоры с Германией начало Советское правительство. До начала 1918 года Советская Россия настаивала на заключении не сепаратного – мира с Германией – а общего мира между всеми воюющими державами. Но и в ноябре, и в декабре 1917 года Англия и Франция от такого мира отказывались. Зато параллельно начали переговоры в Автро-Венгрией о сепаратном мире с ней. И в декабре уже официально оформили свои ранее оговоренные между собой намерения в отношении России, утвердив на Совещании в Париже «План Антанты» - заключили «Основы Конвенции» по которой по окончании войны Россия подлежала разделу между Англией и Францией.

Кавказ, казачьи области Дона и Кубани, Средняя Азия – отходили Англии. Украина, Бессарабия и Крым – Франции. Этот План был обнародован Вудро Вильсоном в канун 1918 года.

Более того – уже в декабре 1917 года одна из стран союзниц – Румыния, годом ранее спасенная Россией от разгрома австрийскими войсками – начала вторжение на территорию России.

Союзники официально признали, что не рассматривали Россию в качестве страны-союзницы, а видели в ней лишь добычу, которую планировали разделить поле победы над Германией. Причем признали это еще тогда, когда Россия тщетно звала их самих за стол переговоров с Германией – которая, кстати, тоже согласилась на общие переговоры о мире.

Интересы, во имя которых Россия воевала в Первую мировую войну – были разны и очень спорны. И большую часть страны не вдохновляли. И даже самый привлекательный из них: установление контроля над Босфором и Дарданеллами - никак не стоили понесенных Россией в ходе самой войны потерь. О цифрах последних спор идет до сих пор, но минимальная известная оценка (Главного управления Ген. штаба Русской армии от 3 октября 1917) – 750 тысяч убитыми и пропавшими без вести, - 3 миллиона 200 тысяч раненными, 2 миллиона пленными. По современным данным – это демографические потери России - 2254,4 тыс. чел., санитарные потери - 3749,0 тыс. чел. и потери пленными - 3343,9 тыс. чел.

Сербский вопрос, ставший формальным поводом к войне тоже довольно неоднозначен: как в отношении самой истории и целей сараевского убийства (убитый Фердинанд считался одним из наиболее прославянских политических лидеров Австро-Венгрии), - так и по основному пункту расхождений: Австрия требовала от Сербии вещи спорной – участия в расследовании убийства на территории самой Сербии – на что, кстати, Россия пошла в отношении участия польских следователей в расследовании после гибели Качинского под Смоленском. И причем в ответ на требование России, Австрия согласилась дать ей гарантии соблюдения сербского суверенитета.

Если говорить о национальном предательстве – то скорее нужно под ним понимать как втягивание России в Мировую войну тогдашним российским правительством, (все более или менее ответственные руководители империи, начиная со Столыпина, были категорически против нее) так и то, как она велась. Русская армия по боевой подготовке была в то время лучшей армией в мире – но ее абсолютно авантюристически посылали в бой и обрекали на поражения либо авантюристическими и безграмотными большей частью решениями высшего командования, либо постоянным недоснабжением. Армия воевала подчас героически – но ее постоянно предавала тогдашняя, царская власть. И в результате этого уже к зиме 1916-17 годов в армии насчитывалось полтора миллиона дезертиров, фоицерам небезопасно было появляться в окопах, а войска не поднимались в атаку ни по каким приказам. Тут можно было бы говорить о многом – но в 17 году большевики лишь выражали общее желание народа войти из войны. И национальным предательством было удержание России в войне – а не выход из нее. Армия не хотела воевать - и, скорее всего разошлась бы не в феврале 1918, а уже к осени 1917 года, если бы те же большевики не удерживали ее на позициях обещанием заключения скорого мира и тезисом: «За мир борись, фронт – держи!».

К февралю выбор был простым: либо из войны выйти любой ценой, либо в войне остаться – но при стихийно расходящейся армии. Кстати, призывая к поражению собственного правительства в ходе войны – большевики никогда не призывали в победе Германии и поражению России – их призыв предполагал, чти армии должны были повернуть оружие как против правительства России, так и против правительства и Германии и других стран. И пойдя на Брестский договор, именно им они, по сути, предрекли поражение Германии. Они, с одной стороны, отказались воевать за интересы Франции и Англии, много раз и ранее эксплуатировавших военную доблесть России, но всегда старавшиеся украсть у нее победу. С другой стороны – заставили воевавшие стороны драться между собой, обеспечивая России передышку. С третьей – показали Германии и е армии, что войну можно окончить, дали вдохнуть «запах мира» - после чего она воевать уже не смогла.

Брестский мир, на деле был национальным спасением.

Условия мира могли быть менее тяжелыми. И главное что по ним утрачивалось – это Украина. Но если бы советники путина были более эрудированными – они бы знали, что захватившая в ней власть националистическая Центральная Рада, объявившая о независимости уже летом 1917 года – заключила мир с Германией еще до заключения его Россией, что и обусловило на тот момент потерю Украины. Большевики пытались свергнуть ее в январе 1918 года – но сил у них тогда не хватило. И 27 января (9 февраля) 1918 г. она подписал сепаратный договор с Германий и Австро-Венгрией, предполагавший оккупацию Украины. Советская Россия пописала Брестский мир только 3 марта 1918 года, во многом находясь в безвыходном состоянии. Сама история Брестских переговоров – это отдельная и более чем драматическая история. Но и согласие на требования Германии были блестящим политическим гамбитом: большевики понимали четко понимали, что этот мир будет недолговечен, что дав Германии мир ан востоке – они на деле лишают ее армию воли к борьбе и на Западе.

Неправда, что к началу 1918 года Германия уже была проигравшей стороной: ее войска стояли на территории воевавших с ней стран – и те оказывались неспособны принудить их к отступлению. Армия Германии была куда ближе к Петрограду, Парижу и Лондону, чем русская армия, французская и английская – к Берлину.

Германия стала превращаться в проигрывающую сторону именно оказавшись в ситуации полумира, полувойны после Бреста. А разместив армию на Украине и других захваченных территориях, она обрекал себя на мучение и нагрузку поддержки непопулярных и недееспособных режимов.

Нежелание германских солдат воевать – привело к успехам последнего наступления Антанты, восстание не желавшего воевать флота в Киле – к падению монархии, падение монархии – к прекращению войны.

Заключив с Германией гамбитный Брестский мир – Советская Россия лишила Германию ее армии.

На самом деле тогда, в 1918 году Россия пошла на мир с Германией лишь тогда, когда оказалась не только перед лицом отказа своих же союзников от таких переговоров – но еще и перед их же вторжения после того она до конца исчерпает свои силы в войне с Германией.

То есть Брестский мир позволил России не только сохранить силы для того, чтобы через полгода изгнать германские войска со своей территории – но и чтобы не позволить Англии, Франции и разделить Россию на части.

И Первая мировая война для России закончилась не в марте 1918 года этим миром. Она закончилась в ноябре 1918 года его денонсацией. И возвращением России почтив всех уступленных ей по этому миру территорий.

А солдаты этой войны – конечно, своим героизмом заслужили свою вечную память: и тем, что достойно сражались, и тем, что держали фронт три года несмотря на бездарность командования, недостаток и окопных шей.

Вот оценка Ричарда Пайпса, вряд ли относимого кем-либо к числу последователей большевиков: «Прозорливо пойдя на унизительный мир, который дал ему выиграть необходимое время, а затем обрушился под действием собственной тяжести, Ленин заслужил широкое доверие большевиков. Когда 13 ноября 1918 года они разорвали Брестский мир, вслед за чем Германия капитулировала перед западными союзниками, авторитет Ленина был вознесен в большевистском движении на беспрецедентную высоту. Ничто лучше не служило его репутации человека, не совершающего политических ошибок; никогда больше ему не приходилось грозить уйти в отставку, чтобы настоять на своём».

Практически все, что Россия уступила по Брестскому миру – она вернула через полгода и к концу гражданской войны. Да. она не вернула Польшу. НО вернула бы и ее в 20-м году, если бы все ее бывшие союзники не выступили против нее, помешав это сделать.

Национальное предательство было: им было втягивание России в войну. Им было ее бездарное ведение. Им было недавно разрушение СССР. Им был отказ президента Медведева от результатов победы российской армией на боевиками Саакашвили в 2008 году. Это – и нужно называть национальным предательством.

Правда, что Россия не оказалась в Версале в числе стран-победительниц. Только вряд ли стоит огорчаться тому, что Россия не стала соучастником грабежа и страной-грабительницей.

И прежде, чем выносить столь категорические оценки правительству, которое подписало Брестский мир, но тут же ликвидировало вызванные им потери - нужно сначала хотя бы ликвидировать последствия Беловежского Предательства и восстановить территориальную целостность России.

http://www.apn.ru/publications/article28641.htm

12 Марта 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов