Татьяна Нефедова: «Урбанизация начинается в голове»

Татьяна Нефедова: «Урбанизация

Иллюстрация к книге Codex Serafinianus
Иллюстрация к книге Codex Serafinianus

Татьяна Нефедова - ведущий специалист по современному состоянию российской деревни, доктор географических наук, ведущий сотрудник института географии РАН. О проблемах села и о том, как сосуществуют различные народности,  она рассказала Борису Долгину, Дмитрию Ицковичу и Анатолию Кузичеву в программе «Наука 2.0» (совместном проекте портала «Полит.ру» и «Вести.FM»).  Перед вами краткое содержание беседы. Аудиозапись передачи доступна здесь.

Несмотря на то, что южные районы России - опора и надежда страны, там тоже есть достаточно проблем, которые хорошо видны на примере Ставропольского края. Западное Ставрополье - это, действительно, самые лучшие природные условия в стране. Там  были крупные колхозы, большая часть их сохранилась - те же помещения, те же большие здания. Даже, если это называется ОАО или агрофирма, в умах людей это все равно тот же колхоз. Председатели, не редко, те же люди, что и двадцать лет назад, с той только разницей,  что раньше  было занято 1000-2000 человек, а сейчас - 500, - потому что в новых условиях произошла модернизация производства, закуплена новая техника..Хотя все земли по-прежнему используются, заброшенных земель почти нет. Правда, скота стало намного меньше, а оно гораздо более трудоемко..

Парадокс безработицы

Возникают проблемы занятости населения, потому что никакие другие сферы  в Советское время в сельской местности не развивались и сейчас не развиваются. Получается абсурдная ситуация - массовая безработица почти такая же, как в районах упадка сельского хозяйства. Примерно треть населения заняты в сельском хозяйстве либо на предприятиях, либо у фермеров. Треть – в бюджетной сфере. А треть населения вынуждены уезжать работать в другие места Ставропольского или Краснодарского края,  в крупные города, в том числе Москву.

На юге фермеры играют немаловажную роль. Они часто неотличимы от предприятий, где председатель колхоза такой же единоличный хозяин. Когда территория предприятия - 3000-4000 га, а фермер имеет 2000 га, получаются вполне сопоставимые величины.

Нередко приходится слышать от руководителей крупных предприятий или от фермеров, что они могли бы еще сократить занятость.  Ну, куда пойдут эти люди?  Начнется алкоголизм, появится воровство. То есть они чувствуют некую социальную ответственность. Забота о социальных проблемах села характерна и для председателей колхозов. Гораздо реже – для руководителей агрохолдингов, которые приходят извне. Как и руководители колхозов, фермеры - обычно люди пожилые,  с советским менталитетом, бывшие работники администрации того же колхоза или бригадиры.. Помимо обязательной платы за аренду земельных паев, они помогают тем, кто у них работает:  дают деньги на свадьбы, на похороны, на лечение.   

Второй парадокс – у сельских поселений с успешными предприятиями нет денег на обустройство дорог в селах, ремонт школ и т.п. И предприятия помочь не могут – «нецелевое расходование средств». Все забирается «наверх», а потом распределяется в виде дотаций. Нечерноземные районы, где село в упадке и дотируются на 90% - это понятно. Но когда  благополучное поселение получает дотации в размере 75 % - понимаешь:  в нашем государстве происходит что-то не то.

Несовместимость хозяйств русских и кавказских народностей

Северо-восток Ставропольского края - это южная территория,  до Дагестана всего 50 км. В 70-80-х годах там было очень мощное овцеводство, и чабанами на этих колхозах работали, как правило, представители дагестанских народностей, главным образом, даргинцы,  или чеченцы.

Сейчас в этих сухостепных и полупустынных районах колхозы чувствуют себя гораздо хуже, чем на западе Ставрополья. Кошары колхозами заброшены и постепенно приватизируются теми чабанами, которые там работали. Овцы перешли в частные руки, иногда оформляются фермерские хозяйства, но чаще собственники держат скот нелегально, налогов не платят и чувствует себя нормально.

При этом к ним   легально и нелегально (статистикой не учитывается) приезжают родственники и знакомые из соседнего Дагестана. Когда мы говорим об имигрантах, то  имеем  в виду как бы другую страну. Но это наша страна - это люди, которые живут в соседнем регионе, где сильно перенаселение в горах, где не хватает земли и нет работы. И они переезжают сюда на равнину, все чаще покупают дома, занимаются привычным животноводством и остаются  жить в этих селах.

Дальше  начинаются хозяйственные конфликты,  которые  в условиях деградации советской отгонной системы неизбежны. Например,  приезжает большая дагестанская семья, привозит 40 голов крупного рогатого скота  и 200 голов овец,  и  получается, что все пастбища вокруг села выбиты.  И  местному русскому населению со своей одной коровой  некуда деться. А в таких районах в удаленных селах, когда нет работы, корова – это кормилица.

У нас очень любят напирать именно  на религиозные различия, но то, что наблюдается в Ставрополье - это часто этнохозяйственные конфликты, связанные со сменой специализации территории и несовместимостью традиционных хозяйств русского и кавказского народов. Хотя в таких условиях этно-культурные различия начинают восприниматься острее. И русское население быстрее уезжает из этих районов со сложными природными условиями, особенно если доля кавказских народностей переваливает за 30%..

Корейцы в русской деревне

Больше всего среднеазиатских корейских арендаторов  в Поволжье - Саратовская область, Волгоградская  - это  их территория.  Удаленные заброшенные колхозами поля в летние месяцы используются населением, которое занимается  овощеводством и  в какой-то мере спасает и системы орошения, и наше сельское хозяйство. Этот процесс объективный и  связан с тем, что  в современной России, действительно,  не хватает финансовых, организационных и человеческих ресурсов для того чтобы использовать все территории, что были освоены в Советское время.

Корейцы приезжают либо на постоянное жительство в села, либо на  сезонные работы. Тогда они живут в землянках прямо у поля.  Весной они арендуют поля в колхозах, сажают  лук, капусту и другие овощи на  10-12 га, а осенью  выезжают..

Когда первый раз видишь землянки - приходишь в ужас. Потом при пристальном рассмотрении понимаешь, что это оптимальный вариант. В землянках: в жару - прохладно, в холод – тепло. Они спасают от суховеев. Рядом стоит кабинка с душем,. Внутри землянки, несмотря на всю ее примитивность -  очень  чисто. Все обложено фанерой–.

Урбанизация и этнический состав 

В Поволжье всегда была этническая мозаичность. Русские, татарские, мордовские, чувашские народности  всегда жили рядом. Эта полиэтничность бросается в глаза и тоже сказывается на сельской России и на сельском хозяйстве.

Когда смотришь статистику,  картина вырисовывается следующая: сельское хозяйство в южных районах, в Ставропольском,  Краснодарском краях, а также черноземных регионах - наболее благополучно. В пригородах крупных городов (в т.ч. Московской, Ленинградской областях)_ сельское хозяйство тоже выгодно из-за больших инвестиций, лучшей инфраструктуры и мощного рынка сбыта. Но есть третья группа регионов с более успешным сельским хозяйством – это республики. Башкортостан  и Татарстан всегда были одними из лучших,  меньше всего потеряли земельных  ресурсов и скота. Но даже внутри республик есть этнические различия. Например, в Чувашии, есть чисто чувашские районы, русские районы на юго-западе, а на юго-востоке на границе с Татарстаном есть  районы с очень большой долей татарского населения.

Самые лучшие районы в Чувашии при прочих равных условиях  - татарские.  Приезжая в татарское село вы попадаете в абсолютно другой мир: стоят добротные каменные ухоженные дома, попадаются даже такие, которые  не уступают Подмосковным. По статистике, все эти годы в  татарских  деревнях  население увеличивалось, и показатели сельскохозяйственных предприятий (урожайности, надои молока) здесь лучше. На втором месте чувашские районы, в т.ч. у них сохранилось больше скота. На последнем месте русские села, где давно идет сильный отток населения, избы темные деревянные, покосившиеся, скота мало. Конечно, есть культурологические различия. Но главное - урбанизация у русского населения началась раньше; в  национальных республиках она задержалась и - только сейчас набирает силу, поэтому русские сёла уже успели опустошиться  к 90-му году, и перемены сказались на них гораздо болезненней. Просто надо учитывать, что многие процессы, несмотря на практически равные природные и экономические условия, начинаются в голове,  и процес урбанизации гораздо раньше и сильнее других затронул русское население. Полит.ру

19 Февраля 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов