Папа, до свидания!

 

Будет честно начать эту статью с того, что я католичка и мое видение последних событий — это скорее взгляд изнутри, чем снаружи. Тем не менее, после официального заявления Папы Бенедикта XVI о решении оставить свой пост людей внутри Католической церкви волнуют все те же вопросы, что и пребывающих снаружи. Их я и попыталась рассмотреть.

 

Папа в меняющемся мире

 

О причинах отказа от Престола Святого Петра Папа Бенедикт XVI прямо сказал в своей речи во время консистории 11 февраля: «В сегодняшнем мире, подверженном стремительным переменам и взволнованном вопросами величайшей важности для жизни в вере, чтобы управлять лодкой Св. Петра и возвещать Евангелие, необходима энергия как тела, так и духа, а энергия эта в последние месяцы настолько угасла, что я вынужден признать свою неспособность должным образом исполнять вверенное мне служение».

 

Стоит напомнить, что в апреле этого года Понтифику исполнится 86 лет, последние из которых он живет с кардиостимулятором, и состояние его здоровья крайне нестабильно. Вполне логично, что человек трезво мыслящий и рациональный (а Папа Бенедикт запомнился людям, знакомым с ним и с его богословскими трудами, именно таким) способен оценить собственное состояние достаточно адекватно, чтобы принять столь серьезное решение. Чтобы понять, на что именно Папе не хватает сил, нужно смотреть не в его прошлое, чем излишне увлеклись СМИ и блогеры в последние дни, а на современные европейские реалии.

 

12 февраля проект закона о легализации однополых браков поддержали Палата общин парламента Великобритании и Национальное собрание Франции. Последние также рассматривают возможность усыновления детей однополыми парами. Почти во всех странах Европы, за исключением разве что Ирландии, Польши, Мальты и самого Ватикана, законом предусматривается аборт по желанию женщины либо по социальным и экономическим показаниям. В Нидерландах и Бельгии законодательно разрешена эвтаназия, а в восьми странах Европы полностью легализована проституция.

 

На фоне нового европейского гуманизма традиционализм приравнивается к темной необразованности и ханжеству. Поэтому сейчас, называя Папу Бенедикта традиционалистом, многие публицисты обвиняют лично его и Католическую церковь в целом в закостенелости и несоответствии потребностям современного гуманистического общества и связывают его уход с неготовностью продолжать это противостояние. Кто-то приравнивает отказ Папы от Престола Святого Петра к признанию собственного поражения. Я вижу эту ситуацию иначе: чтобы отказаться от поста Римского Понтифика, нужно иметь смелость и веру в то, что победа возможна, просто более вероятна, если Святой Престол займет кто-то моложе, кто ринется в бой с новыми силами. Потому что миссия Церкви вовсе не в том, чтобы идти в ногу со временем, а в том, чтобы провозглашать истины, непреложные во все времена. В этом смысле Бенедикт XVI оставался тверд и непреклонен, чем и заслужил уважение не только католиков по всему миру, но и представителей других религий и христианских конфессий.

 

Специалист по западному христианству протоиерей Максим Козлов в своем интервью «Известиям» выразил опасение, что «вслед за уходом Бенедикта XVI угрозой для Католической церкви (и, следовательно, угрозой для православно-католических отношений) может стать большее подчинение РКЦ и нового Папы требованиям нынешнего гуманистического светского общества, стереотипам современного западного сознания». Проявление такового в концентрированном виде мы наблюдали 12 февраля, когда активистки движения Femen обнажились в кафедральном соборе Парижа и звонили в колокола с криками: “Pope no more!”

 

Тем не менее, если говорить о реакции мировых политических и религиозных деятелей на решение Понтифика, ключевыми характеристиками здесь будут «удивление» и «уважение». Радио Ватикана приводит комментарий главного ашкеназского раввина Израиля Йоны Мецгера о деятельности Папы Бенедикта: «Я думаю, что он заслуживает большой благодарности за развитие межрелигиозных отношений между иудаизмом, христианством и исламом». На те же достижения Понтифика указала канцлер Германии Ангела Меркель в официальном заявлении 11 февраля.

 

Комментарий официальных представителей Католической церкви в России появился в среду, 12 февраля. Генеральный секретарь Конференции католических епископов отец Игорь Ковалевский дал интервью «Газете.ru», в котором выразил свое восхищение человеком, способным, обладая полнотой власти, отказаться от нее ради блага Церкви. А 13 февраля во время проповеди, посвященной началу Великого поста, ординарий архиепархии Божией Матери архиепископ Паоло Пецци прокомментировал уход Папы следующим образом: «Святейший Отец пришел к уверенности, что этот шаг будет на благо Церкви. Поэтому мы не должны испытывать разочарования из-за его решения. Папа не бросает нас. Своим шагом он помогает нам полностью положиться на таинственное Божие Провидение». Таким образом, мы видим, что сами служители Католической церкви если и были удивлены решением Понтифика, то трагедии и предвестия кризиса в этом точно не видят.

 

Папа как способ заработать

 

Нас всех волнуют последствия отказа Понтифика от Святого Престола, если не эсхатологические, то хотя бы чисто практические: кто станет преемником Бенедикта XVI на посту главы Католической церкви, успеют ли избрать нового Папу до Пасхи (31 марта), как изменится политика Церкви и так далее. Всю неделю мы наблюдали, как СМИ рождают все новые и новые удивительные теории.

 

Начнем с того, что основными экспертами по возможным кандидатам на место Римского Понтифика мировая пресса всерьез избрала букмекеров. Тотализатор открылся в первые же часы после официального заявления Папы, и понедельник был насыщен сообщениями о коэффициентах, с которыми принимаются ставки на каждого конкретного кандидата. За два дня самые безумные теории азартной публики сошли на нет, но особой любовью СМИ остались отмечены две личности: кардинал из Ганы Питер Тарксон, известный как горячий критик современной экономической системы, и канадский кардинал Марк Уэлле, яркий образец пастыря Церкви, не побоюсь этого слова, воинствующей.

 

«Прокачка» первой кандидатуры в СМИ связана, в основном, с желанием выставить смену Папы событием более скандальным, чем оно на самом деле является. И связано это отнюдь не с взглядами Его Высокопреосвященства Питера Тарксона на мировую экономику, а с его африканским происхождением. В последние дни мне пришлось, по меньшей мере, десяток раз слышать саркастический вопрос: «Ну что, готова к новому чернокожему Папе?» Видите ли, взгляд Католической церкви на личность Понтифика несколько отличается от взгляда светского. Если люди вне Церкви рассматривают Папу как фигуру политическую и, если хотите, идеологическую, то католики верят в то, что Папа есть наместник Христа на земле и избирается он отнюдь не советом кардиналов, а Святым Духом, действующим через них. Поэтому католики примут избранного Папу, какого бы происхождения он ни был, если выборы происходили законным путем, согласно Кодексу канонического права Католической церкви. Тем не менее, есть и другие причины популярности кандидатуры Тарксона в СМИ. Например, легендарное пророчество святого Малахии о Папах, состоящее из 112 коротких латинских фраз, отождествленных с Римскими Понтификами, занимавшими Святой Престол начиная с 1143 года и по сей день. Согласно ему, Папа Бенедикт XVI — предпоследний, а после него главой Церкви станет Петр Римлянин (Petrus Romanus), «который будет пасти овец среди множества терзаний; по свершении чего город семи холмов будет разрушен, и Судия страшный будет судить народ свой». Пророчество это порядочно затаскали в прессе в последние дни, и некоторые всерьез полагают, что избрание Питера Тарксона на пост Римского Понтифика означало бы его исполнение и преддверие конца света. В ответ на подобные пророчества Церковь неизменно приводит слова Иисуса Христа из Евангелия от Матфея: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один».

 

Кандидатура кардинала Марка Уэлле, несомненно, связана с надеждами на продолжение жесткой политики Папы Бенедикта XVI в аспектах норм морали и защиты вероучения. Несмотря на то что взгляды Уэлле считаются умеренно-консервативными, его высказывания в отношении абортов и секуляризации современного общества вполне категоричны. Очевидна симпатия уходящего Папы к личности канадского кардинала. В последние годы Бенедикт XVI неоднократно избирал его своим официальным посланником на самые непростые мероприятия, требующие высшего дипломатического пилотажа от представителя Католической церкви.

 

Если говорить о надеждах на поддержание существующего курса, не стоит сбрасывать со счетов кандидатуру кардинала Анджело Баньяско, председателя епископата Италии и вице-председателя Совета епископатов Европы. Итальянский кардинал славится своими крайне консервативными взглядами и подвергался неоднократным угрозам из-за своей жесткой позиции в отношении однополых союзов. Тем не менее, он идет рука об руку с кардиналом Уэлле в борьбе с секуляризацией и ставит перед европейским обществом действительно актуальные вопросы, касающиеся нового понимания свободы и понимания евангельского.

 

В завершение я хотела бы отметить, что любые предположения касательно личности будущего Папы — в большей степени дело вкуса, чем серьезные изыскания, подкрепленные неопровержимыми фактами. В преддверии предыдущего конклава кардинал Йозеф Ратцингер отнюдь не был ведущим папабилем, а кардинал Кароль Войтыла (Папа Иоанн Павел II) и вовсе не входил в число предполагаемых кандидатов в 1978 году. Поэтому пытаться вычислить, кто станет следующим Понтификом и как после этого изменится политика Ватикана, равносильно попыткам угадать мнение Господа о происходящем, глядя на молнию, ударившую в купол Собора Святого Петра вечером 11 февраля. Дело сейчас вовсе не в этом, а в том, чтобы осознать с каждым годом углубляющуюся пропасть между Церковью и государством в Европе и то, какое значение это имеет для обеих сторон.

 

16 Февраля 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов