В.Третьяков."Без­кров­ная по­ли­ти­че­с­кая ре­во­лю­ция"

В Се­ти идет ши­ро­кое об­суж­де­ние пред­ло­же­ний Ви­та­лия Тре­ть­я­ко­ва по по­ли­ти­че­с­кой ре­фор­ме, или "без­кров­ной по­ли­ти­че­с­кой ре­во­лю­ции", как он сам ее на­зы­ва­ет . Ха­рак­тер­но, что, хо­тя са­ма ста­тья Тре­ть­я­ко­ва бы­ла на­пе­ча­та­на в "Из­ве­с­ти­ях" еще в но­я­б­ре 2009 го­да, взрыв ин­те­ре­са к ней сов­пал с юби­ле­ем Зем­ско­го Со­бо­ра 1613 го­да, по­ло­жив­ше­му ко­нец дол­го­му без­вре­ме­нью.

На­пом­ним, что Зем­ский Со­бор ("Со­вет всея зем­ли") был ор­га­ном со­слов­но-пред­ста­ви­тель­ным и од­но­вре­мен­но тер­ри­то­ри­аль­но-пред­ста­ви­тель­ным. На нем так или ина­че бы­ли пред­став­ле­ны все слои тог­даш­не­го об­ще­ст­ва и все Рус­ские зем­ли. "Что та­кое со­сло­вие?" — за­да­вал во­прос Лев Ти­хо­ми­ров и от­ве­чал на не­го так: "На­ция, по раз­ли­чию ус­ло­вий жиз­ни, по мно­го­об­ра­зию ее тре­бо­ва­ний, все­гда рас­па­да­ет­ся на слои, не оди­на­ко­вые по ус­ло­ви­ям жиз­ни, а по­то­му пред­став­ля­ю­щие из­ве­ст­ные раз­ли­чия и в сво­ем бы­те, в сво­их при­выч­ках, в том, что со­став­ля­ет силь­ней­шие и сла­бей­шие их сто­ро­ны. Это рас­па­де­ние на слои не есть ка­кое-ли­бо "ис­че­за­ю­щее яв­ле­ние, не есть что-ли­бо свой­ст­вен­ное од­но­му лишь пе­ри­о­ду раз­ви­тия, а яв­ле­ние все­гдаш­нее, веч­ное… Преж­де вся­кий со­ци­аль­ный слой, как толь­ко он обо­зна­чал­ся в сво­ей от­дель­но­с­ти и осо­бен­но­с­ти, ста­но­вил­ся ос­но­вой го­су­дар­ст­вен­но­го стро­е­ния. Он при­вле­кал­ся к слу­же­нию го­су­дар­ст­ву на ос­но­ва­нии тех сво­их свойств, ко­то­ры­ми мог бы быть го­су­дар­ст­ву по­ле­зен. С дру­гой сто­ро­ны, он, имен­но как слой, по­лу­чал го­су­дар­ст­вен­ное о се­бе по­пе­че­ние. Его жиз­нен­ные свой­ст­ва по­лу­ча­ли опо­ру в го­су­дар­ст­ве. Та­ким-то об­ра­зом "класс" — со­ци­аль­ный слой — ста­но­вил­ся со­сло­ви­ем. Со­сло­вие есть ни­что иное, как го­су­дар­ст­вен­но при­знан­ный и в связь с го­су­дар­ст­вом по­став­лен­ный со­ци­аль­ный слой".

Со­слов­ное пред­ста­ви­тель­ст­во, в от­ли­чие от пар­тий­но-иде­о­ло­ги­че­с­ко­го, вы­ра­жа­ет не умо­зри­тель­ные "прин­ци­пы", а жи­вые це­ли, за­да­чи и ин­те­ре­сы на­ро­да во всем его мно­го­об­ра­зии. На это как раз и об­ра­ща­ет вни­ма­ние Тре­ть­я­ков, ут­верж­да­ю­щий, что "пар­ла­мен­та­ризм, ос­но­ван­ный на "без­по­лой пар­тий­но­с­ти" ис­чер­пал свою по­ли­ти­че­с­кую эф­фек­тив­ность, а сам ин­сти­тут пар­тий ис­то­ри­че­с­ки ус­та­рел и поч­ти пол­но­стью пе­ре­ро­дил­ся в ин­сти­тут скры­то­го или от­кры­то­го лоб­би­ро­ва­ния ин­те­ре­сов со­вре­мен­ных фе­о­дов и ог­ра­ни­чен­но­го чис­ла вла­де­тель­но-вла­ст­ных кла­нов. И да­лее: "Я ду­маю, что в со­вре­мен­ном пар­ла­мен­те Рос­сии в рав­ных про­пор­ци­ях долж­ны быть пред­став­ле­ны, как ми­ни­мум, сле­ду­ю­щие со­сло­вия: 1. Кре­с­ть­ян­ское (сель­хоз­про­из­во­ди­те­ли) 2. Ра­бо­чее (на­ем­ные ра­бот­ни­ки сфе­ры ма­те­ри­аль­но­го про­из­вод­ст­ва) 3. Вра­чеб­но-ме­ди­цин­ское 4. Учи­тель­ско-пре­по­да­ва­тель­ское 5. На­уч­ное (на­по­ло­ви­ну гу­ма­ни­тар­ное, на­по­ло­ви­ну от ес­те­ст­вен­ных на­ук) 6. Ин­фор­ма­ци­он­ное (но не жур­на­лист­ское, у ко­то­ро­го и так есть три­бу­на) 7. Ду­хов­ное (от тра­ди­ци­он­ных ре­ли­гий) 8. Во­ен­ное 9. Уп­рав­лен­че­с­кое (по­ли­ти­че­с­кое) 10. Ча­ст­но­соб­ст­вен­ни­че­с­кое (вла­де­тель­ное) 11. Жен­ское 12. Опе­ка­е­мых и под­над­зор­ных (де­ти-си­ро­ты, ста­ри­ки, ин­ва­ли­ды, без­дом­ные, за­клю­чен­ные)… Две­над­ца­ти со­сло­ви­ям долж­ны со­от­вет­ст­во­вать две­над­цать пар­ла­мент­ских ку­рий с рав­ным чис­лом мест. А столь до­ро­гие серд­цу мно­гих ны­неш­ние и иде­аль­ные про­шлые и бу­ду­щие пар­тии (элек­то­раль­ные ме­ха­низ­мы) пусть кон­ку­ри­ру­ют сво­и­ми кон­крет­ны­ми спи­с­ка­ми за ме­с­та в каж­дой ку­рии, а не в Ду­ме в це­лом". О чис­ле и име­но­ва­нии со­сло­вий и о "ме­ха­низ­мах" мож­но спо­рить. На дан­ный мо­мент де­ло сов­сем не в этом.

Де­ло в том, что иде­о­ло­ги­че­с­кая умо­зри­тель­ность есть глав­ное пре­пят­ст­вие на пу­ти ор­га­ни­че­с­ко­го, ес­те­ст­вен­но­го раз­ви­тия го­су­дар­ст­вен­но­с­ти. Этой бе­де на са­мом де­ле не двад­цать, и не во­семь­де­сят с лиш­ним лет, а, по су­ти, три с по­ло­ви­ной ве­ка, ес­ли не го­раз­до боль­ше. По­след­ние двад­цать лет — лишь на­и­бо­лее яр­кое про­яв­ле­ние, не бо­лее. "Вме­с­то пла­но­мер­но­го, ес­те­ст­вен­но­го раз­ви­тия — пи­сал еще в 1916 го­ду круп­ный, но за­мал­чи­ва­е­мый ис­то­рик и эко­но­мист, ста­ро­об­ря­дец И.А.Ки­рил­лов (1882-1974) в кни­ге "Прав­да ста­рой ве­ры" (Бар­на­ул, 2008) — по­сто­ян­ные скач­ки, по­сто­ян­ное ме­та­ние из сто­ро­ны в сто­ро­ну, от од­ной си­с­те­мы к дру­гой, по­сто­ян­ное кром­са­ние го­су­дар­ст­вен­ной тер­ри­то­рии на раз­лич­ные ад­ми­ни­с­т­ра­тив­ные еди­ни­цы. Нет ни­че­го уди­ви­тель­но­го, что та­кие уч­реж­де­ния (вклю­чая се­го­дняш­ние. — В.К.) не мо­гут иметь для жиз­ни стра­ны су­ще­ст­вен­но­го зна­че­ния". "Рос­сия — ука­зы­вал Ки­рил­лов — го­су­дар­ст­во, един­ст­вен­ное в ми­ре по ве­ли­чи­не сво­ей тер­ри­то­рии… Ве­ли­чи­на и ха­рак­тер тер­ри­то­рии фа­таль­но пре­до­пре­де­лят фор­му го­су­дар­ст­вен­но­го ус­т­рой­ст­ва, и ук­ло­не­ние от по­след­ней все­гда яв­ля­ет­ся тяж­ким не­ду­гом для стра­ны". Он со­вер­шен­но вер­но по­ла­гал, что "в до­пе­т­ров­ской Ру­си бы­ло за­ло­же­но на­ча­ло (кур­сив мой. — В.К.)" рус­ско­го го­су­дар­ст­вен­но­го стро­и­тель­ст­ва. Имен­но так — на­ча­ло, ко­рень, из ко­е­го де­ре­ву еще толь­ко пред­сто­ит вы­ра­с­ти. Бе­зус­лов­но, кро­ме со­слов­но­с­ти (со­ци­аль­но­с­ти) важ­ней­шее зна­че­ние име­ет на­ча­ло зем­ст­ва. По­это­му бу­ду­щий выс­ший пред­ста­ви­тель­ный ор­ган при Вер­хов­ной вла­с­ти, со­зда­ва­е­мый в рам­ках пре­ду­с­мо­т­рен­но­го са­мой Кон­сти­ту­ци­ей пе­ре­ход­но­го ме­ха­низ­ма, лег­че все­го ви­деть как на­при­мер двух­па­лат­ный, со­слов­но- и тер­ри­то­ри­аль­но-пред­ста­ви­тель­ный, с ус­лов­ны­ми име­но­ва­ни­я­ми, на­при­мер, "Па­ла­та тру­да" и "Па­ла­та зе­мель".

Ви­та­лий Тре­ть­я­ков на са­мом де­ле "вы­вел из тол­щи", "про­явил" идеи и смыс­лы, ко­то­рые ни­ког­да и ни­ку­да не ис­че­за­ли. Их даль­ней­шее всплы­тие и са­мо­рас­кры­тие не­из­беж­но. Завтра

  •  
    В связи с многочисленными вопросами относительно моего предложения выбирать парламент России по сословному, а не партийному принципу, публикую здесь свою статью, напечатанную 25 ноября 2009 года в газете "Известия".
    ПАРТИЙНОСТЬ ИЛИ СОСЛОВНОСТЬ?
    Не уверен, что опубликованная в этой колонке месяц назад моя статья «Мой ответ на вопрос Медведева» - судя по тексту президентского послания — привлекла внимание самого президента, но широкий читатель ее заметил. Более того, ее заметил не только широкий читатель, но даже и один писатель. Причем писатель не простой, а самый писучий писатель земли Русской, а именно Дмитрий Быков.
    Но Дмитрий Быков не только самый писучий наш писатель, но еще и самый политический. Нет ни одного, пусть даже самого крохотного, политического события, на которое бы Дмитрий Быков не откликнулся язвительным стихом или пространным трактатом.
    И вот в последнем из своих трактатов Дмитрий Быков с негодованием отвергает мое предложение избирать одну из палат русского парламента не по партийному, а по сословному принципу, прямо утверждая, что от этой самой сословности веками страдала Россия.
    При всей значимости Дмитрия Быкова для современной отечественной литературы и массовой культуры я не стал бы откликаться на его несогласие с моим предложением, если бы именно на ту же самую «сословность» не среагировали точно так же нервно и многие другие читатели, которым пригрезилось, что я хочу отнять у них современный парламентаризм, подсунув взамен средневековые — вплоть, видимо, до инквизиции — политические конструкции. Таким образом Дмитрий Быков выступил выразителем не только своего личного, но некоего коллективного страха. Что, безусловно, характеризует его с лучшей стороны как писателя, а мне дает повод разъяснить свое предложение и попытаться развеять упомянутые страхи.
    Начну с того, что по само по себе развитое Средневековье, точнее то, что обычно называют феодализмом, является, возможно, наилучшим из всех прожитых человечеством форматов общественного и политического устройства, оптимальным в смысле сочетания коллективных и индивидуальных интересов. За изъятием, разумеется, инквизиции и права первой брачной ночи. Это очень интересная, но обширная тема. Может быть, стоит как-нибудь посвятить ей отдельный текст — включающий и описание вполне средневековых институтов, сохранившихся и процветающих в современных демократиях: от крупнейших корпораций-феодов до Юрьева дня, носящего ныне название футбольных трансфертов. Но сейчас вернусь к сословности.
    Совершенно точно знаю, что Дмитрий Быков не в восторге от современной партийной системы России. И думаю, что он вряд ли голосовал за какую-либо из четырех представленных в нынешней Думе партий. То есть современный партийный парламентаризм не дает Дмитрию Быкову никаких шансов иметь своего представителя в Думе. Лично для него это не страшно — он имеет возможность выражать свое мнение в печати и по телевидению. Но вот десятки миллионов наших с ним сограждан (и граждан других стран) такой привилегии лишены.
    Правда, Дмитрий Быков надеется, что наша партийно-парламентская система будет со временем так усовершенствована, что на думской скамье появятся, наконец, депутаты от партии, которой он по велению и сердца, и разума отдаст свой голос.
    А вот я утверждаю, что для десятком миллионов других граждан России такого не случится никогда, ибо парламентаризм, основанный на «бесполой партийности» исчерпал свою политическую эффективность, а сам институт партий исторически устарел и почти полностью переродился в институт скрытого или открытого лоббирования интересов современных феодов и ограниченного числа владетельно-властных кланов. И это справедливо для всего мира, а не только для России.
    Вряд ли какой олигарх ходит голосовать, ибо у него и без того достаточно возможностей для того, чтобы провести свой личный интерес или интерес своего политического или бизнес-клана в парламенте. Оттого, что какой-нибудь рабочий со всей семьей каждый раз участвует в голосовании, шансы на учет его интересов (кроме некоторых, в силу особых причин учитываемых правящим классом) в решениях парламента все равно равны нулю.
    Когда-то считалось, что сословное представительство исключает учет интересов основной массы населения, а партийное создает механизм реализации этих интересов хотя бы на законодательном уровне. Когда-то, видимо, так и было. Было — и сплыло.
    Я думаю, что в современном парламенте России в равных пропорциях должны быть представлены, как минимум, следующие сословия:
    1. Крестьянское (сельхозпроизводители)
    2. Рабочее (наемные работники сферы материального производства)
    3. Врачебно-медицинское
    4. Учительско-преподавательское
    5. Научное (наполовину гуманитарное, наполовину от естественных наук)
    6. Информационное (но не журналистское, у которого и так есть трибуна)
    7. Духовное (от традиционных религий)
    8. Военное
    9. Управленческое (политическое)
    10. Частнособственническое (владетельное)
    11. Женское
    12. Опекаемых и поднадзорных (дети-сироты, старики, инвалиды, бездомные, заключенные).

    Нетрудно заметить, что первые десять сословий сложены фактически по профессиональному признаку, а последние два — по специфическим: гендерному и признаку повышенной социальной незащищенности.
    Мало кто из нас с легкостью ответит на вопросы: за какую партию он голосовал? Какая партия лучше других отражает его интересы? Какой должна быть партия, которая эти интересы отражала бы в максимальной мере?
    Но любой из нас легко отнесет себя к одному из двенадцати перечисленных сословий (термин, возможно, нужно подобрать другой). Следовательно — легко и осмысленно сделает свой выбор при голосовании.
    И никому уже не придется гадать, понимает ли под «российским консерватизмом» провозгласившая его своей идеологией «Единая Россия» то же самое, что и ты.
    Обратите внимание: в предложенной мною схеме нет никакой аристократии или «художественной интеллигенции», олигархи и мелкие собственники соединены в одно сословие и полностью отсутствует юридическое сословие, которое вообще не должно иметь какого-либо выраженного самостоятельного, а тем более самодовлеющего статуса. Тогда парламент и конституционный суд будут принимать решение об отмене либо воссоздании института смертной казни исходя не из каких-то абстрактных «европейских ценностей» и неизвестно как и зачем появившихся «международных обязательств», а из национальных интересов страны. В данном случае — из интересов борьбы с запредельной по масштабам и жестокости преступностью.
    Двенадцати сословиям должны соответствовать двенадцать парламентских курий с равным числом мест. А столь дорогие сердцу многих нынешние и идеальные прошлые и будущие партии (электоральные механизмы) пусть конкурируют своими конкретными списками за места в каждой курии, а не в Думе в целом.
    Тогда и списки будут короткие — 20 человек. И кандидаты в них будут вноситься по внятным (а иначе не проголосуют за них) мотивам и обоснованиям.
    Конечно, то, что я предлагаю, есть не просто изменение избирательной или конституционной системы. По сути это бескровная политическая революция. И решиться на нее, отказавшись от привычных стереотипов («рынок нас спасет», а «многопартийность осчастливит»), нелегко.
    Но ведь все мы сейчас за инновации, в том числе и политические. То есть за внедрение в жизнь принципиально нового.
    А можно ли назвать новым, господа прогрессисты, создание в 21 веке политических конструкций индустриального общества?
13 Февраля 2013
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 14 Февраля 2013
правильно беСкровная
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов