Передел бизнеса в Крыму приобретает угрожающие масштабы

12 октября крымские СМИ сообщили: с полуострова начали уходить инвесторы. Более 20 компаний, намеревавшихся вкладывать деньги в развитие Крыма и даже заключивших с республиканским правительством инвестсоглашения, отказываются от своих планов. Нереализованные контракты касаются строительства энергетических и генерирующих мощностей, производства стройматериалов, сельского хозяйства.

Основная причина — за три года нахождения в составе России Крым не зарекомендовал себя как надежное место для инвестиций. Работающие на полуострове предприниматели жалуются на давление со стороны чиновников и рейдерство. Проведенная местными властями «национализация» обернулась не только переходом в собственность РФ заводов украинских политиков и олигархов, но и вооруженными захватами кафе и магазинов рядовых крымчан.

К октябрю 2017-го о серьезных проблемах заговорили не только малые и средние предприниматели, но и представители ключевых предприятий полуострова.

Удар по Красноперекопску

В Крыму может появиться свое Пикалево. Красноперекопский содовый завод («Крымсода»), на котором работают почти 4000 человек и который является градообразующим предприятием для 25-тысячного Красноперекопска, рискует обанкротиться.

«В отношении завода подан иск о признании его несостоятельным предприятием и введении на нем процедуры наблюдения, — рассказали «Новой газете» в пресс-службе «Крымсоды». — Причина — непогашенный долг перед украинским банком «Надра» на сумму 1,2 млрд рублей. Задолженность возникла, еще когда Крым был территорией Украины».

По словам представителей «Крымсоды», завод до 2015 года вел переговоры с банком о погашении долга, но вопрос упирался в санкции и в необходимость перерегистрации самого банка на территории РФ. Кроме того, «Крымсода» не могла вернуть 1,2 млрд рублей сразу и просила о реструктуризации задолженности. В 2015 году обанкротился сам банк «Надра», и вопрос о выплате долга повис в воздухе.

История получила новый виток в начале 2017 года, когда задолженность «Крымсоды» перед «Надрой» обнаружил Фонд защиты вкладчиков (ФЗВ) — «дочка» российского Агентства по страхованию вкладов (АСВ), занимающаяся возмещением крымчанам вкладов в украинских банках. Как происходит возмещение, «Новая газета» рассказывала в августе 2016 год.

Если вкратце: чтобы выплачивать жителям Крыма их вклады в украинских банках, Фонд защиты вкладчиков ищет активы этих банков на самом полуострове или на российском материке и добивается ареста этих активов с целью продажи. С вырученных денег производятся выплаты вкладчикам.

Так вышло и в случае с «Крымсодой». Одним из немногих активов «Надры» в Крыму оказалась дебиторская задолженность завода. Она и была арестована и реализована на аукционе отделом по особо важным исполнительным производствам Федеральной службы судебных приставов.

К аукциону — масса вопросов. Во-первых, оценка дебиторской задолженности оказалась в 10 раз ниже суммы долга: право требования 1,2 млрд рублей с завода продали за 150,3 млн рублей. Эта же цена оказалась и финальной. Во-вторых, победителем стала компания ООО «Юг Сода», зарегистрированная московской ФНС №46 за один день до проведения торгов. В-третьих, представителей самой «Крымсоды» к участию в торгах не допустили (ФАС признала это неправомерным, но отказалась выдавать предписание об отмене итогов аукциона).

Результат — крупнейшее предприятие дотационного Крыма, заработавшее за 8 месяцев 2017 года 350 млн рублей чистой прибыли, поставлено под угрозу закрытия.

События вокруг «Крымсоды» были бы не столь интересны, если бы не два аспекта. Первый — социальный: завод является градообразующим предприятием для Красноперекопска, на нем трудится каждый шестой житель города. Другой работы для 4000 заводчан в Красноперекопске просто нет. Если «Крымсода» встанет, в Крыму появится свое Пикалево.

Второй аспект — политический. «Крымсоду» связывают с украинским олигархом Дмитрием Фирташем. При Украине завод входил в принадлежащую Фирташу DF Group, а сейчас — это (формально) самостоятельное российское юридическое лицо. Атака на актив украинского олигарха — продолжение кампании по деукраинизации крымской промышленности. В марте у другого украинского миллиардера Рината Ахметова власти Крыма забрали металлургический и стрелочный заводы в Керчи. Однако предприятия Ахметова перешли в собственность республики, а в случае с банкротством «Крымсоды» вопрос о выгодоприобретателе остается открытым.

Сомнительно, что конечный бенефициар, который получит с завода 1,2 млрд рублей, — победившее на торгах ООО «Юг Сода». Куш слишком велик для компании, зарегистрированной в комнате в Новопеределкине, которая является, помимо прочего, местом массовой регистрации (в этой комнате «прописаны» еще 17 организаций). Личности генерального директора и учредителя «Юг Соды» — Николая Белямова и Юрия Кима — также вызывают сомнения: на каждого из них зарегистрировано не по одной фирме, большая часть которых в настоящий момент ликвидирована. Скорее всего, это подставные лица. Никаких контактов «Юг Соды», кроме адреса регистрации, по которому компания не располагается, «Новой газете» найти не удалось.

Представители завода «Крымсода» полагают, что за попыткой обанкротить предприятие могут стоять либо «люди со связями в правительстве Крыма», либо — функционеры банка «Надра», решившие получить задолженность с помощью создания юридического лица в РФ.

И тут возникает последний вопрос: получит ли что-либо от банкротства «Крымсоды» и распродажи активов завода сам банк «Надра»? Вероятнее всего, нет. В Фонде защиты вкладчиков, с которого и началась процедура банкротства предприятия, в «Новой газете» заявили, что не приобретали у «Надры» право требования по долгу «Крымсоды». Значит, банк продолжает считать, что завод ему должен. А это — прямой путь к двойному взысканию долга (что, конечно, запрещено законом, но кто его нарушил, если в России торги уже прошли и признаны закону соответствующими?).

Если «Крымсоду» не удастся обанкротить сейчас, потом это сделает украинский банк. Красноперекопск в любом случае ждут нелегкие времена.

Севастополь без газа?

«Складывается такая ситуация: одно предприятие ликвидируется, другое — стоит на грани банкротства. Может статься, что скоро в Севастополе некому будет отвечать за подачу газа потребителям», — председатель ликвидационной комиссии ГУП «Севастопольгаз» Олег Лактионов делает невеселый прогноз относительно будущего городского газового хозяйства.

Постановление правительства Севастополя о ликвидации ГУП «Севастопольгаз», созданного для эксплуатации газотранспортной системы города, было подписано 22 декабря 2016 года. Функции ГУПа перешли одноименному публичному акционерному обществу ПАО «Севастопольгаз». Компания не новая: она монопольно управляла севастопольским газовым хозяйством при Украине, ее владельцами также являлись украинские компании с материка. После «русской весны» правительство Севастополя пыталось ПАО с рынка потеснить, но к 2017 году после смены губернатора монополию решили вернуть. Однако, как утверждает Олег Лактионов, ПАО «Севастопольгаз» сегодня имеет многомиллионные долги и вскоре может объявить о банкротстве.

«С декабря 2015 года по октябрь 2016 года [на ПАО «Севастопольгаз»] похищено 140 миллионов рублей, — говорится в письме Лактионова в администрацию президента РФ. Председатель ликвидационной комиссии указывает, что причиной «хищений» стал «захват предприятия» в 2015 году: — ИФНС по Ленинскому району г. Севастополя 29 апреля 2015 года регистрирует новую редакцию устава ПАО «Севастопольгаз», утвержденную Наблюдательным советом общества. Протокол наблюдательного совета подписали физические лица Окуненко Дмитрий Владимирович и Надточаев Дмитрий Михайлович, не имеющие никакого отношения к наблюдательному совету, который на тот момент вообще не был избран».

— Новая редакция устава дала самоназначенным членам наблюдательного совета широкие полномочия, вплоть до смены генерального директора, — говорит Лактионов. — В скором времени директора начали меняться как перчатки. И одновременно проворачивались сделки, направленные на вывод денег с предприятия. Мне удалось установить, что Окуненко и Надточаев имеют отношение к кипрским компаниям «Песнеро Инвестментс Лимитед» и «Олумбера Венчерс Лимитед».

Указанные кипрские компании владеют долями в девяти украинских региональных газовых предприятиях. По сообщениям украинских СМИ, вместе с принадлежащей Дмитрию Фирташу ПАТ «Газтек» они принимали участие в банкротстве «Днепропетровскгаза».

— В начале октября я подал заявление о ситуации с ПАО «Севастопольгаз» в Генеральную прокуратуру РФ. Оттуда дело передали в прокуратуру Ленинского района Севастополя, — говорит Лактионов. — Свою проверку ведет ФСБ. Считаю, что ликвидация ГУП «Севастопольгаз» и передача системы газоснабжения Севастополя частной компании с многомиллионными долгами может очень сильно отразиться на безопасности ее эксплуатации и ударить по городу.

В ПАО «Севастопольгаз» корреспонденту «Новой» сообщили, что изменения в устав предприятия были внесены «в строгом соответствии с законодательством РФ», и подчеркнули, что компания «обладает ресурсами для стабильного функционирования».

Бухгалтерская отчетность ПАО действительно о прямой угрозе банкротства не свидетельствует: предприятие по итогам 2016 года получило хоть и небольшую, прибыль в размере 1 147 000 рублей (в 2015 году этот показатель был в 22 раза больше — 26 124 000 рублей). У компании действительно есть задолженность в 205 828 772 млн рублей, при этом как минимум 53 589 239 рублей она должна иностранным кредиторам.

Продано трижды за год

Передел таких крупных предприятий, как «Крымсода» и «Севастопольгаз», может отпугивать от Крыма инвесторов среднего и крупного масштабов. Но не забывают на полуострове и о малом бизнесе.

АТП №14329 в Симферополе уже несколько лет не занимается пассажироперевозками, а сдает свои площади — порядка 50 000 кв. м — в аренду под торговлю. 3 октября к офису предприятия подъехали четверо сотрудников ЧОП «Корвет».

— Они заявили, что будут обеспечивать пропускной режим, — рассказывает предприниматель Василий Кунцов. — Сказали, что их наняло руководство АТП.

Василий Кунцов. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Кунцов называет себя директором АТП, хотя, согласно ЕГРЮЛ, на этой должности работает другой человек. Кунцов объясняет: предприятие захвачено. И показывает документы.

Из документов следует: Кунцов стал владельцем АТП в 2002 году. В марте 2017 года он якобы продал предприятие гражданину Украины Ивану Куковерову. Причем сделка прошла в Киеве.

— На самом деле никакой продажи не было. Я чудом узнал об этом факте, когда в апреле захотел перерегистрировать предприятие по другому адресу, и оказалось, что оно мне вообще не принадлежит, — говорит Кунцов. — Куковеров — фигура явно подставная. Это молодой человек 20 лет, неблагополучный, он на Украине обвиняется в краже планшета у школьника.

«Сделка» между Кунцовым и Куковеровым впоследствии была отменена судом. Но еще до этого, через две недели после «сделки», Куковеров успел перепродать предприятие гражданке Украины Анне Алиманской. И эту сделку суд отменять отказался, решив, что Алиманская не могла знать о незаконности приобретения АТП Куковеровым.

28 апреля 2014 года Симферопольская ИФНС внесла в ЕГРЮЛ автотранспортного предприятия изменения, согласно которым новым директором вместо Кунцова стала Алиманская.

Кунцов обратился в полицию, там сначала возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 159 УК РФ («Мошенничество»), но впоследствии постановление о возбуждении дела был отменено, так как «смена руководства происходила на основании документов, составленных на территории Украины».

— Самое обидное, что предприятие в прошлом году впервые за 15 лет начало приносить прибыль, — говорит Василий Кунцов. — Я его взял с большими долгами, и только начал работать в плюс, как его «отжали».

Компанию Кунцова получил не случайный человек: Анна Алиманская — супруга крупного крымского бизнесмена Феликса Алиманского, владельца нескольких компаний по производству электрооборудования (в том числе — под госзаказ: по тендерам ГУП «Крымэнерго» компания Алиманского «ЭССП Крым» заработала свыше 164 млн рублей).

Сам Феликс Алиманский перенаправил корреспондентов «Новой» к своему представителю Юлии Лисничей. Та пояснила, что в настоящий момент учредителем АТП №14329 является она.

— Чего хочет Кунцов, мы не понимаем, — рассказала Лисничая. — На нашей стороне отказ полиции возбуждать уголовное дело, на нашей стороне решение суда. А Кунцов ходит и всем рассказывает, что он до сих пор владелец предприятия. И даже продавцы некоторые до сих пор ему взносы платят. У меня каждый рабочий день заканчивается выяснением отношений с этим человеком.

КС как спасение

Надежды предпринимателей Крыма на оздоровление бизнес-системы полуострова до недавнего времени были связаны с Конституционным судом. По жалобе трех предприятий КС рассматривал законность проведения национализации украинского имущества в Крыму в 2014–2015 гг.

«Новая газета» неоднократно писала, что помимо имущества государства Украина, украинских политиков и олигархов «национализированы» были и многие предприятия рядовых крымчан — вплоть до кафе и магазинов.

У пожаловавшихся в Конституционный суд предпринимателей были национализированы санатории в Ялте и коммерческое здание в Симферополе. За бизнесменов вступился Минюст: «Законом (о национализации. — Ред.) не был соблюден судебный порядок изъятия, не была выплачена компенсация. Он не отвечает требованию определенности правового регулирования», — говорится в заключении за подписью замминистра юстиции Михаила Гальперина, поданном в Конституционный суд. В заключении представителя правительства РФ в высших судебных инстанциях Михаила Барщевского говорится, что практика применения Закона о национализации показывает, что «положениям закона придается толкование, допускающее включение в перечень любого имущества частных лиц без предварительного полного возмещения убытков и судебного решения. Однако никто не может быть лишен своего имущество иначе как по решению суда».

 

7 ноября 2017 года Конституционный суд, признав, что изъятие имущества крымчан Законом о национализации не предусматривалось, все же оставил его в силе. Допущена была лишь одна оговорка: КС указал, что крымские суды должны принимать иски от бывших собственников национализированного имущества, если те считают факт национализации своих объектов незаконным. Ранее крымские суды рассматривать подобные иски отказывались.

Впрочем, власти Крыма сейчас как раз заняты тем, что продают национализированное имущество: до конца 2017 года, согласно решению Госсовета республики, будут приватизированы предприятия «Крымхлеб», «Крымтелеком», «Крымтехнологии», «Симферопольский комбинат хлебобулочных изделий» и «Издательство и типография «Таврида». Все они ранее принадлежали частным лицам.

https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/11/08/74489-razorenie-eto-po-nashemu

9 Ноября 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов