Это не эпизод из практики паркового хозяйства. Это модельная ситуация отношений власти и общества

Самый отвратительный скандал недели не «Матильда», а «Зарядье».

Что произошло. Была одиозная масштабная стройка, которую торопились завершить ко Дню города, работали круглосуточно, успели, потом праздновали, а потом объявили, что объект испорчен, потому что, видите ли, граждане оказались не очень сознательными и в первые же дни существования парка все в нем поломали, вытоптали и украли. Администрация парка говорит о 10 тысячах уничтоженных растений, лояльные администрации комментаторы в подробностях рассказываютпрессе о вандализме посетителей («Подходили к людям и спрашивали, зачем те выкапывают только что посаженные цветы, и реакция очень странная: посетители отвечали: мы налогоплательщики, мы за все заплатили, поэтому имеем право»), вход в парк ограничивается, все расстраиваются, потому что горожане оказались не готовы сосуществовать с вновь обретенным шедевром паркового искусства.

По-хорошему, это не эпизод из практики городского паркового хозяйства или урбанистики, это вполне модельная ситуация отношений между властью и обществом, когда власть, пусть и самая мелкая, всего лишь парковые менеджеры (но нанятые городским правительством и представляющие его интересы) выступают с просвещенных и прогрессивных позиций, противопоставляя себя темному и варварскому населению.

 

Такое восприятие отношений с обществом широко распространено во власти, но говорить об этом вслух считается неприличным, потому что это объективно очень опасная и скользкая логика – несмотря на весь российский авторитаризм, относиться к населению как к диковатым туземцам все-таки считается неприличным. Формально российская власть служит народу, им избирается и его представляет, а схема «просвещенная власть и дикий народ» уместна либо в условиях абсолютной монархии, либо в условиях колонизации. Логично, что с обвинениями общества в дикости выступило именно низовое чиновничество – у начальников рангом повыше все-таки есть базовые инстинкты, не позволяющие хамить обществу в лицо и открытым текстом, хотя и у высшей номенклатуры эти инстинкты иногда дают сбой (Медведев с «денег нет», Шувалов с «это смешно, но люди покупают маленькие квартиры» и т.п.).

Заявления руководителей «Зарядья» о якобы вытоптанных и украденных 10 тысячах растений – это акт социального хамства. Парковые чиновники, реальная функция которых состоит в обслуживании граждан и в создании гражданам условий для культурного досуга, выступили в том духе, что граждане им мешают: так в советских заведениях ворчали на сотрудников и посетителей уборщицы – «И ходят, и ходят!» – и шваброй под ноги. Самую очевидную вещь почему-то все игнорируют: если в парке, построенном для людей, лишними становятся люди, то это плохой парк, неправильный и ответственность за его неправильность несут те, кто его строил и организовывал. Это они что-то не предусмотрели и чего-то не учли, это их надо увольнять, объявлять им выговор и лишать премии.

Стоит также учесть, что давно сложившаяся репутация российского чиновничества, и, может быть, прежде всего московского чиновничества, а также непосредственно социальной группы «московские озеленители» такова, что если эти люди вдруг заявляют, что нечто дорогостоящее испорчено, повреждено или утеряно, то первой реакцией здорового человека на их слова может быть только сомнение. Эти люди постоянночто-то осваивают, расходуют, списывают и снова осваивают. Если они хотят, чтобы общество им верило, они должны сами доказать, что этот вытоптанный мох существовал, что те растения, о которых говорят как о выкопанных и украденных, действительно были высажены, и что разбитое стекло уникального купола действительно не было разбито при спешной установке и действительно стоило именно столько, сколько было обозначено в смете. Московский озеленитель столько всего скандально и спорно озеленил, что никакого морального права критиковать обывателей у него нет – он сам должен постоянно краснеть и оправдываться и в каждом своем поступке, каждом жесте, каждом слове должен руководствоваться тем, что ему очень повезет, если общество ему поверит.

И тут уже начинаются вопросы к обществу, которое – по крайней мере в лице прессы и прочих публичных комментаторов – обнаружило нулевую критичность к бездоказательным словам московских озеленителей. Пресса невозмутимо транслирует слова парковых чиновников, эксперты говорят о сложностях общественного договора («Когда город превращается в витрину, в нее скоро полетят камни»), соцсети добродушно или не очень добродушно посмеиваются над смекалкой гостей парка, которые теперь, видимо, украсят свои дачи ворованными ботаническими редкостями. Как часто бывает в пространстве российской общественной мысли, народ здесь – это другие, и в обществе слишком много людей, до такой степени не готовых считать народом себя самих, что они скорее станут на сторону озеленителей, которые этого в любом случае не заслуживают. И это тоже модельная ситуация – к сожалению, слишком часто у нас именно просвещенная часть общества в критический момент становится на сторону власти, почему-то полагая, что абстрактный «народ» по сравнению с этой властью более дик и агрессивен; здесь как раз полезен опыт скандала с «Матильдой», когда именно либеральная творческая интеллигенция вдруг срывается на самую яростную агрессивную риторику уровня «открывать огонь без предупреждения» и «я не понимаю, почему нельзя привлечь Поклонскую к суду за высказывания».

Пресс-служба «Зарядья» в течение нескольких дней скандала уже успела запутаться в показаниях – от «мы не ожидали, что отдельные части посетителей будут вести себя некорректно по отношению к самой важной части парка – его ландшафту» до «сотрудники парка не видели, чтобы посетители вырывали и проносили с собой из парка растения или цветы». Обвинить в порче парка именно посетителей действительно очень сложно – в конце концов, Москва в этом смысле город передовой, парковая и досуговая культура в нем исторически развита, а в последние годы просто расцвела, и ни парк Горького, ни Аптекарский огород, ни ВДНХ, ни «Сокольники», ни «Музеон», уже не первый сезон переживающие массовые наплывы самых разных посетителей, почему-то не жалуются на то, что кто-то что-то вытаптывает или ворует. Хорошо организованное общественное пространство тем и ценно, что оно не дает возможности раскрыться внутреннему вандалу обывателя, и если предположить, что кто-то действительно что-то испортил в «Зарядье» – это в любом случае провал его администраторов, а не вина посетителей. Новый ультрамодный парк был задуман как символ прогресса и человечности обновленной Москвы, но когда нет ни прогресса, ни человечности, логично, что парк сразу же после открытия превращается в памятник чиновничеству, относящемуся к людям как к дикарям и варварам.

Олег Кашин

https://republic.ru/posts/86395?code=fd0fda320ec894b4c17abe3b7e56fd75