Фермеры Кубани отправились в Москву «разбираться с коррупцией». Специальный репортаж из края латифундий чиновников, бизнесменов и судей

Станицы идут на столицу

 


Фото: Анна Артемьева / «Новая»

— Это чья земля?

— Ткачева. Все, отнятое у Цапков в Кущевке, перешло к родне нынешнего министра сельского хозяйства России. У них здесь около 500 тысяч гектаров. Больше, чем у всех фермеров Кубани.

— А это чья?

— Олега Дерипаски. Агрообъединение «Кубань» с подачи Минобороны при Сердюкове, Васильевой отжало участки у 1470 собственников-пенсионеров из Новотитаровской — никто не стал расследовать… Завтра сгоняем в Старовеличковскую, там правит Олег Макаревич — глава СК «Советская Кубань» и СК «Октябрь». В 2006 году он обманул тысячу жителей — в бумагах на аренду земли было более 80% поддельных подписей. Пострадавшие состарились, пока судятся.

Фермеры возят нас по Краснодарскому краю — показывают землевладения чиновников, бизнесменов и судей. Долго рассуж­дают о чужом богатстве, а после говорят о разорившемся коллеге из Джумайловки: «Мужик минувшей весной набрал кредитов, начал выращивать картофель, но не угадал с погодой — урожай сгнил. За неполных полгода он задолжал банкам несколько миллионов рублей, а когда понял, что не расплатится, покончил с собой».

Влиятельные главы крестьянско-фермерских хозяйств в Кавказском, Тбилисском, Староминском районах оставили односельчан без законных паев: где 48 человек, где 1000. Варвара Панюта вспоминает, как муж, умирая, взял с нее обещание вернуть семье причитавшуюся ему долю в крупном агрообъединении.

«Мне это не по силам, — собирает решения судей Варвара Николаевна. — С 2009 года мы с остальными собственниками платим налог на землю, а самой земли не имеем. Наши участки сельхозпредприятие «Кубань» получило не по закону. На доходы от их использования живут и без того небедные люди. Между прочим, за 2,7 гектара одного пая накручивается приличная сумма: в натуроплату входят 500 килограммов ячменя, 500 килограммов пшеницы, мешок сахара, 20 литров растительного масла. У пенсионеров нашей станицы Новотитаровской это отняли — Минобороны РФ передало участок, попавший к нему временно (в 1990-е годы, когда армии надо было кормить военнослужащих), бизнесменам. Людей обокрали.

Андрей Зеленский держит 30 коров в Красноармейском районе Краснодарского края, но их негде пасти. Второй год животные стоят в загоне. Земля когда-то оформлялась на трех собственников. Один из них самовольно отрезал себе 13 гектаров из 16 общих, прорыл пруд. На пастбище теперь не попасть — везде соседская территория.

«Компаньона оштрафовали. Эксперты насчитали нарушения на 22 миллиона рублей, а суд выписал всего тысячу, — объясняет Андрей Зеленский. — Чтобы отбить деньги, бывший компаньон — состоятельный дядька — накатал на меня исковое заявление. Я как-то вывел коров в траву через его площадку, и меня оштрафовали на 800 тысяч рублей. Больше не вывожу. В 2016 году долю этого человека (он скончался) продали сотруднику суда. Первое, что тот сделал, — предупредил: «Если твой скот хоть на минуту окажется на моей земле, все отберу!» Пойдешь жаловаться на него в суд — там его коллеги. Звонишь в местную администрацию — там его приятели. Что мне делать-то?»


«Слушай, пока тебя не закрыли…»

За день до начала тракторного марша кубанские фермеры получили уведомления от полиции: «В связи с информацией, полученной ГУ МВД России, по факту проведения протестной акции в виде автопробега по маршруту станица Казанская Кавказского района — Москва с вовлечением сочувствующих лиц по ходу движения и привлечением представителей иностранных и российских СМИ <…> предупреждаем вас, что при участии в проведении данного публичного мероприятия вы будете привлечены к ответственности в установленном порядке».

К каждому фермеру приходили чиновники поселковых и районных администраций, сотрудники полиции — в черных тонах описывали перспективы: «Слушай, что мы скажем, пока тебя не закрыли…»

Главы крестьянских хозяйств слушали, согласно кивали и продолжали готовиться к автопробегу: «Полгода назад мы отказались от проведения такого же марша — поверили обещаниям Общероссийского народного фронта и краевого правительства. Они клялись, что наведут порядок в регионе. И ничего не сделали. Сколько можно ждать?»

«После страшных событий в Кущевке правоохранители, различные комиссии в Краснодарском крае приняли более 7800 жалоб от фермеров края, — называет цифру кубанская правозащитница Ольга Голубятникова. — ОНФ в 2016 году получил сотни документов от сельских жителей. Время идет, а ничего не меняется. Пайщиков грабят, на фермеров давят, рейдерские захваты продолжаются. Люди власти применяют российские законы, как им выгодно. Переворачивают все вверх ногами».

Читайте также:

Тракторный марш кубанских фермеров на Москву. Фоторепортаж

Перед тракторным маршем чиновники краевого министерства сельского хозяйства, администрации региона пытались договориться с главами крестьянских хозяйств: «Мы выполним ваши пожелания, рассмотрим ваши предложения и решим ваши проблемы без акций протеста. В понедельник разместим на своих официальных сайтах телефоны профильных комиссий — звоните и вам помогут».

На совещании с участием главы местного Минсельхоза Сергея Орленко и фермеров Кавказского района люди, сидевшие на сцене актового зала, назидательно советовали людям, сидевшим в зрительских креслах, обращаться со своими заявлениями на зарвавшихся судей — в суд, на чиновников-коррупционеров — к чиновникам, на бездействующие органы власти — в органы власти.

«Тут все повязаны. Истории у фермеров и обманутых пайщиков настолько похожи, словно их рисовали под копирку, — возмущается житель Динского района Кубани Андрей Сандаков. — У пайщиков, например, так: в 1990-х годах бывшая колхозная, совхозная земля переходила либо к Минобороны РФ, либо к муниципалитету. Затем участки распределялись между собственниками. В 2000-е годы земля незаконно сбывалась либо крупным бизнесменам, либо здешним управленцам. Подставные подписи, нарушения при проведении собраний собственников, незаконные решения, непорядочность судей… Отличаются только детали».

«Да что говорить, — усмехается Виктор Зеленский из станицы Незамаевская. — Девятого августа премьер-министр правительства РФ встречался с кубанским фермером, а за спиной делегации краснодарских чиновников стоял рейдер, обобравший этого фермера».

«У нас все «традиционно»: рейдеры захватывают поля, покупают суды и ничего не боятся. В любом районе самые крупные хозяйства и лучшие земли принадлежат своим, — констатирует юрист Николай Бакуменко. — Круговая порука. Пенсионеры, крестьяне годами бегают по судам из-за нескольких гектаров пашни или паев, как у нас в бывшем хозяйстве имени Чапаева, где четыре предпринимателя обманули 1700 собственников. У нас в регионе незаконные манипуляции с землей — общая практика, в каждом доме есть или обманутые пайщики, или обманутые фермеры».


«Хотим нормально жить и работать»

Незадолго до тракторного марша кубанские аграрии говорили с корреспондентами «Новой» о том, как они живут. О недоступных субсидиях, распределяющихся преимущественно между родственниками и знакомыми чиновников и судей. Да и что такое субсидия? 600 рублей на гектар пашни, а лишь на солярку для трактора сегодня нужны те же 600 рублей. Говорили о грантах — «50 в год выдают и 47 из них вскоре отнимают». О налогах и ненасытных контролерах из различных ведомств. О том, что люди бросают заниматься фермерством и уезжают из сел. «В нашем районе в начале 2000-х было 52 фермера, теперь 23, — замечает участник тракторного марша Вячеслав Петровский. — Народ валит из станиц в столицы».

21 августа в Краснодарском крае состоялся митинг кубанских фермеров, на котором были и их коллеги из других регионов страны. После мероприятия земледельцы отправились в Москву, чтобы обратить внимание федеральных властей на свои проблемы.

«Мы требуем провести проверку фактов незаконного изъятия земли рейдерами, создать межведомственную комиссию для объективной оценки работы судей и местных администраций, — поясняет лидер инициативной группы фермеров Алексей Волченко. — С этим бардаком надо что-то делать».

Землепашцев поддержали Объединение перевозчиков России и движение «Федеральный сельсовет», сопредседатель которого Василий Мельниченко сказал перед началом тракторного марша: «Краснодарский край — особенная земля. Ну очень дорогая. И на Кубани много мужиков, не терпящих несправедливости. Вот чего хотят фермеры: правды и закона, равного для всех. Пока у нас будут существовать разные уровни: в одной семье — 400 тысяч гектаров, а другой не на чем работать, порядка в стране не будет. Кубанские фермеры начинают настоящие переговоры верхней власти и низов. Крестьянин — самый потерпевший класс.

Пока что национальной идеей в России остаются повальное жлобство и коррупция. Пора понять, что народ в состоянии влиять на местное самоуправление, что без нашего ведома никто наш гектар барыгам не отдаст, большущее преступление совершают те, кто разбазаривает землю. А нормальные люди в деревнях остаются без всего — у них отбирают технику, землю и имущество».


Это не шоу

«Смотрите, что написали: «Тракторный марш фермеров завершился. Активисты не дошли до Москвы», — смотрит на экран сотового телефона один из участников пробега. — Везде вранье».

Марш не завершился. Фермеры столкнулись с работой силовиков, заблокировавших им выходы к трассе в районе поселка Дорожный Ростовской области. На сельских мужиков давят полиция, ФСБ, аппаратчики из краевой администрации. И поскольку чиновники боятся за свои кресла — давят жестко.

Читайте также:

Разгон тракторного марша кубанских фермеров. Фоторепортаж

Нынешний тракторный марш кубанских аграриев — не шоу. Пусть иногда и с суетой, с балаганом, но в целом это серьезный шаг. Люди не на прогулку выехали. Они хотят заявить о своих правах, требуют, чтобы власть перестала «жрать и хапать». Аграриям нужно, чтобы им дали понятные и адекватные законы, создали условия для развития фермерства и завели уголовные дела на «неприкасаемых».

Мы провели с участниками марша несколько дней. Среди них есть опытные фермеры — крепкие дядьки, женщины, когда-то бывшие школьными учителями и ставшие атаманшами в хорошем смысле слова, совсем юные ребята-студенты, работающие вместе с родителями.

Володя Петров — первокурсник аграрного вуза Краснодара. Месяц назад поступил в институт. В пробеге участвует, чтобы поддержать семью.

— Через неделю начнутся занятия. Мне 18 лет. Почему я здесь? Во-первых, отец едет — хотел помочь. И, во-вторых, приду я после нашего марша на факультет, и все будут знать: «Это тот самый Вовка, который отправился в Москву ради фермеров».

Ночью на трассе, когда колонну остановили в десятый раз, а рядом с трактористами выстроилась еще большая колонна полицейских, Володя сказал: «Теперь буду знать, что фермерство — веселое занятие».

23 августа участники марша собирались встретиться с руководством Краснодарского края и полномочным представителем президента РФ в Южном федеральном округе. Но утром фермеры отказались ехать к чиновникам — накануне в поселке, где разместились селяне, был избит силовиками один из активистов Объединения перевозчиков России (они поддержали тракторный марш, и они же сообщили о ЧП). Тракторный марш на Москву будет продолжен.

«Новая» следит за развитием ситуации.

Автор: Анна Бессарабова

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/74287.html

 

24 Августа 2016
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 24 Августа 2016
терпилы-кубаноиды как всегда - не там, не туда и не о том. бараньё...
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов