Десятки тысяч людей будут убиты, если в Донбассе начнется большая война.

Армии Украины и самопровозглашенных республик к ней готовы


Фото: РИА Новости

Невозвратные потери

Покушение на главу самопровозглашенной «ЛНР» Плотницкого.

Возросшая интенсивность обстрелов.

Риторика «ура-патриотов» в России и на Украине, призывающих «к решительному наступлению и победе».

Кризис в дипотношениях России и Украины.

Взаимное подтравливание к боевым действиям.

Стремительное снижение популярности и у руководства «ДНР» и «ЛНР», и у киевской верхушки — падение рейтингов компенсируется воинственностью разговоров перед лицом обедневших людей.

Полное ощущение приближения катастрофы — полномасштабной войны в центре Европы.

Любители проливать кровь (не свою — чужую) науськивают стороны друг на друга, намекая на скорую и окончательную победу…

Ее не будет. Победы ни у той, ни у другой стороны не будет. Будет бойня с десятками тысяч погибших.

Вооруженные силы Украины стали серьезной величиной. Это так. Однако против них стоят теперь не «отряды ополчения», а фактически с нуля созданная армия «ЛНР» и «ДНР».

Нам впервые удалось поговорить с теми, кто строил эту армию, и увидеть, что они построили.

События середины лета на Украине и в мятежных «республиках» Донбасса иначе как эскала­цией не назовешь.

Полтора месяца назад президент Порошенко, выступая в учебном центре Нацгвардии, пообещал быстро решить вопрос об отправке на передовую ее бригады быстрого реагирования для «обкатки в бою». В это же время наблюдатели ОБСЕ на Украине сообщили о резком усилении вооруженного противостояния в Донбассе. Через пару недель с разницей в три дня о приближении большой войны на востоке Украины сообщили руководитель государственного института стратегических исследований, помощник украинского президента Владимир Горбулин и замглавы МИД России Григорий Карасин на встрече с послами Франции и Германии.

6 июля генштаб ВСУ объявил, что разрабатывает меры на случай полномасштабного вторжения в страну, предусматривающие усиление работы с резервистами. Планируется даже создание базы партизанского движения на оккупированных территориях. При этом оккупированными территориями высшие чины ВСУ обычно называют самопровозглашенные «ДНР» и «ЛНР».

23 июля депутат Рады Надежда Савченко высказалась за централизацию власти на Украине, о необходимости «жесткой руки» для Украины. Немедленно в ведущих СМИ развернулась дискуссия, старт которой дал секретарь СНБО Турчинов: изрядная часть экспертов, депутатов, действующих генералов и чиновников не последнего ряда буквально требуют введения военного положения по всей территории страны. А один депутат Рады от блока Порошенко даже назвал дату его введения — понедельник, 1 августа.

Если бы все ограничивалось словесными интервенциями! Все эти пророчества ежедневно подтверждаются сообщениями из «ДНР»/«ЛНР» и зоны АТО. По сведениям наших источников, обострение началось после 29 июня. Тогда украинская мотопехота при поддержке танков захватила две ключевые высоты в районе Дебальцева. Ночью войска «ДНР»/«ЛНР» перебросили на этот участок резервы и на следующий день восстановили статус-кво. Сообщалось о шести убитых мятежниках, неизбежные потери украинской стороны неизвестны. Почти в то же время начались полномасштабные бои в промзоне под Авдеевкой, где побывали наши корреспонденты, и далее почти по всей линии разграничения.

Что будет, если большая война вернется? Какие силы сегодня противостоят друг другу по обе стороны? Сколько будет раненых и убитых? Возможны ли интенсивные бои в крупных городах? Смогут ли противники добиться своих целей и при каких обстоятельствах?

Все эти вопросы мы задали командирам заново отстроенной армии «ДНР»/«ЛНР». По мнению многих из них, слишком большая часть общества в России и на Украине сегодня склонна к благодушной оценке перспектив полномасштабной войны, которую предрекают политики. Общественное мнение в глубоком тылу, при всей неуместности такого выражения, адаптировалось к непрекращающимся потерям в сводках с Донбасса. В то время как мирные жители зоны боев и профессиональные военные (в данном случае в мятежных анклавах) рассматривают ее как грандиозную катастрофу.

Мнение комбатантов согласились прокомментировать два сотрудника российских спецслужб, наблюдающие обстановку в «ДНР»/«ЛНР» лично и по донесениям агентуры. Редакция использует для анализа официально опубликованные данные и заявления высших военных и чиновников Украины. Мы пока не получили столь же откровенные ответы на эти вопросы от украинских военных. Но в будущую историю донецкой войны, которая создается на наших глазах усилиями журналистов ведущих стран мира, этот материал, без сомнения, тоже ляжет.

В отличие от периода активных боевых действий, которые с обеих сторон освещало множество украинских, российских и иностранных журналистов, сегодня ситуацию в вооруженных силах «ДНР» и «ЛНР» широкая общественность почти не знает. Между тем трансформация произошла грандиозная, и это, пожалуй, самое важное обстоятельство, влияющее на будущее Донбасса, о котором говорят в Киеве, Москве и столицах Нормандской четверки.

В январе—июле этого года в ходе командировок мы встретились с опытными участниками боевых действий. Многие из них имеют за плечами советские и российские военные училища и академии и после разоружения отрядов ополчения попали в сформированные Первый и Второй армейские корпуса армии «ДНР»/«ЛНР», подписали контракты и являются теперь официальными военнослужащими этих непризнанных государственных образований. Некоторые занимают там руководящие должности. Мы попросили их высказаться о прошлом, настоящем и будущем вооруженного конфликта в Донбассе с сугубо профессиональной точки зрения.


Погибшие после боя за донецкий аэропорт. 2014
Фото: Мария Турченкова

 

«ЛНР»/«ДНР»: кому подчиняется армия

К процессу становления властных органов в «ЛНР» изначально имели отношение выходцы из военной разведки, а в «ДНР» — контрразведка и силовики. Это породило различия в подходах к управлению. Так, в «ЛНР» нет министерства обороны. Координацию действий и связь со Вторым армейским корпусом, созданным на этой территории, осуществляет помощник Плотницкого с небольшим аппаратом. Плотницкий личных отрядов боевиков не имел.

В «ДНР», напротив, в попытке взять под контроль разрозненные отряды ополчения было создано министерство обороны. Министерство скорее поддерживало видимость централизованного управления, пытаясь организовывать взаимодействие между этими отрядами.

Вскоре после начала 2015 года многие вконец оторвавшиеся командиры ополченцев были уничтожены либо отправлены на покой. Российские и украинские СМИ не сомневались, что эти военные лидеры были устранены при содействии спецслужб России, хотя фактов, прямо указывающих на это, не было. После этого функции минобороны ДНР стали совсем уж декоративными.

Позже, с созданием Первого и Второго армейских корпусов «ДНР»/«ЛНР», некоторых бывших командиров включили в их состав. Эти вооруженные силы живут совершенно независимой от политиков жизнью, не реагируя на попытки имитировать руководство ими. А такие попытки имеют место.

Разница в подходах к управлению, заложенная «отцами-основателями» обеих республик, обернулась серьезными политическим и экономическими последствиями: в отличие от Плотницкого в «ЛНР», лидер «ДНР» Захарченко действительно многое приобрел. По мнению наших источников, он и его ближайшее окружение самым активным образом захватывают имущество и бизнес сограждан, уехавших на территорию, подконтрольную Украине. В июне командиры армии «ДНР»/«ЛНР» открыто стали говорить о недвижимости в Испании, приобретенной первыми лицами из окружения Захарченко за последний год. Весной офицер одной из спецслужб, регулярно посещающий «ДНР» для встреч с агентурой и наблюдения за обстановкой, охарактеризовал ситуацию таким образом:

— Захарченко так и остался бандитом. Масштаб задач в управлении миллионным городом, часто критических, не привел к росту масштаба личности. Он необучаем. На днях по пьянке набил морду повару в ресторане. Утром, без объяснений и предупреждений, пропустив заседание, которое должен был вести, поехал мириться и извиняться. Вот его уровень.

К началу этого года значительная часть крупных магазинов Донецка и области национализированы и управляются женой Захарченко. Грузы гуманитарных конвоев из РФ распределяются с участием Захарченко. Немалая часть этих продуктов потом продается в магазинах его жены. В то же время «гуманитарка» Рината Ахметова полностью доходит до адресатов на местах.

Вот почему контроль над «армией» так важен для Захарченко: теряя возможности применить силу, он рискует потерять и власть, и семейный бизнес.

Цепляясь за свои полномочия, политический лидер «ДНР» постоянно рождал административные и военные инициативы. Еще в начале 2015 года он неожиданно дал приказ начать наступление на Мариуполь. Это была чистой воды авантюра, попытка развязать бойню, втянуть в нее как можно больше войск с обеих сторон, чтобы выскочить из сражения было уже невозможно. Однако большинство командиров отказалось подчиняться Захарченко, и инициатива свернулась так же внезапно.

Бездарный, неподготовленный штурм Марьинки, организованный Захарченко в начале июня 2015 года, привел к потерям: более 30 человек убитыми и более 100 ранеными. В последний год таких дикостей уже не было — правительство «ДНР» окончательно потеряло возможность управлять армией.

Министерство обороны «ДНР» возглавляет некто Кононов по кличке Царь — известный боевик, в прошлом тренер по самбо и мелкий бизнесмен. Он прославился тем, что практиковал вдвоем с возлюбленной поездки по взлетной полосе донецкого аэропорта на танке, вызывая на себя огонь украинской артиллерии. То были поездки за адреналином, не более. Этим психологическим плинтусом и ограничиваются его таланты по части организации обороны непризнанной республики. Добавим лишь, что украинские артиллеристы в ответ на вызов этого рискового мужчины имели обыкновение затевать дуэль, нередко переходившую в обстрел жилых кварталов города.


Авдеевка. 2016
Фото: Анна Артемьева — «Новая»

Рассказ сотрудника штаба командования:

— Многие командиры ополченцев бросились не родной край защищать, а «отжимать» предприятия, кафе, рестораны и гостиницы. К такой форме снабжения своих отрядов в итоге пришли 90% партизанских  командиров.

Был случай: в связи с особенностями оперативного плана одну бригаду для обороны Дебальцева передали из Второго в Первый армейский корпус. Она была известна тем, что собирала мзду с водителей за проезд по дорогам, которые охраняла. Командующим там в то время был родной брат Царя. Убрали его традиционным еще в СССР способом: отправили в корпус на повышение.

Поскольку часть денег шла Царю, он воспринял ликвидацию кормушки весьма болезненно. И ответил асимметрично. Царь записывал переговоры командующих различными частями Первого корпуса (часто матерные) с нелицеприятными оценками своего руководства. А потом носил их начальству корпуса и знакомым сотрудникам спецслужб. Эти интриги частично имели успех — конкурентов, случалось, снимали с должностей. Рядом с этими страстями обстановка в ЛНР, где Плотницкий без особого PR и видимых результатов пытается возобновить работу заводов под гарантии сбыта со стороны России, кажется почти пасторалью.

Насколько адекватно политики в Москве оценивают ситуацию в «ЛДНР»? Об этом можно судить по такому эпизоду.

Прибывшая с визитом в Донецк официальная делегация из России сопровождала гуманитарную помощь. Человек, представлявшийся всем помощником Рогозина, собрался тогда предложить Захарченко коммерческий проект: развернуть на территории «ДНР» сеть магазинов «Магнит». Ответ из местного бомонда поступил красноречивый: «Вы с головой дружите? Захарченко, жена которого имеет монополию на все крупные магазины в области, с вашей помощью будет себе создавать конкурента? На вид вы вроде серьезные мужики, но рассуждаете по-детски восторженно».

Хотя, конечно, Россия пыталась поддержать самопровозглашенную республику не только на высшем уровне. Простой народ тоже участвовал.

Рассказ сотрудника штаба командования:

— Вышли на наших военных некие гражданские (из России. — Ред.) с такими предложениями: «Мы предлагаем подготовить ваших артиллеристов как профессиональных специалистов по ведению огня. Мы профи».

«Ладно, подъезжайте, поговорим, что к чему», — отвечают местные. Приехали трое навороченных. Мы там уже воевали, говорят. Готовы вам оказать помощь в подготовке специалистов корректировки и артиллерийской разведки.

— Извините, — спрашивают ответственные лица армии ДНР, — у вас какое базовое образование?

— Я слесарь-механик. Но это не важно.

— В армии служили?

— Нет, не служил.

Командир, участвовавший в беседе:

— Я сначала даже не понял, что они это за деньги предлагали. Дальше все оказалось совсем смешно. В ДНР/ЛНР много было интересного тогда с точки зрения криминального бизнеса. Ну, эти успели только к шапочному разбору, ничего не получили. Ни гостиниц, ни ресторанов. Вот и хотели, чтобы им сделали крышу, а они бы под ней зашли на нашу территорию. Братва это оказалась.


Погреб дома семьи Кущовых в Славянске. 2014
Фото: Андреа Роккелли

Разгром армии отморозков

Военная реформа в анклаве, по мнению наших собеседников, была мерой, в равной мере вынужденной и запоздалой. Накануне кровопролитных боев в районе Дебальцева грядущее в будущем стратегическое преимущество ВСУ уже не вызывало у местных военных (в отличие от политиков) никаких сомнений. На разрозненные отряды ополчения, материально-техническое снабжение которых командиры организовывали откровенно бандитскими методами, надежды уже не было никакой. Но политическая обстановка в самопровозглашенных республиках не позволяла начать строительство армии «по науке» до зимы 2014/2015 года.

Организация Первого и Второго армейских корпусов позволила выстроить более профессиональную оборону на случай внезапного украинского наступления. Первый корпус, расположенный в «ДНР», больше и по зоне ответственности, и по штату. Общая численность всей группировки  — 30—32 тысячи человек. По ту сторону линии разграничения ныне им противостоят до 90 украинских батальонных тактических групп (около 100 тысяч человек). Руководством ВСУ проведено обучение войск, резко увеличен парк беспилотных летательных аппаратов (БЛА) — основного средства армейской разведки на этой войне.

 

Рассказ сотрудника штаба командования:

— На территории ДНР/ЛНР сразу по окончании войны было множество военных формирований, каждое из которых стремилось содержать своих собственных пленных ВСУ. И на обмене зарабатывали. Украинцы пленных выкупали в среднем по 10 000 долларов. Родня в основном, конечно. Что сказать? Бандитизм практически.

Моторола, насколько мне известно, этим не баловался, а вот Гиви — да. Еще казаки, ГРУ ДНР — конченые подонки. Представь, продавали даже тела погибших ребят из ВСУ. Собирали прямо на поле, содержали в непонятных холодильниках. Особенно ценились тела, при которых были документы. Выходили на родственников: хотите похоронить своего по-человечески? И это практика не только 2014 года, весь этот беспредел эпизодически встречался даже после операции под Дебальцевом в 2015 году. Было такое.

Создавать соединение армейских корпусов ДНР/ЛНР в декабре 2014 года начали отчасти и из-за этого. А в начале 2015 года, когда  началась бойня в Дебальцеве, они еще даже сформированы не были. Раньше невозможно было эту реформу сделать. Но уже к апрелю 2015-го нам удалось разоружить около 40 отрядов. Это примерно 70% личного состава, принимавшего участие в обороне республик. И чеченцы там были, и кого только не было.

Четыре пятых этих банд разоружились добровольно. Последней стала «Троя». Приезжал даже их покровитель из России на переговоры о сдаче оружия, ведь формировали подразделение под визит Кобзона, как охранный отряд, то есть на короткое время. Ну Кобзон уехал, а отряд остался.

О себе они много рассказывают, но если серьезно их подвиги перепроверять, выяснится, что реально ничего полезного они не сделали, только грабежи да мародерство за ними. 50% состава были добровольцы из России. Их командира Белого командование Первого армейского корпуса пять раз вызывало на беседу, предлагали сохранить их подразделение в корпусе после отсева шлака. Мы попробовали кому-то дать шанс. Но позже человек восемь из них были с позором выгнаны из первого батальона территориальной обороны Первого армейского корпуса — за употребление наркотиков. 18 человек теперь сидят в МГБ, около 10 в розыске.

Такие «любители» с обеих сторон встречаются. Например, с той стороны в последние месяцы четыре исламских батальона подтянули. Два сформированных, два на формировании, один чисто чеченский. Данные на командира батальона у нас есть. Есть еще частные военные компании, три отряда, в основном поляки, человек 300—400. На переднем крае дежурят. Негры даже были! Ну это единичные случаи, конечно. Давно уже их не видно.

Со стороны Донецка, кстати, тоже воевал отряд частной военной компании «Вагнер», их сейчас вывели. Их задача была — борьба с разведывательно-диверсионными группами противника на переднем крае.

По денежному содержанию тоже ситуация выровнялась. С 20 января в ВСУ пошли новые выплаты. Стали делить военных на тех, кто просто служит, и тех, кто в зоне АТО. Последним добавили 1200 гривен (около 3100 рублей. — Ред.). А есть военнослужащие, которые находятся на передней линии, им добавили к окладу 4200 гривен (около 10 800 рублей. — Ред.). Итого на передней линии простой солдат получает примерно 8000 гривен (около 20 800 рублей. — Ред.), а иногда даже и больше. Для сравнения: боец Первого и Второго армейского корпусов получает сегодня 15 000 рублей.


Улица Мариуполя после обстрела. Январь 2015
Фото: Васиссуалий Нечипоренко

 

Рассказ заместителя командира бригады по боевой подготовке:

— Материально-техническое снабжение армии ДНР/ЛНР в разных частях очень различно. Иногда таково, что в ход идет и оружие дедов. Местные батальоны территориальной обороны ДНР стоят по переднему краю. ПТУР у них нет, ну и чтобы усилить их в противотанковом отношении, командующий утвердил такой план. На местных складах нашли около 50 пятизарядных ПТР (противотанковых ружей. — Ред.) времен Великой Отечественной, образца 1943 года. Чтобы произвести выстрел из снайперской винтовки, ты должен высунуться. А с ПТР на сошках тебе ничего не надо. С 500 м в борт берет практически все, кроме танка.

Военный корреспондент «Новой» Юлия Полухина писала о том, что отряды «ЛНР» летом 2014 года более чем на 60% состояли из местных, а в «ДНР» действовали подразделения, где порой и 80% состава были из приезжих. Сегодня российские граждане из рядового и сержантского состава армии «ДНР»/«ЛНР» практически исчезли. В первую очередь это объясняется прекращением активных боевых действий и остановкой финансирования добровольцев крупными благотворителями. Из приблизительно 32 000 личного состава двух армейских корпусов до 30 000 составляют граждане Украины, что подтверждается наблюдениями командированных сотрудников редакции, документами и личным свидетельством наших собеседников.

Об опыте, прошлом и нынешнем, рассказывает заместитель начальника штаба бригады армии «ДНР»/«ЛНР»:  

— Когда формировали отряды перед Дебальцевской операцией, такой процент и был — две трети местных в Луганске и более половины приезжих, из других областей Украины и России, в Донецке. Около 40% личного состава во время операции в течение недели бросили оружие и сбежали. Таких было более 2000 человек. В ВСУ тоже не менее трети дезертировали из-под Дебальцева.

На первом этапе этой эпопеи психология была простая: я воюю до границы моего города, и что дальше — мне по барабану. Теперь по-другому. Например, руководство армейских корпусов с Царем стали врагами, потому что у его брата отобрали бригаду как инструмент наживы. Но ведь как резко улучшились снабжение, обеспеченность, управление огнем! Впрочем, для некоторых глав республики это не аргументы, они это мимо ушей пропускают.


Славянск, кладбище. 2014
Фото из архива

 

Шансы Украины

В свое время на запрос редакции министерство обороны Украины прислало письмо, в котором утверждается постоянное присутствие очень большого контингента ВС РФ на территории «ЛНР»/«ДНР». По оценке генштаба ВСУ, речь идет о 13 000 личного состава полностью укомплектованных подразделений и нескольких сотнях единиц боевой техники разного назначения. Если предположить, что украинские военные не ошиблись, что это означает с сугубо военной точки зрения?

Теперь уже те, кто реально управлял военными действиями в Донбассе, высказали свое мнение. В коротком пересказе оно таково. В различное время на многочисленные полигоны вдоль границы с Украиной приходил ряд батальонных тактических групп соединений и частей. Собеседники особо подчеркивали — в совершенно разные периоды и в разных местах. Если их всех просто собрать в одном месте в одну минуту, то 12 тысяч не наберется. Потому что одна батальонная тактическая группа — это максимум 600 человек плюс приданные подразделения техники. А самое большое количество их собиралось на границе с Украиной — 6 штук (лишь один указал число 7). Более четырех с половиной тысяч человек возле границы с Украиной ни разу не собирались. И разведка НАТО это прекрасно знает.

А если бы группировка в 13 000 действовала на территории Украины, она спокойно могла бы на любом направлении, хоть донецком, хоть луганском, захватить всю территорию области в административных границах и освободить ее от подразделений ВСУ в кратчайшие сроки.  Даже если бы они имели подавляющее численное превосходство на тот момент времени.

Но если это так, то был ли, с точки зрения профессионалов, у украинской армии  шанс добиться успеха в 2014 году?

Мнение заместителя начальника разведки бригады:

— ВСУ могли бы партизан с кашей съесть, но глупо сделали, что не ввели напрямую войска в сам Донецк. У мятежников не было объединенного штаба, началась бы дезорганизация. А Луганск вообще — четверть Донецка. Что там захватывать? Но украинские вожди не решились окружить город, оставить гуманитарный коридор, разделить на две части и начать зачистку.

А вот слова его коллеги в руководстве штаба одного из армейских корпусов армии «ДНР»/«ЛНР»:

— Был момент, когда ВСУ могли развить успех и победить полностью. Это когда еще Стрелков был. Если бы они тогда не остановились. Неизвестно, почему они нерешительно так действовали. Ведь вполне могли даже без фатальных потерь взять все основные города. Глупо было растягивать войска в такую тонкую колбасу вдоль границы. Капитальная глупость.

Уровень планирования операций, включая Дебальцево, наше командование рассматривает как невысокий. Бардак у них был полный. Но не вечно же они будут такими, когда-то исправят положение вещей. Хотя и всю эту бестолковую добровольческую вольницу они, конечно, никуда не задвинут — оппозиция не даст. Это негативный фактор в военном строительстве Украины, который работает реально в пользу Донбасса.

Однако все наши источники отмечали, что укрепление позиций и боеготовности ВСУ последнее время шло полным ходом. Начиная с лета 2015 года украинская армия постепенно набирала силы, вдоль линии разграничения строилась эшелонированная инфраструктура для будущих боевых действий. Государственное инженерно-строительное предприятие с хорошим парком техники оборудовало бункеры общего назначения и командные пункты с проложенными коммуникациями. Экскаваторами вынимался грунт, в окоп вставлялся стандартный транспортный контейнер, сверху укладывались железобетонные перекрытия, которые заново засыпались грунтом. Согласитесь, это уже не блокпосты из автомобильных шин, над которыми смеялись журналисты весной 2014 года.

Вместе с тем, по данным разведки Первого и Второго армейских корпусов, показаниям перебежчиков и дезертиров, состояние подразделений ВСУ сегодня далеко от идеала. Еду бойцам завозят раз в 5—6 дней, но съедают все за три дня. Есть части, где эти ножницы вынуждают солдат жить на подножном корму: они сдают металлолом, занимаются торговлей и контрабандой товаров на территорию противника. Проедают деньги, присланные из дома.

Отдельно стоит сказать о взимании платы за проезд по охраняемым дорогам. Со слов местных жителей и шоферов, такая практика зафиксирована на мосту у поселка Счастье, на дорогах в направлении Марьинки, Авдеевки и Мариуполя. Ровно тем же совсем до недавнего времени занимались на своей стороне бойцы отрядов «ДНР»/«ЛНР».


Ворота, пробитые снарядом. Артемов. 2016
Фото: Анна Артемьева — «Новая»


Осколок снаряда в жилой квартире. Новосветловка. 2016
Фото: Анна Артемьева — «Новая»

Рассказ сотрудника штаба командования:

— Несмотря на эти недостатки, провалы в снабжении и организации, все равно ВСУ победили бы рано или поздно, если бы не было никаких изменений в армии ДНР/ЛНР. Какие преимущества имеет регулярная армия перед повстанческим движением? Когда Леонид вел свой отряд на Фермопилы, он встретил отряд греческих союзников. С их командиром, похваставшимся численностью отряда в 1500 бойцов, вышел занятный разговор. Леонид сказал: «У тебя там кто? Ремесленники, земледельцы. А у меня воины». В регулярные вооруженные силы, бывает, набираются и вчерашние школьники, но Энгельс правильно указал на преимущества организованных военных действий еще на примере франко-турецкой войны.

И до сего дня во главу угла ставятся обученность личного состава, его снаряжение, слаженность действий в составе подразделения,  наличие боевой техники, приборов разведки. Мы можем представить партизанский отряд с такими же средствами разведки. Но их надо обслуживать, а у ополченцев до этого руки никогда не доходят, они технику применяют до первой поломки. Никогда не будет в партизанском отряде достаточного количества таких средств.

Армия Украины имела все эти преимущества перед разрозненными отрядами сепаратистов. С самого прихода Стрелкова в Славянск никто в ДНР не воевал дальше околицы своего условного села и не стремился помочь соседям. Оборона Славянска закончилась сдачей города. Поэтому мы не держим Стрелкова ни за умелого военачальника, ни тем более за героя.

Рассказ командира бригады:

— Численность силовых подразделений Украины в зоне АТО никогда не достигала тех величин, которые ее политическое и военное руководство официально объявляло. Они складывали численность ВСУ, МВД, пограничников и служащих СБУ. Но когда руководство озвучивает цифры, граждане Украины должны понимать, что воюют-то только ВСУ. Все остальные — по сути, обслуживающий персонал.

На сегодня (январь-февраль 2016 года. — Ред.) на трех направлениях — донецком, луганском и мариупольском — со­средоточено до 70 тысяч служащих ВСУ и еще тысяч 30 их обеспечивают. К апрелю они должны довести группировку служащих ВСУ до 100 тысяч плюс 30 тысяч обеспечения (по информации «Новой газеты», эти контрольные цифры минобороны Украины были достигнуты с опозданием, к концу мая. — Ред.). По моим оценкам, в пиковый период боев в зоне АТО действовало порядка 35 тысяч военнослужащих, разбросанных по разным направлениям. При этом с нашей стороны им противостояло в лучшем случае тысяч восемь.

Причем на этих разрозненных отрядах Захарченко и подручные даже ухитрялись делать деньги. Например, местные дали заявку на 5500 человек. В командовании корпусов согласились, посчитали, что можно укомплектовать из них бригаду и два отдельных штурмовых батальона плюс два батальона спецназа. Стали строить всю эту толпу. А в ней всего 2500. А где еще половина? Ведь деньги выделялись на 5500.

То есть деньги списывали налево, а личного состава и половины не было. Когда все это всплыло, они начали заминать ситуацию, а командование корпуса рапорт подало.

Обидно еще, что мы как проклятые работаем, с нуля все формируем, а люди Захарченко чуть не в открытую заявляют, что считают нас своей обслугой…

Расходясь в деталях, все наши собеседники сходятся в одном: наступление ВСУ вполне вероятно. Это убеждение зиждется на понимании того, что в Минские соглашения заложено два невыполнимых (по их мнению) пункта. Руководство «ДНР»/«ЛНР» при поддержке России не отдаст границу под контроль украинских силовиков. Руководство же Украины не в силах изменить конституцию согласно духу и букве Минских соглашений.

Воинственные настроения демонстрирует и украинское общество. Они преобладают по большей части на Западной Украине и в Киеве (но солдат в армию чаще отправляют матери из Южной и Восточной Украины). Эта очень важная часть украинского общества и еще большая доля элиты, сосредоточенной в основном в столице, вдохновлены опытом России в недавних войнах на Кавказе — после заключения мирных соглашений в Хасавюрте последовал период накопления сил и быстрый разгром чеченских ополченцев во второй чеченской войне. Велик соблазн представить Минские соглашения как некий близкий исторический аналог хасавюртовских договоренностей.

Если разразится стратегическая операция ВСУ по освобождению Донецкой и Луганской областей от мятежников, мало никому не покажется. Украинская армия стала сильнее благодаря экстраординарным усилиям государства и общества, а организованнее во многом благодаря помощи союзников. Но Первый и Второй армейские корпуса армии «ДНР»/«ЛНР» будут в обороне, и закон оборонительного сражения в части потерь никто не отменял. А самое главное: это новое кровопролитие между закаленными, не собирающимися повторять прошлые ошибки, чрезвычайно мотивированными (в этом наши журналисты убеждаются в каждой новой командировке), накопившими злость и боеприпасы армиями, будет по своему накалу несопоставимо даже с самыми жаркими боями 2014—2015 годов; обе стороны будут принимать погибших в огромных количествах.


«Украинской армии предстоит нас штурмовать. Я им не завидую»

Интервью с заместителем командующего армией «ДНР»/«ЛНР»

— Президент Порошенко заявлял, что на границе с Украиной сосредоточена группировка российских войск в 32 000 человек, готовая к наступлению. Это так? Масса российских войск с этой стороны границы является как бы предупреждением украинским военным или политикам?

— Откуда? Две батальонных тактических группы на сегодня на границе. В процессе недавних учений подняли весь Южный округ, это так. Но ведь войска округа стоят там, где стояли ровно все последние годы, и при Ющенко, и при Януковиче. Принципиально ничего не изменилось. Это вовсе не граница с Украиной, это гигантские территории, чуть ли не в половину Европы. Ему выгодно такие страшные цифры называть — политик. Но я вас уверяю, это брехня. Ну, манипулирование цифрами, если угодно.  

Понятно, что оправдать свою бездеятельность политики должны. Они всегда и везде ищут для этого способы. В этом случае удобно ссылаться на российские армии на границе.

— На стороне Украины тоже сражаются добровольцы, объединенные в батальоны со своей символикой. Им достается большая часть помощи, которую собирают волонтеры, ведь они всегда на слуху. Как их оценивают их противники в армии «ДНР» «ЛНР»?

— Да, простые ребята из пехоты или десанта ВСУ у общественности не на первом месте, конечно. Хотя ни в каких первых рядах батальонов национальной гвардии не было. Если серьезно оценивать. Могу точно сказать, что под Дебальцевом они на переднем крае не отметились.

Пленные неоднократно показывали, что эти подразделения занимались и «укреплением дисциплины» среди остальных. То есть чуть ли не заградотрядами выступали.

На Украине создана собственная легенда о героизме своих бойцов. Например, по поводу того, что случилось в Донецком аэропорту. На мой взгляд, эти ребята были брошены на убой ради создания легенды. Аэропорт не имеет стратегического значения, держать-то там нечего. Но чтобы отойти организованно с позиций через взлетное поле, им надо было преодолеть четыре км чистого пространства. Когда ополченцы их прижали, деваться стало некуда. Почти все, кто пытался отойти, гибли. Убитых было море, а отойти очень небольшим группам удалось.

И если честно, со стороны ДНР тоже ведь никто не предлагал им сдаться, просто даже не было ни у кого таких полномочий. Вокруг стояли разрозненные отряды без какого-либо серьезного боевого взаимодействия. Кому было сдаваться? Отморозкам этого психопата «Гиви»? Обороняющиеся просто были обречены. По терминалу била артиллерия без перерыва, по оставшимся в подвале — кумулятивными зарядами, дыры делали в полу.

ВСЁ - http://www.novayagazeta.ru/politics/74105.html

8 Августа 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов