Губернаторы для битья: почему усилится конфликт между регионами и центром

Владимир Путин объявил выговор главе Карелии и одобрил отставку губернатора Забайкальского края. В будущем противоречия между центром и региональными элитами будут только нарастать
Новые отношения

Отношения между федеральными и региональными элитами серьезно разладились еще в прошлом году, когда Москва пошла на показательные аресты губернаторов как главных коррупционеров. В выборном 2016-м конфликт между федералами и регионалами неизбежно усилится, причем региональные элиты все активнее будут выступать против московского давления. Это будет отчасти реакцией на попытку переложить на них ответственность за ухудшение социально-экономической ситуации, отчасти инициативной политической игрой и желанием провести своих людей в новую Думу.

С начала 1990-х обычно с приближением выборов Кремль раздавал региональным элитам разнообразные политические авансы, чтобы обеспечить для себя хорошие результаты голосования. В этот раз, по-видимому, ситуация будет принципиально иной.

Во-первых, российская власть решила усиливавшуюся с конца 2011 года проблему своей легитимности, перейдя от демократической (электоральной) легитимности к военно-вождистской. Теперь Кремль заинтересован не столько в количестве голосов и высокой явке избирателей, сколько в тихих и спокойных выборах. Более того, системе, основанной на легитимности одного человека, принципиально не нужны другие самостоятельные акторы, будь то Дума или губернаторы.

Во-вторых, думские выборы сегодня разнесены по времени с президентскими и больше не воспринимаются как их первый этап. Правда, это соображение верно, если президентские выборы пройдут в срок, а не будут также перенесены.

Судьба варягов в кризис

Кремль попытался максимально разгрузить предстоящий день голосования от губернаторских выборов, и в сентябре, с учетом Тульской области, предстоит лишь пять губернаторских кампаний плюс кампании по выборам в ЗС почти в половине субъектов (38 регионов). До настоящего времени, заменяя губернаторов, власть практиковала «варяжскую модель» — и на Сахалине, и в Коми, и в Тульской области пришли люди со стороны. В последнем случае это особенно важно, поскольку пришедшего из ФСО через Минобороны Алексея Дюмина можно считать «варягом» в квадрате — и по месту прописки, и по корпоративной принадлежности. Доверенные люди на местах сегодня оказываются нужнее, чем даже в Минобороны.

Впрочем, «варяжская модель», вполне работавшая в условиях сытного и мирного времени, может начать давать серьезные сбои в ситуации кризиса: чем более управляем из Кремля губернатор, тем менее управляема из губернаторского офиса региональная элита.

Мало того, первые с 2003 года выборы по одномандатным округам неизбежно усиливают конфликты как между центром и регионами, так и внутри региональных элит. Когда губернаторы избирались на конкурентных выборах, они выступали консолидаторами и выразителями интересов региональных элит в центре. Но большинство из них с того времени сменилось: у них больше нет опыта участия в конкурентных выборах, и они в меньшей степени способны контролировать отдельные кланы в региональной элите.

Новые решения​

Новацией нынешних думских выборов являются масштабные майские праймериз «Единой России». Они должны включить все готовые на сотрудничество силы оппозиции, сбросить пар, а также сыграют роль полноценного первого этапа выборов, они могут оказаться более похожими на конкурентные выборы, чем итоговое голосование в сентябре.

Оба этапа обещают быть проблемными. На первом этапе с кульминацией в мае будет осуществляться селекция кандидатов с серьезными элитными конфликтами — как на региональном уровне, так и между регионами и центром. На летнем этапе собственно избирательной кампании власть в целом, включая губернаторов, оказывается естественной мишенью.

Губернаторы неизбежно оказываются между молотом и наковальней. С одной стороны, налицо растущий дефицит денег в бюджете, с другой — понятная установка на массовое неухудшение ситуации, по крайней мере до сентября. Впрочем, по ряду направлений ухудшение уже очень заметно: растущие тарифы ЖКХ, невыплаты зарплат, усиление давления на малый и средний бизнес и пр. К этому можно добавить сжатие рынка труда и сокращение рабочих мест в крупнейших центрах, в первую очередь для вахтовиков из депрессивных регионов, которые уже сейчас вынуждены возвращаться к себе домой из Москвы, Санкт-Петербурга и других крупнейших городов.

Подрыв легитимности

Все меньше остается средств и на покупку лояльности элит. Вместо прежних кнута и пряника остаются кнут и отсутствие кнута (например, смягчение требований по майским указам). Неслучайно появление законопроекта о чрезмерных тратах региональных глав на пиар-имидж, а также соответствующих рейтингов ОНФ. Ставка на перекладывание на регионы ответственности за нарастающие проблемы в социальной сфере была заметна и на пресс-конференции Владимира Путина, и в недавнем выступлении Дмитрия Медведева на XV съезде «Единой России».

Таким образом, можно ожидать и сознательной инициативной игры сильных губернаторов против центра, а также сильных региональных элит против губернаторов — ставленников центра. Неизбежно усиление существующих и проявление новых конфликтов внутри региональной элиты, бывших до сих пор латентными. Во всех конфликтах усилится роль силовиков — более влиятельных сегодня, голодных и меньше сдерживаемых из Москвы.

Затяжное и, по всей видимости, долговременное падение сырьевых цен — это не только сокращение доходов бюджета со всеми вытекающими последствиями для социальных программ и для граждан, это еще и мина замедленного действия под новую легитимность. Власть и право не могут бесконфликтно распределяться сверху вниз при том, что финансовые ресурсы в несырьевой экономике распределяются снизу вверх. Новая легитимность, таким образом, входит в противоречие с меняющейся политэкономической базой режима, что чревато еще большими конфликтами.​

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/opinions/politics/17/02/2016/56c43ec19a794753eb821f7f?from=typeindex%2Fopinion

 

Последнее предвыборное предупреждение

Кремль снимает глав регионов, только если они бросают тень на президента

 

Отставка губернатора Забайкальского края Константина Ильковского стала предупреждением для всех остальных глав регионов. Как известно, объективная причина его увольнения – это провал работы по программе расселения ветхого жилья. Федеральный Центр предупреждает губернаторов: все, что в канун выборов способно причинить урон власти, является саботажем и строго карается. А удар по «Справедливой России», чьим выдвиженцем являлся Ильковский, – это лишь побочный эффект резкого кадрового решения президента.

Предыстория разворачивающегося сюжета, напомним, такова. На прошлой неделе глава Минстроя Михаил Мень рассказал президенту Владимиру Путину о плохих результатах Забайкалья и Карелии по реализации программы расселения аварийного жилья. Действия властей этих регионов он охарактеризовал как «саботаж». В итоге Путин подписал вчера указ об отставке Ильковского. Главе республики Карелия Александру Худилайнену президент вынес строгий выговор.

Без сомнения, программа по расселению – это важный аспект деятельности губернаторов, но проблемы тут есть не только у Ильковского и Худилайнена. Вчера председатель наблюдательного совета Фонда содействия реформированию ЖКХ Сергей Степашин это подтвердил, сообщив о сложностях у таких регионов, как Коми, Тыва, Архангельская и Саратовская область, Дагестан и Адыгея.

Однако в адрес их руководителей никаких мер не принято. Можно также вспомнить, как Путин критиковал – причем более чем жестко – глав самых разных регионов, но к отставке прибегал только в самых крайних случаях. Даже против тех, кого подозревали в коррупции, не сразу начиналось следствие. Так что возникает вопрос: почему же Ильковский?

Очевидно, что программа по расселению не просто важна, а архиважна для всей российской власти. Тот же Степашин подчеркнул, что с 2008-го по 2017-й она должна коснуться миллиона человек, после чего тут же потребуется расселять еще один миллион. А получается, что руководство страны из-за отдельных губернаторов никак не может отчитаться даже о первом миллионе. Так что если за имиджевый ущерб от невыполнения как бы «вторичных» программ, к которым можно отнести даже и провалы в образовании и медицине, кары следуют не слишком строгие, то по поводу жилья никаких снисхождений быть не может. Слишком большая и острая это для России проблема и слишком уж конкретные обязательства по ее решению взяла на себя власть.

В случае их срыва под народную кувалду попали бы не просто политики и не только идущая на выборы партия власти, но и вся вертикаль сверху донизу – вплоть, возможно, до самого президента. Перевыборы которого тоже не за горами и которому, конечно, совсем не надо, чтобы вместо голосов обеспеченных жильем благодарных избирателей по всей России пошел уличный оппозиционный гам. 

Надо полагать, что и сам Ильковский уже успел разочаровать Кремль. Депутат Госдумы эсэр Дмитрий Горовцов объяснил «НГ» причины этого. Первая: Ильковский в прошлом году уже получил репутационную «черную метку», попытавшись сдать Китаю в аренду огромные территории региона за копеечные деньги. 

Вторая: программа по ветхому жилью была им проигнорирована, по сути дела, демонстративно, хотя финансовое обеспечение края практически 100-процентное. И наконец, третья причина в том, что губернатор замечен в хроническом неисполнении поручений и распоряжений президента. Другими словами, составляй кто-нибудь рейтинг саботажа – и Забайкалье заняло бы первые строчки.

Ранее о похожих претензиях Центра рассказывал и источник «НГ», близкий к администрации президента. У Забайкалья – в отличие от Карелии – более чем солидный бюджет. Регион в то же время относится к дотационным. А в Кремле всегда с подозрением относились к руководителям субъектов Федерации, которые при таких исходных данных не выполняют свои обязательства. Самого Ильковского всегда называли успешным бизнесменом, и Кремль, ставя таких людей во власть, рассчитывал, во-первых, на не менее успешный менеджмент конкретной территории, а во-вторых, на то, что при возникновении каких-либо сложностей они смогут найти необходимые финансовые ресурсы.

Однако если с причинами «политического убийства» Ильковского все понятно, то его последствия пока вызывают много вопросов. Вице-премьер Дмитрий Козак назвал вчера это изменение в губернаторском корпусе «первым звонком» для регионалов. Дескать, тем, кто не выполняет поставленные перед ними задачи, которые подкреплены субсидиями, грозит то же самое.

При этом уход Ильковского – это прежде всего удар по эсэрам, лишившимся своего единственного губернатора. Последнее СР припомнили тут же – секретарь генсовета ЕР Сергей Неверов целиком и полностью возложил на партию ответственность за эту отставку. «Вместо того чтобы заниматься популизмом и требовать отставки правительства, поехали бы все эти профессионалы в Забайкальский край, помогли бы своему товарищу бюджет правильно составить, выполнили обещания помогать в решении проблем края», – написал он в Facebook, дополнив это высказывание выпадом в адрес лидера СР Сергея Миронова.

Вице-премьер Дмитрий Козак послал губернаторам еще один предупредительный сигнал.	Фото с сайта www.duma.gov.ru
Вице-премьер Дмитрий Козак послал губернаторам еще один предупредительный сигнал.Фото с сайта www.duma.gov.ru

Между тем сам Миронов комментировать произошедшее отказался, лишь назвав увольнение Ильковского ожидаемым. Такую же позицию заняли и другие эсэры. Горовцов, впрочем, надеется, что политический баланс будет соблюден – и партии «дадут» нового губернатора. «Не надо вести во власть бизнесменов, это большая ошибка, – рассудил он в разговоре с «НГ». – Надо вести чекистов».

Зампред фракции СР Михаил Емельянов, в свою очередь, заявил, что в партии не обижены, «потому что Ильковский назначался не по партийным квотам». Он считает, что губернатор не смог погасить конфликт с региональными элитами. Емельянов, кстати, подчеркнул: не факт, что СР «может еще кого-то куда-то выдвинуть».

О предупредительных сигналах со стороны президента сказал «НГ» гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин: «Я прогнозировал, что в этом году порядка 15 губернаторов находятся «на карандаше» – в зоне риска, и это далеко не последняя отставка». По его словам, главы регионов теряют посты потому, что Путин наконец потерял терпение.

То есть эсэры, считает Мухин, о своей репутации могут в принципе не тревожиться. Глава Политической экспертной группы Константин Калачев и вовсе сказал «НГ», что сильного удара по СР не произошло, ведь Ильковскому смягчили формулировку – отправили в отставку не по утрате доверия, а по собственному желанию. В группе риска, заметил эксперт, остаются губернатор Тверской области Андрей Шевелев и руководитель Пермского края Виктор Басаргин.

Неудивительной назвал вчерашнюю отставку президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов: «В рейтинге выживаемости губернаторов мы поставили Ильковскому три по пятибалльной шкале. В его регионе много экономических проблем, и были акции протеста за отставку губернатора». Да и эсэры перестали за него бороться. Группа риска, составленная экспертом, такова: Шевелев, Худилайнен, Басаргин, а также губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев и глава Приморского края Владимир Миклушевский.

Вице-президент Центра политических технологий Ростислав Туровский охарактеризовал увольнение как «показательную жертву», потому как «президенту нужно демонстрировать жесткость по отношению к губернаторам». Забайкалье, по его словам, отличалось наибольшим числом протестных акций, участники которых выступали за отставку губернатора. Позиции того же Худилайнена изначально были прочнее – он представитель питерской элиты. Между тем отставка Ильковского может спасти «с добрый десяток других губернаторов» – мол, Кремль рассудит, что одной жертвы достаточно.

Политолог уверен, что эти события все же ударят по СР, потому что эсэры «оказываются обиженной партией, у которой нет губернатора, тогда как у других парламентских партий есть». А возмещение ущерба может последовать не скоро: «До этого времени партия оказывается в подвешенном состоянии и в положении условной оппозиции. Но, получив такой «щелчок по носу», на самом деле, СР станет, наверное, более лояльной власти и, может быть, даже получит больше одномандатных округов».

Политолог Николай Петров, согласившись с общим мнением о демонстративной отставке, указал, что Ильковского мог сгубить его отказ признать ошибки, как это сделал Худилайнен. Однако, по его мнению, политических последствий для партии не будет: сейчас все подчинено интересам выборов, а не личным счетам. Позиции эсэров эксперт назвал сильными – те должны отвлечь электорат от КПРФ.

Источники же «НГ» в Госдуме напомнили о событиях 2011 года, когда эсэры присоединились к уличным протестам. Тогда, мол, с Мироновым де-факто и был заключен договор на следующих условиях: собственный губернатор как расплата за то, что партия больше не «нацепит белую ленточку». Сейчас же лидер СР заложник этой договоренности: рейтинги его политструктуры не сказать что впечатляют, она балансирует на грани прохождения в ГД, а за ней самой уже выстроилась очередь непарламентских партий. Однако Миронов, как человек опытный, понимает, что вопрос не в рейтингах. И если это проверка на верность и прочность – то лучше терпеть и молчать. 

http://www.ng.ru/politics/2016-02-18/1_regions.html
18 Февраля 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов