Минсельхоз готовит крематории

Александр Ткачев
Александр Ткачев
Фото: Василий Дерюгин/Коммерсантъ

 

Министерство сельского хозяйства оперативно справилось с поручением президента Путина и за выходные разработало проект порядка об уничтожении санкционных грузов прямо на границе страны. При прежних министрах аграрное ведомство такой расторопностью не отличалось. Впрочем, сомнения юристов в законности идеи остаются.

Об ударной работе аппарата Минсельхоза отчитался первый заместитель Александра Ткачева Евгений Громыко, он во вторник посетил столицу Алтайского края Барнаул. «За выходные Минсельхозом и аппаратом правительства был оперативно разработан проект постановления, который предусматривает правила работы с этими конфискатами, запрещенными грузами, которые сейчас под видом транзита через РФ попадают на наши прилавки. Поток значителен», — отчитался он перед журналистами.

Правительство, по словам чиновника, уже приняло проект постановления Минсельхоза за основу, сейчас он согласуется заинтересованными службами.

Написанный в Минсельхозе документ описывает «порядок изъятия и немедленного уничтожения» продуктов, попавших под санкции правительства. «Документ предусматривает как утилизировать жиры, как утилизировать сыры, как утилизировать овощи и фрукты», — рассказал Евгений Громыко. Предполагается, что решение об уничтожении продуктов будут принимать Федеральная таможенная служба, Россельхознадзор и Роспотребнадзор.

В настоящее время, заявил Громыко, остается нерешенным только один вопрос — способ утилизации продуктов, которые могут нанести вред окружающей среде. Это, в частности, мясо и изделия из него.

Проблема уничтожения мяса, конечно, решаема — в крайнем случае можно выписать из Калининграда мобильный крематорий, если удастся его найти, судебные приставы и прокуратура с этой задачей пока не справились.

Сомнения юристов вызывает другой вопрос: согласно Конституции «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда». Даже запрещенные польские яблоки не теряют статуса имущества, которое принадлежит какому-либо лицу — физическому ли, юридическому, зарегистрированному в России или за ее пределами, не важно. Это значит, что уничтожать санкционные продукции, а прежде отчуждать их у собственников, должна не тройка представителей ФТС, Россельхознадзора и Роспотребнадзора, а суд, ну или хотя бы мировой судья.

Это все даже если не учитывать то, что после тотального уничтожения на границу санкционных продуктов репутация России как «коридора между Европой и Азией», главной транзитной страны материка, будет, мягко говоря, поставлена под сомнение.

Впрочем и руководство страны понять можно. Санкции на европейские продукты были введены почти год назад, а запрещенные продукты до сих пор можно спокойно купить в любом большом городе.

Способов обхода санкций множество. Фура с запрещенными фруктами может по документам ехать в Казахстан, а на деле растворится на необъятных просторах России. В какой-то момент оказалось, что почти все европейские сыры являются безлактозными. Про рестораны, которые предлагают белорусскую форель, слышали, наверное все. Как оказалось, перекрыть границу для иностранной еды не так просто как кажется. Внезапно оказалось, что на шестнадцатый год правления Владимира Путина государство не способно запретить по своему усмотрению ввозить на свою территорию некие товары.

В начале июля даже Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти, рассматривая спор «Магнита» и Роспотребнадзора, подтвердил: правительство предусмотрело ограничение на ввоз определенной продукции, а не ее продажу. Следовательно если уж запрещенный кусок сыра каким-то образом попал на склад торговой компании, то она имеет право его продавать.

Известно, что строгость законов в России компенсируется необязательностью их исполнения — но XXI век принес свои изменения и в систему государственного управления, теперь правительство пытается заставить исполнять хотя бы своих чиновников даже самые строгие законы.

Отсюда, видимо, исходит желание именно уничтожать запрещенные товары. Таким образом государство, как правило, обходится с самыми опасными вещами. Цель уничтожения, как правило, даже не в ликвидации конкретной партии чего-либо, а в том, чтобы ни у кого не было стимулов заниматься запрещенной деятельностью. Так на Волге уничтожают добытую браконьерами четную икру, а на Камчатке — крабов (на полуострове, кстати, действует специальный крематорий для крабов, возможно единственный в мире). В принципе, ничто не мешает пустить всю захваченную егерями и рыбнадзором в легальный оборот, убитых зверей, птиц и рыб уже не вернешь. Но тогда само государство будет заинтересовано в работе браконьеров, потому что станет зарабатывать на их деятельности — при таком раскладе вряд ли можно рассчитывать на сохранение популяции осетровых.

Также и с наркотиками: химически чистый героин можно замечательным образом применять в медицине. Но если это допустить, то больницы и врачи будут в первую очередь заинтересованы в максимизации ввоза наркотиков в страну.

С другой стороны, уничтожением продукции часто занимаются сами производители. В Советском Союзе очень любили кадры из Америки 1930-х годов, когда на глазах у голодных безработных в канализацию выливались целые цистерны молока — делалось это чтобы предотвратить падение цен и не допустить роста предложения на рынке.

Так что если исходить из логики любимого россиянами латинского выражения cui bono, «кому выгодно», то сторонниками ужесточения контроля над границей являются как руководители страны, которые решили навести в области порядок, так и серые импортеры продовольствия из Европы, которые надеются в любом случае обходить все барьеры и продавать свой товар в России, теперь еще дороже.

В любом случае Александр Ткачев, исполнивший распоряжение президента за несколько дней, смог показать себя с хорошей стороны: с таким министром отечественное сельское хозяйство забыто не будет.

http://polit.ru/article/2015/07/28/food/

28 Июля 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов