Крым — не их.Почему российский бизнес уходит из новых регионов обратно на материк

Дмитрий Медведев, посетивший Крым, остался доволен только отдельными предпринимателями. В целом условия для развития бизнеса недостаточные

 

 

 

В Крыму по-прежнему много триколоров, двуглавых орлов и Путина. Особенно много Путина: причем не только на официальных портретах в кабинетах чиновников, но и на чашках, майках, кепках, часах, календарях и школьных тетрадках. Этот порыв народной любви к президенту не смог переломить даже тяжелый переходный период, сурово столкнувший лбами две реальности: российскую и крымскую. Прошедший год разбил вдребезги стекла розовых очков по обе стороны Керченского пролива: крымчане уже испытали на себе жернова беспощадной бюрократической машины России, а россияне в свою очередь успели окунуться по самое горло в печальное наследие украинского режима – разрушенную инфраструктуру, своеобразную ментальность и чиновничью анархию.

 

Многочисленные «коврижки» в виде налоговых и таможенных льгот и преференций для участников Свободной экономической зоны, увы, так и не смогли заманить на полуостров инвесторов: за полгода работы зоны ее резидентами стали менее двух десятков компаний. «Там должно быть не 15 резидентов, а сотни, тысячи», – прокомментировал сложившуюся ситуацию премьер-министр Дмитрий Медведев, поставивший «неуд» чиновникам. Последние оправдываются: дескать, механизмы еще не отработаны, зона «раскачивается», а инвесторов пугают санкции ЕС, недавно продленные еще как минимум на год. Но все это справедливо лишь в отношении крупных игроков: мелкие предприниматели и производители, которые в глаза ЕС не видели, как и он их, тоже не слишком спешат на новый рынок. А те из них, кто все же осторожно ступает на зыбкую почву крымских бизнес-реалий, задумываются: а не уйти ли обратно на материк?

 

«Законодательство и правовая среда в Крыму до сих пор фактически не унифицированы и не приведены к российским нормам, – комментирует ситуацию исполнительный директор регионального отделения «Опоры России» Виктор Ямников. – По-прежнему остро стоит проблема лицензирования и получения разрешительных документов для ведения бизнеса. В отделах Госкомрегистра – сумасшедшие очереди, и сроки открытия бизнеса растягиваются на месяцы, если идти законным путём. Плюс постоянные проверки со стороны правоохранительных органов, а это существенная нагрузка на бизнес. Сильно сомневаюсь, что при таком положении дел может снижаться уровень коррупции и увеличиваться приток инвестиций с материка».

 

«Предприниматели с материка смотрят: выплывем мы здесь или нет»

«Здесь, в Крыму, абсолютный бардак, – говорит орловский предприниматель Михаил Терехов, переехавший в Крым сразу после референдума. – Очень много непонятного. Не знаешь, к кому обратиться. Своеобразный подход у местных чиновников: никто из них не говорит «нет», но никто ничего и не делает, чтобы было «да». В итоге многие вопросы просто висят в воздухе, и принятие решений по ним растягивается на месяцы. Мы ведь не просим финансовой поддержки, мы просим дать нам спокойно работать, но и это проблема».

 

Терехов – производитель исконно русского напитка – живого натурального кваса. Два года назад он и его отец Владимир Николаевич основали небольшое частное производство в Орле. Продукт, которым они особенно гордятся, изготавливается по бабушкиному рецепту на основе ржаных сухарей, изюма, сахара и воды – никаких консервантов, стабилизаторов или красителей. «Самое главное сейчас – это хорошая идея для бизнеса, – уверен предприниматель. – Отец нашел такую идею: то, чего нет, и то, что может приносить прибыль. В России домашний квас в промышленных масштабах не делает ни одна компания. Это нелегкий вид бизнеса – очень тяжелая реализация продукта из-за короткого срока хранения плюс достаточно высокая цена, так как используются только натуральные ингредиенты».

 

Свой бизнес отец с сыном уже испытали на рынках Орла и Москвы, где, по словам Михаила, кваса пьют больше, чем в Крыму, несмотря на более холодный климат: культура квасопития более развита. После мартовского референдума отец, с молодости влюбленный в Крым и считающий этот регион своим духовным домом, уговорил семью переехать на полуостров. Здесь они арендовали помещение в одном из поселков, куда перенесли производство, пока небольшое по объемам. Сегодня Тереховы производят тонну продукта в сутки; максимальная мощность – шесть тонн. Но увеличивать объемы пока смысла нет: слишком много проблем с реализацией продукта. «Пока не получим торговые места, не выстроим логистику, увеличивать не будем. А с этим большие сложности, – говорит Михаил. – Мы понимали, что идем на риск, переезжая сюда. Есть много российских компаний, которые хотели бы сюда войти. Я говорю о своих знакомых – кто-то из нефтяного бизнеса, кто-то канаты делает, одноразовые чалки... Но все они ждут, что будет с нами, выдержим мы здесь или нет. А этого мы и сами пока не знаем».

 

Ехали домой, а попали в 90-е

Основная проблема, с которой столкнулись в Крыму орловские производители кваса, – административные барьеры. «У нас есть патенты на торговлю, продукт сертифицирован, с этим сложностей не было. Но очень тяжело официально получить места для торговли, мы пытаемся это сделать уже два месяца, – рассказывает бизнесмен. – Чтобы получить место для торговли, мы должны арендовать его у того поселения, где мы хотели бы стоять. У каждого города есть план размещения стационарных торговых точек. Обращались в администрацию Бахчисарайского района, города Бахчисарая, Симферополя. Отвечают: «по земле нет еще градостроительных планов». В Бахчисарае только-только нашли точки соприкосновения, наладилось взаимопонимание с Бахчисарайским районом, нам дают уже там места, но этот процесс занял длительное время, и в сезон мы входим очень тяжело. Если по другим городам процесс так же протянется, к тому времени, как нам дадут места, сезон уже закончится».

 

Квас орловцы продают через сеть самодельных ролл-баров. Другая схема продаж, по словам предпринимателей, в этом специфическом секторе бизнеса нерентабельна из-за короткого срока хранения продукта – натуральный напиток «живет» не более недели. Причем наиболее прибыльным местом торговли являются точки не у рынков или мегамоллов, а возле автовокзалов, туристических объектов и... больниц. «Сейчас у нас точки, в основном, на частной земле возле магазинов, на рынках. Но самые хорошие точки продаж – это, как правило, муниципальная земля, – поясняет Михаил. – Некоторые крымские предприниматели нам прямо говорили: «берите и становитесь так, без разрешения». Некоторые так и делают на самом деле. Но мы так не можем. Мы привыкли участвовать в тендерах за торговые места и работать легально. Здесь такого пока нет. Здесь, в Крыму, вообще повсеместно сохранились схемы ведения бизнеса из 90-х. Например, в прибрежной зоне торговать нельзя, но все равно есть места, где торгуют, есть кафе, работающие в стометровой зоне, владельцы которых, скажем так, помогают кому-то финансово. Россия уже отвыкла от этого, мы лет 15 так не работаем».

 

Работать не хотят

Крымская ментальность – еще один камень в розовые очки россиян. Как неожиданно выяснили для себя Тереховы, значительную сложность представляет поиск персонала. «В Крыму очень большой процент людей, которые не хотят работать. Или просто отвыкли это делать, – делится своим открытием Терехов-младший. – Я вот приехал в Николаевку, это небольшой популярный курортный поселок на западном побережье – разговаривал там с людьми, искал продавцов на ролл-бары. Мне сказали: «Людей неработающих в поселке – 90%, но работать они не собираются». В магазин ищут продавцов по шесть месяцев! Мы впервые столкнулись с таким отношением к работе».

 

О дефиците кадров говорит и управляющий партнер TNN Consulting Group Денис Тюгаев: в сезон места продавцов традиционно занимали приезжие с материка украинцы, теперь, в силу неэффективного механизма выдачи трудовых патентов, Крым лишился львиной доли сезонных работников. А россияне еще не привыкли приезжать на заработки на полуостров. «Если в апреле дефицит был незначительным (около трех предложений на каждого соискателя), то на момент старта туристического сезона на ЮБК разница спроса и предложения на рынке труда достигла колоссального уровня: на одного желающего работать сотрудника есть порядка 15 предложений в единицу времени. И сейчас это огромная проблема для крымского бизнеса», – сообщил Денис Тюгаев.

 

Испытывают Тереховы и сложности с поиском дилеров: им пришлось сменить уже несколько компаний. Многие представители этого сектора бизнеса никогда не сталкивались с реализацией такого деликатного продукта, как натуральный квас, и делают ошибки в логистике: при перевозках и продажах не учитывают фактор короткого срок хранения. Некоторые прямо говорят: добавляйте в продукт консервант, делайте срок хранения месяц, и мы готовы забирать у вас до 50 тонн в день. Но производители не готовы пойти на этот шаг: марка и качество продукта важнее скорой прибыли. «Продажа здесь тяжело идет. Где кваса много – 10-20 наименований, там легче продавать, чем там, где кваса вообще нет, – рассказывает Михаил. – Но люди покупают наш квас, его пьют с удовольствием. Есть, конечно, люди, которым кажется квас слишком кислым, кому-то наоборот – слишком сладким. Но квас натуральный, и он не может быть все время одинаковым, у него всегда будут разные оттенки вкуса. У нас же люди за последние 20-30 лет, когда перестали более-менее хороший квас делать, привыкли к квасным напиткам. Всё, что продается в магазинах, – это квасной напиток, потому что квас не может хранится в течение полугода-года».

 

Этот сезон – период активной реализации кваса короткий в любом регионе, всего 4-5 месяцев, – орловцы будут дорабатывать в Крыму. А вот о месте работы в будущем сезоне бизнесмены уже всерьез задумываются: им поступило несколько предложений из разных регионов России о переносе производства и даже одно о покупке франшизы – из Донецка.  

 

 

 

Оксана Ясинская  

Фото — Коммерсантъ/Александр Миридонов

 

http://znak.com/moscow/articles/29-06-19-39/104112.html

29 Июня 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов