Преступные схемы Кубани с участием судей

Бизнес-хапок. Реализовать эту преступную схему возможно лишь с помощью судей

 

%d1%81%d0%b0%d0%b9%d1%82_a18

О том, какие нравы царят в предпринимательской среде на Кубани, обыватель узнает из сводок происшествий. Деловые люди не любят
публичности, придерживаясь правила «деньги любят тишину». Но в каждом правиле случаются исключения. Краснодарский предприниматель Анатолий Ковалев, напротив, считает необходимым рассказать историю, приключившуюся с ним, открыто, без утайки. Он верит в честное слово, в справедливость, если не правоохранительных органов, то хотя бы высших сил, и не собирается менять эти свои жизненные принципы даже после того, что с ним случилось

Анатолий Ковалев относится к тому типу людей, о которых говорят: «Сделал себя сам». И не только себя. Заработав на Севере денег, он перебрался на Кубань и занялся торговлей. А вся торговля сегодня строится на том, что коммерсанты получают товар под реализацию, продают его, а затем возвращают деньги за товар собственнику.
Ковалев находил в хуторах и станицах Кубани заброшенные помещения, ремонтировал, завозил недорогой товар, принимал на работу людей, решая параллельно еще и социальные задачи. Ведь после того, как бывшие колхозы и совхозы пошли с молотка, безработица и безденежье на селе стали приметой нового времени. Сеть его магазинов «Дешевле всех» кубанцы называют не иначе как «народными бутиками», в сельской глубинке они до сих пор бьют рекорды по посещаемости. Неудивительно, что перед успешным предпринимателем со временем встал вопрос: во что инвестировать прибыль?
В октябре 2007 года от знакомого предпринимателя с Вишняковского рынка, Ковалев узнал о том, что продается магазин одежды и обуви «МВБ», находящийся внутри самого рынка.
– Отчетливо помню, как 7 лет назад 2 октября вместе со знакомым предпринимателем мы поехали посмотреть на этот магазин. Возле него я впервые познакомился с Владимиром Маеровым, представившимся хозяином магазина. Мы осмотрели помещение магазина и сели за стол переговоров. Маеров озвучил стоимость магазина и в ходе переговоров согласился продать его за 32 млн. рублей, – рассказывает корреспонденту «НГК» Анатолий Ковалев.
Как далее следует из рассказа Анатолия Михайловича, Маеров представил на обозрение оригинал свидетельства о государственной регистрации права на продаваемый магазин с отсутствием обременений и пообещал, что в течение месяца он, Маеров, оформит все документы на земельный участок под магазином, с целью дальнейшей регистрации в органах юстиции сделки купли-продажи магазина на Ковалева.
4 октября 2007 года Ковалев привез Маерову наличными задаток за магазин – 10 млн. рублей, передавал деньги в присутствии своего юриста, который предложил тут же составить договор купли-продажи магазина и соглашение о передаче денег. Это предложение Маеров принял скептически, категорически заявив, что никаких предварительных договоров и соглашений о получении денежных средств он подписывать не будет, поскольку данное предложение рассматривает, как недоверие к его личности. А в знак подтверждения получения денежных средств от Ковалева написал денежную расписку.
Войдя в доверие к Ковалеву, видя способность инвестирования Анатолием Ковалевым, Маеров предложил к продаже также и швейную фабрику по пошиву верхней одежды «Мария Рафаэлла», которая принадлежала ООО «Мария Рафаэлла», где Маеров являлся директором. Ковалев же от фабрики сначала отказался, сославшись на то, что не имеет опыта в швейном производстве, но хозяин фабрики активно продолжал настаивать на покупке. Он даже предложил купить фабрику в рассрочку на
5 лет, озвучив при этом начальную цену в 28 млн. рублей. Видимо, г-ну Маерову так уж нужно было получить деньги с Ковалева.
– В ход были пущены все методы обольщения: «красноголосые речи» о ведении совместного швейного бизнеса, приглашения в рестораны и на семейные ужины к себе домой в целях обсуждения «предполагаемого проекта» – все для того, чтобы как можно быстрее склонить меня к решению купить швейную фабрику, – вспоминает Анатолий Михайлович.
В итоге цель завладеть деньгами была достигнута: Ковалев согласился на покупку у Маерова магазина и фабрики.
Обозначенные суммы бизнесмен выплатил Маерову в течение двух месяцев, а последний на каждую полученную сумму от Ковалева писал расписку о том, что он, Маеров Владимир Борисович, взял деньги в сумме такой-то и обязуется их вернуть до 31.12.2007 г. Всего – три расписки по 10 миллионов и одна – на 30 млн. Ковалев, естественно, настаивал на скорейшем оформлении документов купли-продажи. Маеров отвечал, что скоро закончит оформлять бумаги.
В начале ноября 2007 года, когда Анатолий Ковалев передал Маерову 30 млн. рублей наличными, последний снова написал расписку и настоял на том, чтобы Ковалев беспрепятственно, как собственник, завез в магазин «МВБ» товар и начал торговлю. При этом он подчеркнул, что оформление бумаг по переходу прав – лишь формальность, которая в скором времени исчезнет.
Ковалев, полагая, что все условия сделки соблюдены, и что он – фактический собственник магазина, завез свой товар в магазин и начал торговую деятельность.
Таким образом, с начала октября по начало ноября 2007 года Анатолий Ковалев передал Владимиру Маерову в качестве оплаты за покупку магазина и швейной фабрики 60 млн. рублей наличными. Почти два года Маеров кормил его «завтраками», Ковалев терпеливо ждал, потом понял, что его «развели на деньги» и обратился с заявлением в полицию.
– У меня на тот момент не осталось никаких сомнений в том, что из меня вытянули деньги мошенническим путем под предлогом продажи магазина. Я действительно хотел купить этот магазин. Место уж больно хорошее – почти в центре Вишняковского рынка, – рассказывает корреспонденту «НГК» предприниматель Ковалев. – С первых дней знакомства с Маеровым у меня даже подозрений не возникало, что он не собирался продавать свой магазин. В нашей, так сказать, купеческой среде, нередко сделки заключаются на доверии. Когда нет времени на бумажные формальности, достаточно одного слова. Поэтому, когда Маеров брал деньги вперед и давал мне честное слово, что наша сделка будет документально оформлена чуть позже, я ему верил. Он многократно подчеркивал в беседах со мной, что человек он верующий, добропорядочный.
А в декабре 2007-го Маеров мне вдруг заявил, что передумал продавать магазин за 30 млн. рублей и теперь просит за него уже 90 миллионов.
А еще спустя время Ковалев узнал, что оба объекта - и магазин, и швейная фабрика – уже год как находятся в залоге у банка «Уралсиб», то есть на них было наложено обременение. Естественно, такой поворот Ковалева никак не мог устраивать, и он вынужден был отказаться от покупки и магазина, и швейной фабрики. Спустя год после несостоявшейся сделки, видя, что его должник и не собирается возвращать деньги, Ковалев обратился в полицию.
С 2009 года посредством обращения в следственные органы с заявлением о мошенничестве Ковалев прошел не одну стадию следственного волокитства, а также столкнулся с дерзким сопротивлением со стороны лже-продавца Маерова. Для того, чтобы выйти «сухим из воды», тот умышленно вставлял «палки в колеса» следствию, обжалуя все процессуальные шаги правоохранительных органов.
Следствие завершилось лишь к концу 2014, и дело по обвинению Владимира Маерова в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) было направлено в Октябрьский районный суд.
Внимания заслуживает и сама схема ухода от ответственности, примененная на практике Маеровым в период предварительного расследования.
Обстоятельства дела говорят о следующем.
В 2012 году, когда Маеров в очередной раз столкнулся со вступившим в силу судебным постановлением в части законного возбуждения в отношении него уголовного дела (ч. 4 ст. 159 УК РФ), Маеров обратился в Первомайский районный суд города Краснодара с исковым заявлением о признании денежных сумм (63 млн. рублей) действительными! В правовом контексте ему необходим был статус истца, чтобы стать стороной по делу. В 2012 году в Первомайский районный суд поступило исковое заявление от Маерова о его якобы долговых обязательствах перед Ковалевым на сумму 63 млн. рублей. Зачем это понадобилось? Да чтобы избежать уголовного преследования по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество), по признакам которой и было возбуждено против него дело! Примечательно, что эту «постановку» Маерова Первомайский райсуд в лице федерального судьи
В.В. Махова поддержал, и судья вынес решение о признании исковых требований Маерова обоснованными, обязав последнего ежемесячно выплачивать Ковалеву по 500 тысяч рублей в счет погашения долга в 63 млн.
Незаконность принятия указанного иска Маховым к судебному производству заключалась в том, что с иском о взыскании суммы долга к Маерову В.Б. мог обратиться лишь сам Ковалев А.М., а не должник, который вправе в добровольном порядке исполнить обязанность по возврату денежных средств. Однако не возврат денежных средств интересовал должника, а выделение в отдельное производство его намерений повторно обмануть Ковалева, что и было сделано не без помощи уважаемого Василия Махова, который выделил в отдельное производство требования, не основанные на законе: взыскать уже с Ковалева денежную сумму, которая по материалам гражданского дела точно не заявлялась. Она просто была «подбита» под основную сумму долга в размере 59 миллионов рублей.
Для уточнения и установления несуществующих сумм судья Махов, рассматривавший этот гражданский иск, даже вынужден был назначить экспертизу, поскольку на заявленную сумму по иску требовались неоспоримые доказательства. Процесс приостановился, а через полтора года судья Махов, так и не дождавшись результатов экспертизы, которой не было, возобновил рассмотрение дела.
В связи с тем, что обосновывать и подтверждать заявленные Маеровым требования было невозможно, по причине отсутствия ситуации как таковой, но изложенной Маеровым на бумаге, а равно и каких-либо подтверждающих документов бухгалтерского учета, суд, в лице Махова В.В., привлек заявленных Маеровым третьих лиц с требованиями к Ковалеву.
Исковые требованиями от третьих лиц к Анатолию Ковалеву предъявили два подконтрольных Маерову юридических лица – ООО «Мария Рафаэлла» на сумму 21 208 846 рублей и ООО «Торговый дом «МВБ» на сумму 37 841 572.
Тут следует заметить, что и торговым домом, и фабрикой официально владеет Лариса Маерова – жена Владимира Маерова.
Следует заметить, что эти два предприятия, которых якобы Ковалев А.М. «обокрал» на огромную сумму денег, почти 5 лет не заявляли об этом в правоохранительные органы на предмет возбуждения уголовного дела.
Истцы свои требования обосновали тем, что Ковалев нанес ущерб бизнесу, воспользовавшись товаром, хранившимся в магазине торгового дома «МВБ» и на складе фабрики «Мария Рафаэлла», а затем сорвал сделку, отказавшись от покупки магазина и фабрики. По словам Маерова и некоторых свидетелей (главным образом, родственников Маерова) из числа работников ТД «МВБ» и фабрики, «люди Ковалева» вывезли на грузовиках из магазина «МВБ» весь недорогой товар (обувь и одежду), оставив только дорогие вещи и готовую продукцию со склада фабрики.
Как указано в судебном решении (заочном) Первомайского райсуда от 21.03.2014 г., указанные доводы якобы подтверждены документально. Хотя ни Ковалеву, ни его адвокатам эти документы не были даже предоставлены для ознакомления. Например, такая процедура, как передача товара или других материальных ценностей, должна быть зафиксирована в документах первичного бухгалтерского учета. Но их в деле нет.
– Этих подтверждающих документов я так и не увидел, – утверждает Анатолий Ковалев. – Да их и не может быть, потому что я не брал товар у Маерова. Если Маеров и его жена представили в суд какие-то документы, то это чистой воды фальсификация. Я не понимаю, как судья Махов мог выносить решение без основных финансовых документов, подтверждающих передачу-приемку товара, а лишь основывал свои выводы на одних только показаниях свидетелей и односторонних управленческих приказах. Это приказ директора ООО ТД «МВБ»
В.Б. Маерова за №6 от 01.11.2007 с указанием отгрузить Ковалеву А.М. обувь на сумму почти 17 млн. рублей и женский текстиль на сумму в
21 млн. рублей, и докладные записки, подписанные заведующей магазином М.В. Воробьевой и продавцами
И. Герасимовой и Ю. Карпуниной. Все! Больше ни на какие документы конкретно судья не ссылается в своем решении, лишь вскользь упомянув: «…доводы ООО «Торговый дом «МВБ» подтверждаются представленными в ходе судебного разбирательства бухгалтерскими документами, приказом директора, докладной запиской».
Своим незаконным решением суд обязал Ковалева возместить ущерб Маерову и торговому дому «МВБ» на общую сумму в 59 млн. рублей. В апелляционной инстанции Краснодарского краевого суда (председательствующий – судья А.В. Булат), наверное, тоже, как и судья Махов, посчитали достаточными доводы истца. У краевых судей даже и вопроса не возникло, почему нет результатов финансово-товароведческой экспертизы, и проводилась ли она вообще 28.08.2014 года.
Краевой суд оставил без изменения решение судьи Махова. По тем же основаниям Краснодарский краевой суд (судья Ю.В. Костецкая) определением от 23 декабря 2014 года отказал Ковалеву в передаче на рассмотрение его кассационной жалобы.
И вот на основании этих судебных, с позволения сказать, решений было возбуждено исполнительное производство, весь бизнес Ковалева оказался парализованным из-за наложенного на него ареста.
Анализ решений Первомайского суда от 12 марта 2012 года, от 21.03.2014 года, а также объем доказательств, собранных по уголовному делу, позволяют сделать вывод о том, что ответчики по делу, злоупотребляя правом, выставляют по разному одни и те же обстоятельства для возможности уклониться от выполнения обязательств перед Ковалевым А.М. и вынудить последнего отказаться от взысканных с Маерова В.Б. денежных сумм. Юридическая оценка действий семьи Маеровых в части уклонения от возврата денежных средств Ковалеву А.М. в настоящее время рассматривается судом в рамках уголовного дела, однако уже сегодня можно предположить, что Маеровы в очередной раз мошенническим путем, с помощью судей завладели деньгами Ковалева в особо крупном размере.
Адвокаты Анатолия Ковалева, да и сам он, уверены в том, что супружеская чета Маеровых и их представители в суде любыми способами пытаются затянуть разбирательство до 2017 года, когда истечет срок давности по уголовному делу, возбужденному в отношении самого Маерова. И, если это ему удастся, доверие к Краснодарскому краевому суду со стороны кубанского бизнеса будет подорвано.

Отдел расследований «НГК»

http://ngkub.ru/news/bizneshapok

Ограблен Цапком

 

600-_c5770

Цапка уж нет в живых. Однако в следственных и судебных органах Кубани до сих пор рассматриваются дела с его участием. И как не странно, чаще всего в пользу бандита…

В конце 2004 – начале 2005 годов руководитель ОАО «Зерносовхоз «Кущевский» Анатолий Козлов и Михаил Чеховской заключили два договора. В результате предприниматель стал обладателем 10 миллионов акций, заплатив за каждую по одному рублю, и держателем 27% пакета акций.
К весне 2008 года предприятие уже крепко стояло на ногах, однако отношения между Козловым и Чеховским разладились: последний подозревал директора в нечистоплотности и решил выйти из бизнеса. Но продать акции не успел – на него вышел Сергей Цапок.
Как заявляет Михаил Чеховской, под давлением и угрозами он уступил свою долю двум предприятиям, которые контролировали Цапки за 11 миллионов рублей. Реальная их стоимость, по убеждению предпринимателя, к тому времени была значительно выше. А буквально через месяц акции, оформленные на «Артекс-Агро» (фирма принадлежала Надежде Цапок), и ООО «Слава Кубани», владельцем которой был подельник лидера банды Вячеслав Цеповяз, оказались в руках приближенных к Анатолию Козлову людей. Причем сумма сделки составила все те же 11 миллионов рублей.
Тогда идти в суд Чеховской не решился. Потом, когда в Кущевскую нагрянули следственные бригады, обращать внимание федералов на свою проблему посчитал неэтичным. У него Цапки забрали лишь бизнес, в то время как многие расплатились жизнями.
Но в конце прошлого года он все же инициировал разбирательство. В своем заявлении в Следственный комитет и в Кущевский районный суд Михаил Чеховской указал: «Считаю, что Козлов вступил в преступный сговор с Цапком. Результатом угроз и давления в мой адрес стала продажа моих акций фактически Козлову на кабальных для меня условиях. Все документы были подписаны мной под психологическим давлением и угрозой жизни».
Как следствие, предприниматель попросил восстановить его права как акционера ОАО «Зерносовхоз «Кущевский» и проверить законность проведенных с декабря 2004 года сделок с акциями предприятия.
В конце прошлого года иск Чеховского был принят, уже состоялось несколько заседаний. Суд постановил принять обеспечительные меры: наложил арест на имущество Анатолия Козлова и запретил вносить изменения в реестр владельцев акций ОАО «Зерносовхоз «Кущевский». Так что, пока идет процесс, акции никуда не исчезнут.
А в середине февраля суд удовлетворил ходатайство истца и назначил проведение объективной экспертизы, которая должна показать, какова действительная рыночная стоимость 10 миллионов акций на момент совершения сделок между Чеховским и двумя цапковскими компаниями, а также, какова сумма ущерба, причиненного предпринимателю. В то же время Михаил Чеховской получил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Такое решение принял следователь по особо важным делам краевого управления СК РФ Руслан Воловодов.
Даже беглое прочтение постановления об отказе вызывает ряд вопросов. Проверка заявления Михаила Чеховского свелась, по сути, к опросу всех причастных к этой истории людей. Каждый из них говорил то, что ему было выгодно. Один из главных действующих лиц цапковской группировки – Вячеслав Цеповяз, в те годы руководивший ООО «Слава Кубани», сообщил, мол, мало что помнит о той сделке, но отлично помнит, что никакого давления на Чеховского не оказывал. А то обстоятельство, что его предприятие владело 5-миллионным пакетом акций всего месяц, объяснил так: сразу после сделки ему стало известно, что у зерносовхоза плохое финансовое положение, потому и решил продать.
Получается, Цеповяз покупал кота в мешке, не отдавая себе отчета в эффективности вложений? Верится с трудом. Впрочем, удивляет и Козлов: он утверждает, что опасался захвата бизнеса Цапками. Если так, то зачем бандиты тут же продали акции? Нестыковки. И их – множество.
Вот из таких «существенных» показаний и вырос отказ в возбуждении дела. Но ведь бесспорно то, что именно инвестиции Михаила Чеховского позволили зерносовхозу выжить и со временем превратиться в крепкое хозяйство. Это не отрицал даже Анатолий Козлов!
Михаил Чеховский, как нам стало известно, написал жалобу на имя прокурора Краснодарского края. В ней указано: «Выводы органа предварительного следствия об имеющихся сведениях реестродержателя ЗАО «Регистратор КРЦ», согласно которым не усматривается заниженной стоимости акций, реализованных Михаилом Чеховским ООО «Артекс-Агро» и ООО ОПХ «Слава Кубани», являются надуманными и ничем не обоснованными».
Бизнесмен аргументирует свою позицию заключением независимой экспертной организации: «Рыночная стоимость 5 000 000 акций по состоянию на 21 апреля 2008 года и 5 000 000 акций по состоянию на 27 апреля 2008 года, составляющих 27,02% от общего числа акций ОАО «Зерносовхоз «Кущевский», составляет 33 184 183 рубля». Эта сумма, по словам предпринимателя, ниже реальной, поскольку оценка производилась только на основании открытых документов, имеющихся на сайте зерносовхоза, однако даже она примерно в три раза превосходит размер оплаты, полученной предпринимателем от компаний Цапка и Цеповяза.
Кроме того, Михаил Чеховской обращает внимание, что никогда не заявлял о хищении у него купленных им акций. В своем заявлении предприниматель настаивал на том, что Анатолий Козлов и Сергей Цапок под угрозой применения опасного для жизни и здоровья насилия принудили его продать долю в бизнесе по явно заниженной рыночной цене. Между тем следователь акцентирует внимание на том, что «в ходе проверки каких-либо сведений о хищении купленных им (Чеховским - прим. ред.) акций, в том числе о безвозмездном обращении их Козловым А.А. в свою пользу не получено».
Также предприниматель считает, что при вынесении незаконного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела следствие не проверило и не дало правовой оценки доводам Анатолия Козлова. «В своем объяснении А. Козлов утверждает, что с целью предотвращения захвата ОАО «Зерносовхоз «Кущевский» Сергеем Цапком и Вячеславом Цеповязом он продал контрольный пакет акций своему знакомому предпринимателю из Адыгеи, – указывает в жалобе Михаил Чеховской. – Однако согласно тем же сведениям реестродержателя ЗАО «Регистратор КРЦ», в 2008 году таких сделок зарегистрировано не было. Предприниматель не установлен и не опрошен».
Бизнесмен уверен, что следствие явно недоработало. Особенно это касается проверки финансовой деятельности предприятий и операций с акциями. Например, вне поля зрения следователя в ходе проведенной им проверки оказались обстоятельства сделки с ООО «Артекс-Агро».
Как следствие, Михаил Чеховской настаивает на отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Также он требует проведения дополнительной доследственной проверки.
Уже направлены официальные письма с просьбой разобраться в этой истории в адрес губернатора Краснодарского края, прокурора Кубани и других представителей силовых структур. Надеемся, их внимание к скандальному делу обеспечит независимое и объективное следствие.
Валерий КАМЕНСКИЙ

http://ngkub.ru/news/capokrassledovanie

11 Апреля 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов