Задолженность Краснодарского краясоставляет 136,4 млрд !

Воронеж. 27.03.2015. ABIREG.RU – Аналитика – Белгородская область столкнулась с серьезной проблемой – высокой долговой нагрузкой. По свежим данным Минфина России, регион входит в десятку субъектов Федерации (за исключением Москвы и Московской области) по ее размеру – 41,8 млрд рублей. Наиболее важный момент в том, что четверть суммы составляют банковские, а не бюджетные кредиты, которые чисто теоретически проще реструктурировать или вообще списать. Для сравнения: в Воронежской области, власти которой оппозиция часто критикует за залезание в карман будущих поколений, долговая нагрузка меньше - 29,8 млрд рублей. Правда, доля банковских кредитов в ней больше, чем в Белгородской, - до трети.

Разумеется, в стране есть регионы, в плохом смысле перещеголявшие Белгородскую область и ее бессменного губернатора Евгения Савченко. Например, задолженность Краснодарского края (того самого, где проводилась сочинская Олимпиада, что по-своему очень даже показательно) составляет 136,4 млрд, Республики Татарстан - 95 млрд, Красноярского края - 75,2 млрд рублей. В Черноземье, помимо упомянутых Воронежской и Белгородской областей, картина выглядит следующим образом: Липецкая область - 18,4, Орловская - 12,9, Тамбовская - 10,4, Курская - 7 млрд рублей.

Очевидно, что высокая долговая нагрузка Белгородчины обусловлена в том числе животноводческими амбициями Евгения Савченко (к которым, будучи главой Минсельхоза и реализуя национальный проект «Развитие АПК», приложил руку воронежский губернатор Алексей Гордеев). Точнее, его ставкой на развитие крупных агрохолдингов (изначально с участием властей) с замкнутым циклом производства, часто - от поля и до прилавка. С одной стороны, потрясающий эффект: Белгородская область производит больше мяса в живом весе, чем все остальные регионы Черноземья, вместе взятые, - 1,53 млн тонн (данные 2014 года). С другой - высокая долговая нагрузка региона ради преференций для АПК, задолженности самих холдингов, которые в условиях явного системного кризиса, вызванного западными санкциями и падением рубля, могут столкнуться с процедурами банкротства. Особенно с учетом требования Савченко довести минимальную зарплату в сельском хозяйстве до 35 тыс. рублей в месяц.

Немаловажным обстоятельством в условиях высокой долговой нагрузки Белгородской области является вопрос «А чем отдавать?». В 2014-м доходы областного бюджета составили 39,5 млрд. Обеспечен небольшой рост к предыдущему году, но план был не выполнен на 3 млрд рублей, поэтому бюджет, признавался Евгений Савченко на отчете перед облдумой, пришлось корректировать несколько раз в сторону уменьшения. «Но отчего не выполнен план? - спрашивал себя губернатор. - Из-за того, что мы недополучили запланированные платежи по налогу на прибыль от предприятий, прежде всего горно-металлургического комплекса. В целом за три прошедших года в областной бюджет только от ГМК, по нашим данным, недополучено до 33 млрд рублей».

Властям удалось выполнить все социальные обязательства, в том числе майские указы президента Владимира Путина, касающиеся роста зарплат бюджетникам. Но что будет, если экономика пойдет в разнос, еще больше ухудшится конъюнктура металлургического рынка? А произойдет социальная катастрофа, утверждает известный левый экономист, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин, комментируя высокую долговую нагрузку в субъектах РФ, некоторым из которых грозит банкротство.

«Федеральный центр будет вынужден спасать регионы, потому что почти все они находятся в крайне неблагоприятном состоянии, - утверждает Делягин. - И у почти всех - дефицитные бюджеты, даже после получения поддержки из центра. Некоторые вообще не смогут расплатиться с долгами самостоятельно. Что касается возможной реструктуризации долгов, то провести ее сложнее, чем раньше. Дело в том, что в конце 90-х - начале 2000-х годов регионы были должны федеральному бюджету. Долги можно было списать, пролонгировать, реструктурировать. Конечно, очень неприятно, очень плохо, налицо - политика поощрения иждивенцев. Но в целом проблемы не было. А сейчас регионы должны не только федеральному бюджету, но и государственным и частным банкам. Некоторые должны даже собственным банкам, что еще смешнее».

«Естественно, - продолжает Михаил Делягин, - возникает вопрос, как государство будет реструктурировать долги в случае, если сами регионы не в состоянии справиться с их погашением или в результате не могут выполнить социальные обязательства перед населением. Реструктурировать долги для банка означает понести финансовые убытки. В идеале нужно некоторое государственное решение, согласно которому Банк России компенсирует банку дыру на определенных условиях. Но так сделать сложно. Руководству Банка России нужно применить голову. Я бы, например, не взялся за решение задачи заставить его главу Эльвиру Набиуллину думать, хотя могу и ошибаться. Так что, скорее всего, вопросы реструктуризации долгов станут сниматься в индивидуальном порядке. Примерно так. Какой-нибудь губернатор доходит до Кремля или хотя бы до Минфина либо выводит своих людей на перекрытие федеральной трассы, оставаясь в тени. Поднимается шум. Административным путем банк заставляют реструктурировать долги, выделив ему бюджетный кредит. Но банкир, не будь дураком, запросит побольше, губернатор тоже выставит счет побольше. Все обернется расточительством средств и ущербом казне. Но проблема будет решена, хотя и очень плохим способом в сравнении с тем, как она решалась в конце 90-х - начале 2000-х».

Эксперт не исключает, что два-три российских региона будут доведены до состояния коллективного Пикалево, там произойдет русский бунт - бессмысленный и, как говорится, беспощадный, поскольку не каждый губернатор может озадачить проблемами региональных долгов федеральный центр, обратив на себя внимание. Евгению Савченко, впрочем, коллективное Пикалево явно не грозит. Он авторитетный губернатор-долгожитель. К тому же белгородские власти за последнее время озаботились снижением долговой нагрузки. За 2014 год ее удалось уменьшить на 1 млрд рублей. Более того, прекрасно понимая правоту Делягина насчет необходимости ухода от коммерческих кредитов, белгородцы недавно поддержали Орловский облсовет, который обратился к премьеру Дмитрию Медведеву и главе Минфина Антону Силуанову по вопросу изменения условий предоставления субъектам РФ бюджетных кредитов из госбюджета на замещение коммерческих кредитов. Видимо, неподъемные ставки начинают выражаться в невозможности выполнять ряд социальных обязательств. «Чтобы существенно снизить долговую нагрузку, наш регион был одним из первых инициаторов рассмотрения возможности замещения банковских кредитов недорогими бюджетными», - отмечал белгородский начфин Владимир Боровик. Также в его письме в Орловский облсовет констатировалось, что в 2014 году Белгородской области из федерального бюджета был распределен кредит в размере более 1 млрд рублей. Но область не смогла его получить по причине невыполнимости условий, определенных правительством РФ. Сюда же вполне ложится информация об отказе получать дополнительный кредит на сумму порядка 2,5 млрд рублей. Брать деньги становится все невыгоднее: нечем отдавать.

Ту же проблему поднимал на недавнем Госсовете воронежский губернатор Алексей Гордеев. «В 2014 году регионы совокупно выплатили за проценты банкам 120 млрд рублей, - жаловался Гордеев, - и если не предпринимать какие-то меры, то регионы заплатят в результате, согласно имеющемуся прогнозу, до 200 млрд рублей».

В свою очередь, депутат Госдумы от Орловской области Василий Иконников на одном из заседаний нижней палаты заявил, что, даже несмотря на усилия, предпринятые Минфином по замещению коммерческих кредитов бюджетными, в структуре задолженности субъектов РФ по-прежнему преобладают коммерческие (39,37%) против бюджетных (32,11%). А дополнительно выделяемые регионам 160 млрд рублей в корне не переломят ситуацию. «Механизм замещения предложен крайне жесткий, - сказал Иконников. - Одним из условий, которое субъекты РФ должны принять и выполнить до 1 января 2017 года, является поэтапное сокращение объема долговых обязательств по кредитам банков и ценным бумагам до 50% от суммы собственных доходов. Многие не могут воспользоваться кредитной поддержкой, так как условия ее предоставления оказались трудновыполнимыми». Что, собственно, и иллюстрирует белгородский случай.

Василий Иконников утверждает, что федеральное правительство наносит серьезный удар по исполнению майских указов президента. Складывается ситуация, при которой, с одной стороны, субъектам РФ следует неукоснительно им следовать, с другой, - отсутствие финансовых средств приведет их либо в коммерческие банки за кредитами, либо к полному сокращению капвложений, либо все дружно махнут рукой на указы, ссылаясь на отсутствие финансирования из центра. «Нетрудно спрогнозировать реакцию миллионов бюджетников, которым необходимо удерживать зарплату на уровне средней по региону, - уверен депутат. - Если недавно сотрудники бюджетных учреждений совмещали несколько ставок, получая повышенные зарплаты, то теперь их начинают резать».

Как и Делягин, Иконников предрекает во многих регионах социальную катастрофу. Но надо понимать, что в Белгородской области ситуация усугубляется падением собственных доходов, прежде всего - налога на прибыль от металлургии, а также ее нахождением в десятке субъектов Федерации с наибольшей долговой нагрузкой.

Между тем воронежский экономист Дмитрий Ломсадзе призывает не драматизировать ситуацию. «Долги регионов, конечно, действительно высокие, - объясняет он, - но абсолютные цифры задолженностей - не самый главный показатель. Надо смотреть динамику бюджетных доходов и расходов, динамику отношения размера долга к валовому региональному продукту и другие показатели». Но он согласен с тем, что тенденция, когда субъекты Федерации вынуждены прибегать к услугам банков, нездоровая. Выплаты процентов приносят бюджетам солидный ущерб.

 

   
Константин Чаплин
(473)269-73-00
 
Источник:
http://www.abireg.ru/n_45168.html

 

31 Марта 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов