«Все ощущают необходимость снижения агрессии»

На панихиду по Немцову пришли чиновники и бизнесмены самого высокого ранга. Это свидетельство того, что убитый принадлежал к супер-элите, а значит, его смерть - вызов всему истеблишменту

 

Смерть Немцова может заставить Кремль отказаться от «политики ненависти»

 

 

Политики и эксперты спорят: возможно, смерть Бориса Немцова ожесточит отношения власти с оппозицией и создаст напряжение в элите, а может быть, напротив, приведет к смягчению политической дискуссии. В любом случае сама оппозиция оказывается в тяжелом положении. Znak.сom выяснял, как убийство одного из лидеров оппозиции повлияет на внутреннюю политику в России.

 

В ночь на 28 февраля, неделю назад, на Большом Москворецком мосту в Москве у стен Кремля был застрелен оппозиционный политик Борис Немцов. Спустя неделю так и не названа основная версия его гибели, расследование находится на контроле у главы Следственного комитета Александра Бастрыкина и главы МВД Владимира Колокольцева. Собеседник издания, близкий к следственным органам, сказал, что на данном этапе идет работа следствия с экспертами.

 

«Сейчас идет работа с экспертами, в том числе из числа бывших сотрудников органов. Их задача – выдвинуть максимально большое количество возможных версий убийства, каждая из них будет отработана», – заметил источник издания.

 

Для собеседников Znak.сom, близких к администрации президента, убийство Немцова стало шоком, некоторые выразили опасение, что если за этим преступлением стоят радикалы, то они могут выбрать следующую жертву.

 

СМИ, занимающие провластную позицию, и лояльные Кремлю блогеры реагировали двояко. В первые же часы убийства Lifenews  начал публиковать различные подробности из личной жизни оппозиционера, провластные блогеры запустили в Twitter хэштэг «#сакральная жертва», однако на следующий день центральные телеканалы взяли совершенно иной тон в материалах, посвященных убийству, – сочувственный и симпатизирующий. Телеведущий Дмитрий Киселев, известный своей ультрапатриотической позицией, даже заявил, что ему будет Немцова не хватать. В течение недели, впрочем, позиция снова поменялась: блогеры начали отпускать шутки по поводу убитого еще до его похорон, а колумнисты кремлевской направленности стали публиковать заметки, намекающие на то, что это оппозиция виновата в создании «атмосферы ненависти», жертвой которой, по мнению многих, в конечном счете стал Немцов. Наконец, представители движения «Антимайдан», лишь две недели назад прошедшие маршем по центру Москвы с требованием «зачистки пятой колонны», к которой они причисляли Немцова, и вовсе провели пресс-конференцию, на которой объявили оппозиционера жертвой Майдана и заявили, что прежние их заявления, которые однозначно были истолкованы СМИ как прямые угрозы оппозиции, трактовались неверно.

 

4 марта президент Владимир Путин провел расширенное заседание коллегии МВД. Там он заявил, что «надо избавить Россию от позора и трагедий наподобие той, которую мы совсем недавно с вами пережили, имею в виду убийство Бориса Немцова в центре столицы».

 

Также Путин заявил, что экстремисты «отравляют общество духом воинствующего национализма, нетерпимости и агрессии» и что «цветные технологии» пропагандируют незаконные уличные акции и экстремизм в соцсетях. Президент призвал МВД ужесточить борьбу с преступлениями такой направленности.

 

«Есть ощущение, что власть напугана»

Несмотря на кулуарные комментарии, приведенные выше, на словах представители правящей партии и парламентской оппозиции ограничиваются призывами к рационализации политики, не забывая упомянуть, что в смерти Немцова может оказаться украинский след.

 

Собеседник издания, близкий к администрации президента, сказал, что не стоит расценивать  резкие оценки провластных колумнистов как позицию Кремля, так как власть одинаково не симпатизирует ни «ультралибералам», ни «ультрапатриотам».

 

«Усилится борьба с экстремизмом. Политика вообще должна стать более спокойной», – отметил собеседник Znak.com.

 

Член Высшего совета «Единой России», глава Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов считает, что в обществе есть запрос на «более рациональную политику, которая исключает агрессию».

 

«Такая политика не должна отсекать от диалога различные группы и наращивать поддержку власти за счет взаимодействия. Надо вовлекать представителей неконсервативной части политического спектра в политику, тем более что такой запрос в обществе есть. И московские власти, согласовавшие траурный марш в центре Москвы, такую готовность, в частности, продемонстрировали. Слова, которые говорили по поводу гибели Немцова представители властной элиты, не были дежурными. Все явно ощущают необходимость снижения градуса напряженности в обществе. Неприятие протестного движения широкими массами после убийства явно снизилось. То, что на этом марше не было провокаций, показывает, что оппозиция оказалась куда более ответственной, чем многие ждали, и теперь есть вопрос, сформируется ли коалиция, которая изменит общественную атмосферу. На мой взгляд, такие шансы есть», – считает Орлов.

 

Зампред думского комитета по конституционному законодательству и госстроительству, член фракции «Справедливая Россия» Александр Агеев считает, что это убийство должно стать поводом всем федеральным политикам задуматься о том, что их занятие в России – вещь небезопасная.

 

«Неважно, протестный ли ты политик или провластный, рано или поздно любого могут использовать в опасной игре, которая в итоге ведет к расколу страны», – считает Агеев.

 

Его коллега по комитету, коммунист Вадим Соловьев обращает внимание, что надо усилить борьбу с криминалом.

 

«Мне кажется, то, что случилось, должно способствовать консолидации людей с либеральными взглядами, у которых ранее не было единства. Кроме того, по итогам следствия в обществе может произойти переоценка ценностей. Одно дело, если это будет связано с Украиной или США, другое – если это русские националисты, третье – если это результат неких коммерческих конфликтов», – считает Соловьев.

 

Депутат от ЛДПР, глава думского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов сказал изданию, что надо повышать уровень борьбы с криминалом, а также информировать граждан о ходе следствия и отвечать на вопросы по поводу убийства, которые звучат в Интернете.

 

Эксперты считают, что сценарий гражданского примирения после убийства Немцова невозможен, напротив, это событие только усугубит раскол в обществе, тем более что оно само продолжает загонять себя в сценарий «или статус-кво или революция».

 

Профессор МГИМО, заведующий кафедрой по связям с общественностью Валерий Соловей сказал изданию, что власть не видит для себя хороших путей к развитию. «Есть ощущение, что власть  напугана, отсюда и идут заявления даже таких неглупых людей, как Пушков (глава думского комитета по международным делам Александр Пушков – Znak.com) о вариантах цветной революции, как будто ничего другого не остается. Это – бег по лестнице, идущей вниз, начало штопора, причем это плохо для всех. Власть сама не понимает, что произошло и что может быть дальше, при этом идея допустить оппозицию к власти для нее нереальна, потому что та призывает к люстрациям и так далее», – считает Соловей.

 

Похожего мнения придерживается и замглавы Фонда политических технологий Алексей Макаркин. «Власть хочет решить возникшие проблемы, не идя на реальные уступки. Возникает первый вопрос – кто преступник. Если это отморозки вроде радикальных националистов, тогда проблема для власти существенно проще, она будет заинтересована в наказании. Если же это «энтузиасты» внутри системы – как это было, к примеру, у поляков (В 1984 году несколько агентов тайной коммунистической полиции убили священника Ежи Попелюшко, отличавшегося оппозиционными взглядами), считающие, что власть действует слишком мягко, то не думаю, что будут политические последствия и диалог с оппозицией. Власть не воспринимает убийство Немцова как сигнал, что надо меняться, потому что если прекратить пропаганду про украинских фашистов и злого Обаму, то вылезут обратно все внутренние проблемы – например, масштабная коррупция. Ситуация на востоке Украины загнала Россию в ловушку, в том числе информационную», – отмечает Макаркин.

 

«Путинский истеблишмент получил удар»

Представители оппозиции сходятся на том, что убийство Немцова будет иметь огромные последствия в дальнейшем для движения несогласных. «Это удар, который оппозиция просто может не пережить, – говорит журналист Олег Кашин. – Немцов был уникален количеством личных связей внутри страны и за границей. Акт Магнитского приняли при его решающем участии, известна его роль в принятии санкций. Такие же международные связи есть только у Каспарова, который фактически отошел от дел, и, может быть, у Ходорковского, но тот до сих пор держался в стороне от того, что у нас принято называть оппозицией. Без Немцова оппозиции в том виде, в каком она была до сих пор, уже никогда не будет. Грубо говоря, когда будет следующая Болотная, Громову придется пить виски с Навальным, потому что больше не с кем», – говорит Кашин (ранее широкую известность приобрел эпизод совместного распития виски замглавы администрации президента Алексея Громова и главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова – они обсуждали судьбу оппозиционных выступлений).

 

Лидер партии «Демократический выбор» Владимир Милов считает, что на месте фигуры Бориса Немцова в оппозиции теперь «черная дыра» – именно у него были самые лучшие отношения со всеми остальными оппозиционерами, нередко плохо относящимися друг к другу. Он отмечает также, что случившееся убийство понижает симпатии к власти со стороны элит: они могут стать молчаливой оппозицией происходящему.

 

«Немцов был важным связующим звеном, одной из самых проактивных и авторитетных  фигур. Те, кто это сделал, наверное, хорошо это понимали. Теперь придется это преодолевать. Власть, думаю, постарается эту трагедию замять, и, возможно, это им удастся: они «зацепили» уже многих людей дурацкими украинскими версиями убийства. Среди широких масс, благодаря пропаганде, Немцов не пользовался популярностью, но вот зато путинский истеблишмент получил колоссальный удар. Они теперь не понимают, что будет завтра, и ждут продолжения, это повышает для них степень неопределенности. Для власти это сработает плохо, так как понижает лояльность элит, и тут уже не перевернуть страницу», – считает Милов.

 

Оппозиционер умеренно-националистических взглядов Даниил Константинов, который сейчас находится в эмиграции, согласен с Миловым: Немцов был важным внутренним связующим звеном, а также некогда принадлежал к суперэлите России, поэтому удар нанесен серьезнейший.

 

«Нельзя всерьез воспринимать высказывания о том, что "Немцов был политическим трупом", "человеком прошлой эпохи", "был выброшен на свалку истории"». Немцов был ключевой фигурой для либеральной оппозиции. И это стало очевидно на его похоронах, куда пришли члены семьи бывшего президента Ельцина и многие другие известные и богатые люди. Немцов обладал колоссальными связями в среде российской элиты и на Западе, был бывшим вице-премьером России. И в то же время выступал в качестве своеобразного моторчика оппозиции, организовывал людей, планировал акции и лично в них участвовал. И ничего особо не боялся. Очень опасное сочетание», – отметил Константинов.

 

Оппозиционные политики говорят еще об одном последствии убийства: Немцов может быть не последним, теперь оппозиционеры могут ожидать не только ареста или вынужденной эмиграции, но и смерти. Для того чтобы избежать этого сценария, надо консолидироваться и рассчитывать на раскол властных элит, которым не нравится ситуация штопора.

 

«Надо трезво посмотреть по сторонам и понять, с кем мы имеем дело. Если мы сейчас не создадим нормальную коалицию, нас просто перебьют, пересажают, выгонят из страны», – считает соратник Немцова, член Федерального политсовета партии РПР-ПАРНАС Илья Яшин.

 

С ним согласен депутат Госдумы Дмитрий Гудков (экс-«Справедливая Россия»), который говорит, что политическое убийство открывает для самих оппозиционеров новую страшную главу.

 

«Теперь оппозиционные политики могут опасаться не просто домашнего ареста, теперь им опасно ходить по улицам. Теперь фраза «Как дела? – Жив пока» звучит совершенно иначе, и ничуть не смешно. Главное же – если к убийству непричастны госструктуры, это означает, что репрессии перешли из монополии власти в народное творчество, и означает, что власть не контролирует ситуацию. Мы же должны продолжать делать, что делали и раньше. Надо консолидировать наших сторонников, мобилизовывать их. За умы большинства будут вести борьбу холодильник и телевизор, и холодильник выиграет. Если наша власть не поменяет политику, она сама себя уничтожит. Такая политика работает против ее собственных интересов, и финал уже очевиден», – считает Гудков.

 

Валерий Соловей отмечает, что, скорее всего, оппозиция постарается создать коалицию к парламентским выборам, однако после убийства у нее остается все меньше предположений, что мирный диалог с властью возможен.

 

Политолог Глеб Кузнецов считает, что в реальности для власти убийство Немцова не меняет ничего – достаточно взглянуть на последние публикации провластных СМИ, а вот для оппозиции – многое. «Немцов был в оппозиции не просто одним из ее лидеров, но символом преемственности власти, он был некогда человеком из суперэлиты, вице-премьером, показателем немаргинальности людей, не поддерживающих политику Кремля. Для власти же ничего не меняется, в России политическое убийство – это часть политической культуры, и человек, который ей занимается, должен это понимать. В пропаганде также никаких изменений незаметно, никакой дерадикализации не будет», – резюмирует Кузнецов.

 

 

 

Екатерина Винокурова

 

http://znak.com/moscow/articles/06-03-18-49/103650.html

6 Марта 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов