Зияющие пустоты постолимпийского Сочи

Никто не рассчитывал окупить затраты на Олимпиаду. Спустя год становится очевидно, что никто не рассчитывал вообще ничего, однако остались те, кому приходится за это расплачиваться

Призрак туризма

«Роза Хутор», горная олимпийская деревня. Под субтропическим солнцем с крыш пустых корпусов ручьями льется талая вода. Сегодня последний день визита китайских туроператоров в Сочи. Утомленная группа просится на отдых, но ее под видом чаепития заманивают на осмотр очередного отеля.

На китайскую делегацию здесь надеются все: и мэрия, и управляющие курортов. До Олимпиады в Сочи несколько лет не ехали из-за стройки. Первый постолимпийский сезон испортило присоединение Крыма, который президент объявил зоной доступного отдыха впротивовес дорогому и статусному Сочи. В результате курорт после Олимпиады посетили только три с половиной миллиона гостей. Для сравнения: Анапа и Геленджик, где не было ни Игр, ни заездов «Формулы-1», приняли по четыре миллиона туристов – там осели те, кто прошлым летом не доехал до Крыма из-за пробок на Керченской переправе.

В новом сезоне мэрия Сочи очень хочет запустить прямые рейсы из Пекина, чтобы привлечь в город два миллиона китайских туристов. Члены делегации таким прогнозом несколько удивлены. «Даже в олимпийский год во всю Россию приехал только миллион наших туристов, – говорит Эрик, глава делегации китайских туроператоров. – В основном едут в Москву, Петербург и Хабаровск. Про Сочи в Китае до Олимпиады ничего не слышали. Говорят, теперь он может стать русской Барселоной».

Энтузиазм у китайцев вызывают планы создать в Красной Поляне игорную зону – в Макао, мол, партийным бонзам светиться нельзя, а вот в Сочи можно ездить под видом экскурсий на дачу Сталина. Однако пока это только планы.

«Зачем китайцам лететь семь часов в Сочи, если у них под боком свой Хайнань и горнолыжные курорты? Не говоря уже про соседние Таиланд, Вьетнам и Корею?» – спрашиваю я у замдиректора «Розы Хутор» Сергея Хворостяного.

«Вы знаете, у нашей речки Мзымты какой-то особый голос, – всерьез, без тени иронии отвечает Хворостяной. – Вы слышали, как она поет? Я сегодня говорил про это китайцам, и мне кажется, они меня поняли. Во всяком случае, дружно кивали».

Черные окна

Прямо на выходе из самолета, перед багажной лентой в аэропорту Сочи стоит красивый макет бывшей Олимпийской деревни. Теперь это курортный район Имеретинский под управлением промышленной группы «Базовый элемент» Олега Дерипаски. Пока я жду чемодан, мне вежливо предлагают приобрести апартаменты у моря. Средняя цена – 150 тысяч рублей за квадратный метр. Дороже только в Москве.

В наследство от Олимпиады Сочи достался рекордный фонд недвижимости. Например, бывшие медиа- и Олимпийская деревни – теперь жилые районы «Бархатные сезоны» на 9000 квартир и Имеретинский на 2700.

Город-отель «Бархатные сезоны» в Имеретинской низменности. Фото: ТАСС/Сергей Савостьянов

Управляющий сочинскими активами «Базэла» Андрей Елинсон предлагает осматривать владения на сегвеях – пешком их не обойти. Из инфраструктуры на весь огромный район пока имеются лишь ирландский паб, ресторан при отеле да крошечный магазин, где продаются бритвы и шоколадки. Ближайший супермаркет – «Магнит» – в Адлере, в 30 минутах пешком. «Пока арендаторы присматриваются к результатам первого сезона, – говорит Елинсон. – Летом инфраструктуры будет гораздо больше».

С наступлением ночи вся Имеретинская долина погружается в темноту: горящих окон почти нет. Цены апартаментов в районе Имеретинский – от 4,5 млн рублей за однушку до 18–20 млн за большие квартиры. Обвал рубля на стоимость пока не повлиял. «Мы не раскрываем количество собственников, но хочу сказать, что их уже больше пяти десятков, – говорит Елинсон. – За 5–7 лет планируем распродать большую часть квартир».

Вид на Олимпийскую деревню в Имеретинской долине. Фото: ТАСС/Интерпресс/Андрей Пронин

У независимых риелтеров такие подсчеты вызывают сомнения: если за год из 2700 квартир продано 50, то распродавать их можно еще очень долго. «При том уровне спроса, который есть сейчас, такой огромный фонд можно продать в лучшем случае за 8–10 лет, – говорит Володько. – Это очень большой срок для недвижимости, потому что дома приходят в негодность, если не эксплуатируются».

Тем более что по текущим условиям кредита почти все 100% выручки от продажи квартир должны перечисляться в банк. 

По словам Елинсона, поддерживать дома в нормальном состоянии при таких условиях невозможно, и он надеется, что условия кредита будут пересмотрены. Для сравнения: в гостиничном бизнесе правительство разрешило направлять 20% прибыли на амортизацию.

Видеоверсию репортажа из Сочи смотрите на телеканале «Дождь»

Пока все деньги остаются в «Базовом элементе», поскольку до конца 2015 года действует мораторий по выплатам. Но по итогам этого сезона всем кредиторам предстоят очень непростые переговоры с госбанками, которые финансировали строительство жилых площадей почти целиком (например, из 25 млрд инвестиций «Базэла» в Олимпийскую деревню 22 млрд. – это кредит ВЭБа).

«Об окупаемости здесь никто не думал, об этом стали рассуждать только сейчас. – говорит Володько. – Экономика Олимпиады была не рыночной, а командной: крупных инвесторов, “Базовый Элемент”, “Ренову”, “Интеррос” просто обязали участвовать в строительстве. Основной целью было успеть в срок для того, чтобы не нести никаких политических рисков. Cейчас это уже не доход, а обуза. Мы еще увидим, как в ближайшие пару лет их активы достанутся тем же госбанкам. И потом уже они будут думать, что делать с этим наследством».

Империя Омега

После новогодних каникул олимпийский парк тоже выглядит пустынно и уныло, как любой летний курорт зимой. Сегодня прийти сюда можно разве что из любопытства: шоу фонтанов, велопрокат и экскурсии на гольф-карах – это все развлечения, которые можно здесь найти.

Все силы брошены на то, чтобы придумать новую жизнь олимпийским стадионам и не дать им стать пресловутыми белыми слонами – так после Афин называют ставшие ненужными олимпийские объекты. В “Айсберге” идет ледовое шоу Авербуха, во дворце «Большой» тренируется созданный летом специально под стадон хоккейный клуб «Сочи», малую хоккейную арену «Шайба» превратили во Всероссийский детский центр, а конькобежный стадион «Адлер-арена» – в теннисную академию.

«Все здесь получилось довольно разрозненно, каждым участком занимались отдельные застройщики и выстроить какую-то общую концепцию не удалось. – говорит гендиректор консалтинговой компании MACON Realty Group Володько. – Я еще три года назад говорил: надо создать аналог управляющей компании, в котором можно было бы сделать общий бюджет и продвигать это место, заниматься маркетингом. Само собой это не вырулит. Не сказать, что здесь плохо, но для того, чтобы сюда хотелось приезжать, нужно очень многое сделать».

Сейчас у всех объектов – разные собственники. За саму же территорию олимпийского парка отвечает акционерное общество с туманным названием «Центр передачи технологий «Омега», на 100 процентов принадлежащее краевому бюджету.

В империю Омеги входит стадион Адлер-арена, несколько гостиниц и жилой район «Бархатные сезоны» – конкурент дерипасовского “Имеретинского”. Но главное – трасса “Формулы-1”, причем трасса – явно любимый обьект управленцев.

После первого заезда в октябре временные ограждения вокруг трассы решили сделать постоянными. Этот забор разрезал весь олимпийский парк на части, и теперь, чтобы попасть с набережной на площадь к факелу, нужно долго идти по проезжей части. Зато внутри любой желающий может погонять на своей машине за 3000 рублей. Недавно, например, приезжал артист Тимати на Ferrari. Так «Омега» хочет окупить расходы на строительство и содержание автодрома.

Трасса Формулы-1 в Олимпийском парке в Сочи. Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Правда, насколько ей это удается, судить сложно: при вопросе о стоимости строительства заместитель гендиректора Омеги Сергей Воробьев сначала отрезает: «коммерческая тайна», но потом признает – стоимость только строительства 12 млрд рублей (которая фигурирует в годовом отчете компании) близка к правде. А вот про семилетние отчисления по контракту с “Формулой-1” замдиректора говорить отказывается наотрез (в прессе назывались суммы от 26 до 40 млрд руб).

На вопрос, как автодром стал олимпийским обьектом, Воробьев отвечает, что в зданиях у трассы располагались центр аккредитации и пункт выдачи одежды волонтерам. На самом деле история чуть длиннее.

Первоначальную смету на строительство краю не согласовали Минфин и Минэноморазвития, которым она показалась завышенной. Потом трассу внесли в список олимпийских обьектов, средства на строительство которых выделялись краю в виде субсидий. На них край покупал акции “Омеги” (сегодня он 100% собственник). Казалось бы, взять на себя обьект могло управление имущества края, но форма ОАО позволяет заключать контракты с подрядчиками напрямую. Так строителем автодрома стала компания Ротенберга. По каким именно критериям был выбран подрядчик, нам не обьяснили.

В декабре 2014 “Омега” обменяла принадлежащий ей медиацентр (в нем за год прошел Сочинский форум и чемпионат мира по шахматам) на курорт Сбербанка «Горная карусель» в Красной поляне (Сбербанк доплатил Омеге за сделку 3 млрд рублей). Вместе с курортом, в окупаемость которого не очень верит даже Герман Греф, “Омега” получила значительные долги. Но компанию это не пугает. Ведь любые долги «Омеги» автоматически будут погашаться из бюджета края, а значит, банкротсво ей вряд ли грозит.

Как провожают пароходы

Дома на первой линии района Имеретинский выходят на небольшую марину для яхт. Зимой она пустует. О том, что когда-то это был грузовой порт, предназначенный для перевалки олимпийских грузов, сейчас напоминает только несколько ненужных кранов.

«За время Олимпиады мы приняли, по-моему, около 4,5 миллионов тонн грузов, – вспоминает Елинсон, – а изначально планировали 15 миллионов тонн. То есть очень сильно порт недозагрузили».

В строительство порта “Базэл” вложил 6 млрд рублей, из них 3,8 млрд компания привлекла из ВЭБа. Казалось, расчет верный. Но что-то пошло не так. Вопреки первоначальным договоренностям с “Олимпстроем”, большую часть грузов в итоге перевезли не морем, а железными дорогами. Для этого РЖД вынуждена была построить существенное количество дополнительных грузовых дворов, которых у них не было. Сметная стоимость строительства составила 3,7 млрд рублей.

«По сути, госкомпания еще вложила денег для того, чтобы перевезти те грузы, которые могли бы гораздо дешевле перевалить мы», – говорит Елинсон.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Сейчас Базэл пытается взыскать с Олимпстроя 3,5 млн упущенной выгоды. Пока безуспешно. БАЗЭЛ перестроил грузовой порт в яхтенную марину на 42 места. До недавнего времени ее планировали расширять. Но для этого потребуются дополнительные инвестиции в 1,5 миллиарда рублей на укрепление акватории, чтобы черноморские шторма не разрушили яхтенную марину точно также, как когда-то грузовой порт.

Вид на строительство Олимпийского парка в Имеретинской долине. Фото: ТАСС/ Зураб Джавахадзе

А пока компания ведет переговоры с ВЭБом по рекструктуризации кредита, который банк уже признал «потенциально невозвратным». ВЭБ от комментариев отказался. Всего госбанк выдал олимпийских кредитов на 240 млрд рублей, из них проблемными уже признаны как минимум 190 млрд. Однако в случае признания кредита невозвратным суровые законы олимпийского времени позволят ВЭБу требовать компенсаций из госбюджета.

«Вы в известной степени архитектор»

С имеретинской набережной можно не разглядеть море за новыми берегоукреплениями высотой с человеческий рост. Но невозможно не заметить краны над стадионом Фишт.

«Сейчас стадион готовится к реконструкции перед чемпионатом мира по футболу 2018, – рассказывает заместитель руководителя главного управления строительства Краснодарского края Андрей Хромых. – Идет демонтаж крыши».

Это та самая крыша, к которой крепились декорации во время церемонии открытия олимпиады. Осматривая «Фишт» незадолго до этого, Владимир Путин обратился к Константину Эрнсту: «Вы в известной степени были архитектором, потому что под ваш-то сценарий открытия и закрытия стадион и делали».

http://slon.ru/insights/1213512/

 

10 Февраля 2015
Поделиться:

Комментарии

Кузнецов Анатолий , 10 Февраля 2015

В реальности все было с точностью до наоборот: настоящий архитектор стадиона Дмитрий Буш узнал о планах “Первого канала” за год до срока сдачи объекта.

«В 90% случаев торжественные олимпийские церемонии проводятся на открытых стадионах, – говорит Буш. – Но после Ванкувера руководство Первого канала приняло решение, что вместо открытого стадиона им нужна закрытая театральная сцена. В результате за год до открытия игр нам пришлось спешно все переделывать, заново проходить согласования. Это повлекло срыв сроков и резкое повышение стоимости арены».

К началу 2013 года за сменилось уже несколько концепций стадиона, а его стоимость с 1,6 млрд рублей повысилась до 8 млрд. Временная крыша, сроком жизни в месяц, увеличила смету стадиона в два раза.

В итоге Фишт стоил около 18 млрд, вдвое больше любого мирового аналога.

На подрядчика «Ингеоком» за срыв сроков и завышение сметы еще во время строительства завели уголовное дело. Следственный комитет при Прокуратуре год спустя его детали не комментирует.

До разработки детального проекта реконструкции стадиона к чемпионату миру тут уже никому не было дела. И вот теперь на демонтаж, проектировку и реконструкцию стадиона из краевого бюджета выделяется еще 3,5 млрд рублей.

Похожая история случилась с ледовой ареной “Айсберг”. Дмитрий Буш, который также участвовал в ее проектировке, рассказывает, что архитекторам изначально поручили создать сборно-разборную конструкцию.

«Мы предупреждали с самого начала: дешевле построить новый ледовый дворец. Это в два раза дороже – разобрать и перевезти объект из одного города в другой, с такой технологией, с такими холодильными машинами, с такими системами, но проектировщиков никто не слушает».

В итоге переносная конструкция удорожила смету строительства на несколько миллиардов, а стадион так и остался в олимпийском парке. Дмитрий Буш считает все это издержками командно-директивных методов организации нацпроектов.

«Наше законодательство требует от государственного заказчика вчинять иск подрядчикам за срыв условий контракта, – говорит Буш. – То есть, “Олимпстрой” вынужден подавать все эти исковые заявления. Иначе он был бы обвинен в нецелевом использовании, нарушении нашего законодательства”.

Эти иски привели к лавине других исков и, как следствие, к банкротству огромного числа компаний-подрячиков. Это произшло, например, с компанией “Мостовик”, кроме “Фишта” строившей соседний с ним ледовый дворец. Ее генеральный директор Олег Шишов сейчс сидит в СИЗО.

“В общем, опыт участия в подобного рода стройках: АТЭС, олимпиады, чемпионат мира, показывают, что генподрядчик, входящий на эту арену, рискует банкротством в 50% случаях» - заключает архитектор (полную версию интервью с ним Slon опубликовал 6 февраля ).

Пирамида Олимпстрой

Первыми последствия Олимпиады ощутили на себе ее непосредственные строители. Банкротства НПО «Мостовик» и «Инжтрансстрой», строителей сочинских автодорог КБД и «Тоннельного отряда - 44» показали системные ошибки в пирамиде отношений между государством и исполнителями.

Подробностей таких банкротств известно немного. Недавно открытое письмо президенту Путину написала Светлана Коваленко, бухгалтер и позже директор ООО “Рост”, сочинской компании, которая поставляла кадры для работы на олимпийской стройке. История Светланы позволяет заглянуть за кулисы олимпийской стройки в последний год перед открытием игр.

Перед Олимпиадой компания “Рост” наняла на работу более 300 строителей из Украины по заказу «Тоннельдорстроя», одного из крупнейших субподрядчиков стройки. Строили дорогу под олимпийским трамплином в горах и тоннели в городе Сочи. Примерно за год до окончания стройки зарплаты стали задерживать, а потом и вовсе перестали выплачивать. Светлана стала звонить руководству компании. Ей отвечали в том духе, что есть указания президента в срок сдать объекты, и только выполнив их, можно переходить к разговару с кредиторами.

Когда после Олимпиады Светлана обратилась в суд, оказалось, что подобных дел – десятки. После Олимпиады прокатился вал банкротств компаний-подрядчиков. В их числе, ООО «Мостовик», строившее трамплин и стадионы, «Инжтранссторй», построивший главый медиацентр и часть грузового порта, «Тоннельный отряд – 44» и многие другие.

«Государство, выделяя деньги генподрядчику, контролирует только отношения между заказчиком и генподрядчиком, – говорит Светлана. – А субподрядчик набирает суб-субподрядчиков. В определенный момент они понимают, что заканчиваются средства, и банкротятся. Банкротятся субподрядчики, и те, кто фактически строил, остаются за бортом. Но как же мы могли остаться за бортом, если смета не превышена, дороги построены, государству и президенту доложили, что все хорошо!?»

Подрядчики утверждают, что из-за непродуманности проекта стоимость стороительства постоянно росла, а убытки им никто не компенсировал. Но крайними оказались самые незащищенные. Светлана сколько могла выплачивала рабочим зарплаты из собственных средств. Потом у Светланы закончились деньги, а у украинцев – рабочие визы.

На сейфе, где Светлана хранит все документы рабочих, стоят собственноручно сшитые вместе флаги России и Украины и георгиевская ленточка. Светлана верит президенту, но теперь позволяет себе крамолу.

“Самое страшное, что у нас в стране все юристы, но ни одного бухгалтера, – говорит она и вдруг начинает плакать, – Я сидела сама на трибунах при открытии Олимпиады и Параолимпиады. Гордость была, но мне было жалко ребят, вот тех украинцев, которые строили те объекты. Мы поблагодарить их должны с шампанским, а их выгнали из страны без зарплаты. Не должно быть такого в стране!”

Потерянные ласточки

Электрички по всей России стали отменять еще в конце прошлого года, но до возмущенного заявления Путина: «Вы что, с ума сошли?» самой обсуждаемой отменой была сочинская «Ласточка» . Из 40 поездов осталось 12, а новый вокзал в аэропорту, который в 2012 году торжественно открыли Козак и Якунин, по словам Сергея Рыжова, замначальника дирекции скоростного сообщения Северо-Кавказской железной дороги, находится «в состоянии консервации». Это означает, что из аэропорта, как и до Олимпиады, можно уехать только на нерегулярном автобусе либо на такси.

Перевозка одного пассажира из Сочи в Красную поляну на ласточке обходится РЖД в 1200 рублей. В прошлом году билет в кассе стоил 112 рублей. Разницу перевозчику край субсидировать отказался. За первый постолимпийский год РЖД потерял 1,5 млрд рублей и пригрозил отменить ласточки вовсе. Сейчас переговоры продолжаются. Чтобы хоть как-то рассчитаться, разрешили поднять тарифы в три раза: поездка от Сочи до Красной поляны стоит 350 рублей. Альтернатив немного: маршрутки исчезли, а автобусы стоят почти столько же.

На все вопросы Сергей Рыжов монотонно отвечает, что цены устанавливаются «приказом региональной энергетической комиссии – департамента цен и тарифов Краснодарского края», а количество поездов – требованиями заказчика, то есть краевой администрацией.

Скоростной электропоезд "Ласточка" на железнодорожном вокзале в Сочи. Фото: ТАСС/ Сергей Карпов

За окном ласточки мелькают бесконечные туннели и мосты самой одной из самых дорогих дорог в мире, видна свободная магистраль нового шоссе, а над ней – на холмах – старая дорога в Красную поляну. Все автобусы по-прежнему идут по ней: там, на холмах, все населенные пункты, откуда нужно забирать пассажиров, на новой прямой магистрали – только дорогие туннели и мосты.

Зияющие высоты

Конечная станция горной ветки железной дороги теперь называется не «Красная поляна», а Роза Хутор. Соседние курорты – Газпромовская Лаура и Горки-город страшно обижены: ведь расстояние от станции до всех одинаковое. В РЖД разводят руками: решение о переименовании якобы принимало правительство.

Если в Австрии, Швейцарии или Франции курорты, находящиеся в одной долине, как правило, связаны единой системой подьемников и предлагают на ее услуги единый скипасс, то в Красной поляне пока каждый сам за себя.

«Развивать отдельно Горки-город или Розу Хутор – неправильно, – считает директор курорта Горки Леонид Терентьев. – Нужно продолжать вектор, заложенный государством: большой курорт, единый город. Стратегически все может получиться. Вот рядом с нами – альпика сервис, хорошие трассы без номерного фонда, у нас – как раз огромные возможности по размещению».

В «Горки-городе» во время Олимпиады располагалась медиадеревня. Многоэтажная застройка, огромный конгресс-центр: никаких шале, строгие башни и кирпич. Если в Европе такие курорты растут по 60 лет, то здесь все было готово за 6 – под дедлайн. Итог строительства - 80 млрд рублей вложений (больше, чем стоимость всего олимпийского парка в имеретинке), из которых 51 млрд - кредиты. Сбербанк всегда подчеркивал, что избавится от «непрофильного актива», как только сможет. И вот теперь, доплатив 3 млрд, обменял курорт на медиацентр «Омеги».

На новый год администрация Сочи обратилась к сочинцам с призывом «уступить лыжню» туристам и воздержаться от посещения горных курортов. Загрузка в отелях была почти как во время олимпиады, а цены на ски-пасы поднялись почти на половину: 2650 вместо 1850. Туристы, хоть и возмущались, но выстраивались в очередь. Сейчас цены снова снизились, но кабинки канатной дороги отправляются наверх пустыми. Оживление только у магазина футболок с изображениями президента и патриотическими надписями: «Вежливость города берет».

Генеральный директор курорта “Горки-город” Леонид Терентьев смотрит в будущее с осторожным оптимизмом. Из успехов – прошедший фестиваль команд КВН и будущий Comedy Club под неловким девизом «Днем твои брюки будут мокрыми от снега, а вечером – от смеха!».

Но главное достижение ушедшего года – управленцы сумели избавиться от многострадального билаловского трамплина «Горная карусель», и тут же официально сменили название на «Горки-город». Еще летом трамплин продвигали как достопримечательность, ради которой стоит приехать в Горки, но убытки оказались больше – годовое содержание обошлось почти в 270 млн рублей. Совсем недавно он был передан структуре Минспорта ФГУП «Юг спорт» (государство компенсировало ВЭБу 6,3 млрд из бюджета).

Строительство медиа-деревни горного курорта "Горная карусель" в рамках подготовки к Олимпиаде-2014. Фото ИТАР-ТАСС/ Виктор Клюшкин>

На сайте «Горки-город» называется теперь не горнолыжным, а всесезонным курортом: одной горнолыжкой сыт не будешь. Пока это больше похоже на заклинание. Чтобы подготовить курорт к летнему сезону, потребовались дополнительные инвестиции. Построили веревочный и велосипедный парки. Из экономии привлекали волонтеров, которые строили парки за возможность бесплатно посещать курорт в будущем. Но директор говорит, что загрузка пока все равно очень неравномерная. Вся надежда на игорную зону. В ожидании решения в «Красной поляне» даже приостановили продажу коммерческой недвижимости: боятся продешевить.

По расчетам Леонида Терентьева, если все срастется, через три года Горки начнут себя содержать. А вот окупить вложения будет сложнее: до 2024 года нужно вернуть кредиты. Поэтому Горки, как и все курорты в Красной поляне, надеются на реструктуризацию долга. Даже если банки пойдут на реструктуризацию и выплаты по процентам составят 1-2% (как в долгих инфраструктурных проектах на западе), окупаться бизнес в красной поляне будет не меньше 25-30 лет. Поэтому некоторые инвесторы, как Владимир Потанин, уже прямо назвали свои вложения неокупаемыми.

Братья кубанцы

На Красную Поляну спускается ночь: и огней в окнах здесь не намного больше, чем в Имеретинке. На мосту в «Розе Хутор» группа эквадорцев в пончо поверх горнолыжных флисок исполняет «Полет кондора». Это единственные, кроме китайской делегации, иностранцы, которых мы встретили за неделю. У китайских туроператоров сегодня – прощальный ужин.

Проводить дорогих гостей собралось, кажется, все Сочи. Приехал даже хор местной филармонии. Румяные девушки с порога затягивают: «Ой вы братья, братья кубанцы». Текст потом долго переводят на китайский. На столах – оливье, соленья и кубанское розовое – изабелла. На душе – счастье: олимпийское наследие вот-вот будет спасено!

В конце вечера, совсем расчувствовавшись, члены китайской делегации принимаются утешать хозяев: «Ну ничего, ничего. В Пекине после Олимпиады было то же самое. Стадионы и гостиницы простаивали. Кредиты не возвращались. Но есть один способ окупить вложения. Нужно еще немного подождать.. а потом взять и повторить!»

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов