Правила жизни депутатов в России

Федоров, Дегтярев, Милонов и другие объяснили «Ленте.ру» механизм появления нелепых законов

Елена Мизулина на пленарном заседании Госдумы, 11 деабря 2013 года

Елена Мизулина на пленарном заседании Госдумы, 11 деабря 2013 год

Запретить кеды и обувь на шпильках, перекрасить Кремль в белый цвет, изменить цвета российского триколора, убрать фаллос Аполлона со 100-рублевой купюры, заполнить вымирающие деревни китайцами, а в школы вернуть позабытый предмет политинформации... Депутаты Госдумы регулярно озвучивают и вносят на рассмотрение нижней палаты парламента спорные и заведомо нереализуемые инициативы. Кому и зачем нужны эти странные законопроекты, которые выставляют Думу на посмешище и дискредитируют идею парламентаризма? Почему депутаты почти безропотно принимают инициативы Кремля и Белого дома? А главное — есть ли смысл в существовании такой Госдумы? Об этом и многом другом «Ленте.ру» рассказали сами депутаты «Единой России» и «Справедливой России», ЛДПР и КПРФ.

Евгений Федоров, депутат Госдумы, фракция «Единая Россия»

Серьезные законопроекты, даже если они и подписаны депутатами, готовятся не в стенах Госдумы. Госдума лишь принимает законы, которые поступают туда из других мест. Собственные, депутатские инициативы — это о другом. Это спектакль. Удивляться тут нечему. Вы же не удивляетесь, когда, приходя в театр, видите, как уважаемый человек, народный артист рядится в какие-то обноски и кривляется на сцене. Так и в Думе. Авторы таких законопроектов понимают, что создают их вовсе не для принятия, а для спектакля. Ни один из таких законов за последнее время принят не был.

Такие инициативы, как и театральное действо, мало кто воспринимает всерьез. Но вся наша политическая система, а вместе с ней и Дума выполняют единственную функцию — отвлекают на себя внимание общества, демонстрируя ему этот политический спектакль. Это как американская демократия, когда власть сосредоточена в одном месте, а играют в нее в другом месте.

И я бы не сказал, что такие инициативы дискредитируют нашу Думу. Ведь не дискредитирует театр, если на его сцене вместо царей будут играть шутов. Такой вот театр — такая вот Дума. Как депутат с первого созыва, я хорошо понимаю, что это орган, где заседают артисты. По этому принципу и подбирают этих людей. От них требуют именно артистических способностей, умения хорошо говорить, держаться на публике. При этом никому не нужны депутаты с ярко выраженной склонностью к стратегическому мышлению. Только люди, прошедшие такой кастинг, попадают в политическую систему, а потом и побеждают на выборах.

В Думе никому нет дела до того кто и сколько инициатив выдал. Однако существует оценка информационной известности, которая имеет значение во время избирательной кампании. Когда депутат идет на очередные выборы, то его работу за последние четыре года оценивают, в том числе и с точки зрения информационной известности. Исходя из этого, партия решает, выдвигать ли этого человека на очередные выборы.

 

Далеко не всегда авторство очередной комичной инициативы принадлежит депутатам. Тут все как на сцене. Иной мастер разговорного жанра сам пишет свои монологи, а кто-то привлекает сторонних авторов. Иногда в игру вступают какие-то партийные подразделения, ориентированные на идеологическую работу и пиар. И пусть вас не удивляет, что всякое резонансное событие или новость, как правило, получает отклик в депутатских инициативах. Все как в шоу-бизнесе: утром в газете — вечером в куплете. Сегодня событие — завтра инициатива.

Главная задача политической системы — отвлечь внимание граждан от истинных механизмов принятия решений. Тут все методы хороши, поэтому чем ярче игра, тем лучше. Лишь бы люди не обратили внимания, что на самом-то деле все важные решения принимаются совсем в другом месте. Чтобы они, не дай бог, не захотели в этом разобраться и не подумали бы влиять на принятие этих решений. Поэтому чем глупей и курьезней инициатива, чем сильнее она притягивает внимание СМИ и электората, тем больше от нее пользы.

Думаю, все депутаты адекватно оценивают степень серьезности и важности своих инициатив. При этом я не замечал, чтобы мои коллеги где-то в кулуарах хвастались друг перед другом очередной резонансной глупостью. Хороший артист, как и хороший депутат, это серьезный человек. Он хорошо понимает, что он артист, и хорошо знает правила, по которым он должен играть. До того как попасть в Госдуму, надо лет 10-15 отдать политической карьере. За это время любой человек так хорошо выучивает все правила, так вживается в эту роль, что уже не выходит из нее.

Ярослав Нилов, депутат Госдумы, фракция ЛДПР

Сегодня в Госдуме, к сожалению, создана такая система, при которой без поддержки партии власти никакой законопроект не проходит. Независимо от того, плох он или хорош. Поэтому ради своего присутствия в информационном поле депутатам ничего не остается, как вносить такие вот своеобразные законопроекты и инициативы, которые порождают интерес СМИ и общества. В первую очередь СМИ.

Такие инициативы, наверное, не лучшим образом сказываются на имидже Госдумы и самих депутатов. Дума у нас настолько дискредитирована, что слово «депутат» считается чуть ли не оскорбительным. За последние годы статус депутата опустили ниже некуда. Депутатский запрос уже ничего не значит, а какая-то вахтерша может не пустить депутата в здание администрации. Ну и сами депутаты тоже нанесли ущерб этому имиджу своим бездельем, участием во всевозможных скандалах и околокриминальных схемах.

Те законопроекты, где я выступаю автором или соавтором, я не относил бы к странным или глупым. Среди них есть те, которые вызывают споры и дискуссии. Но это естественный процесс. Я не знаю таких законов, которые бы единодушно были поддержаны обществом.

Думаю, авторы наиболее оригинальных инициатив понимают, что гордится им нечем, потому как не слышал я, чтобы кто-то хвастался своим креативом и медийными рейтингами.

Однако это закон медиапространства. СМИ всегда интересуются чем-то оригинальным и негативным. Если партия окажет помощь детскому дому, это мало кого заинтересует. Об этом не будут писать. Но если партийный активист с кем-то подрался, даже в бытовом конфликте, то это тут же начинают обсуждать, придают политический окрас и делают из незначительного инцидента горячую новость. Так работают СМИ, и это надо учитывать. Есть технологии привлечения внимания. Вот, например, наш депутат Сергей Иванов 1 апреля прошлого года внес проект закона о запрете использования чеснока. Было очевидно, что это сделано именно к 1 апреля, и свой законопроект он сразу же отозвал. Но он это сделал специально, чтобы привлечь внимание к чрезмерному количеству оригинальных инициатив и к тому, что слишком много предлагается запретительных мер, которые злят наших граждан.

Но лучше пусть будет так, чем никак. Пусть вносят и предлагают, нежели будет болото с тишиной, бездельем и единодушным голосованием по всей повестке дня.

Михаил Дегтярев, депутат Госдумы, фракция ЛДПР

Я не всегда могу предугадать, что именно пойдет в СМИ. Иногда выстреливает совершенно неожиданная тема, которая выносилась в плановом порядке, без надежды и желания создавать шум. Однако количество публикаций тут не главное, важнее положительные упоминания о депутате и партии. Именно они идут в зачет.

Мы внимательно следим за реакцией СМИ на наши инициативы. Во фракции мы проводим мониторинг медийной активности. Это тематический мониторинг, мониторинг тональности. Резонансные, скандальные инициативы, как правило, получают наибольший отклик. Впрочем, это закон жанра. СМИ по какой-то причине скорее схватятся за откровенно дурацкую инициативу, нежели за серьезное предложение.

Законотворчество — это бесконечный процесс, и темы для инициатив не иссякнут, наверное, никогда.

Большинство инициатив — это результат анализа тех идей и предложений, что приходят от наших избирателей. Порой оригинальные идеи люди высказывают прямо на приеме. Мы их анализируем, проверяем на соответствие законодательству, доводим и оформляем в виде законопроекта. Другой путь законотворчества — это реализация партийной программы, продвижение партийной идеологии. Мы как партия не гонимся за новостями и не создаем инициатив из конъюнктурных соображений.

Некоторые инициативы кажутся нелепыми только на первый взгляд. А копнешь глубже, столько всего интересного проявляется. Такие резкие идеологические интервенции, как я их называю, получают очень живой отклик. Я лично на свои инициативы, особенно на те, которые кажутся слишком оригинальными, получаю тысячи откликов. И писем, и электронных сообщений, и звонков. Сужу об этом, так как профессионально занимаюсь идеологической работой в родной партии. В Высшем совете ЛДПР я курирую идеологию и пропаганду.

Такие идеологические интервенции продуманы, осознаны и направлены. Они призваны рождать дискуссию в обществе, заинтересовывать людей, чтобы они начинали анализировать информацию, собирать ее из разных источников. По тем отзывам, что мы получаем, можно сделать вывод, что наши предложения востребованы. По доллару, например, две трети отзывов были положительными, по белому Кремлю — половина, а пакет законов о тишине получил стопроцентную поддержку.

Впрочем, некоторые инициативы моих коллег я даже не берусь комментировать. Будем откровенны, попадаются не совсем корректные и не вполне продуманные предложения. Некоторые из них дискредитируют инициаторов. Есть депутаты, которые своими инициативами заработали себе имидж борцов с ветряными мельницами. Теперь если они берутся за какую-то реально актуальную проблему, то можно считать, что года на два эта тема умерла, закрыта для серьезного обсуждения. Это вот, я считаю, стопроцентная шестая колонна во власти.

Олег Нилов, депутат Госдумы, фракция «Справедливая Россия»

Трудно залезть в головы других депутатов и понять, чем они руководствуются, предлагая такие спорные, мягко говоря, законопроекты. Законопроекты, которые я предлагаю, иногда действительно находятся чуть-чуть за гранью нормального процесса законотворчества. Но такие моменты порой приходится включать в законопроект, чтобы, как говорится, докричаться до коллег, до представителей правительства.

Чтобы основная концепция закона была услышана и воспринята, туда иногда добавляется дополнительный пиаровский окрас, на который обращают внимание журналисты, общество и те, от кого зависит дальнейшее прохождение этого закона. Если же кроме пиара в инициативе ничего нет, то мне не понятно, для какой цели создаются такие законопроекты. Только ради пиара.

Не в защиту своих коллег, но для понимания скажу, что глупая законодательная инициатива — это не только российская беда. Таких законотворцев и таких перлов предостаточно в законодательствах любых стран. Недавно узнал, что в одном из парламентов законодательно запрещено приводить крупных хищников вроде льва. Мы до такого, слава богу, не дошли.

Виталий Милонов, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, фракция «Единая Россия»

Такие вот странные инициативы появляются оттого, что нужен пиар, а любая оригинальная идея позволяет человеку увидеть свое драгоценное имя в топе «Яндекса», «Ленты.ру» и других популярных ресурсов. Но истинные причины, на мой взгляд, в другом. Как мне кажется, яркие, но бесполезные инициативы появляются вследствие кризиса системы ценностей. От безыдейщины — отсутствия идеологии и национальной идеи. От непонимания того, к чему мы хотим прийти как страна, как государство. Мы сознательно уходим от решения этого вопроса, продолжая существовать на уровне «песочницы». Мы за все хорошее против всего плохого. Все наши действия ситуативны. Отсюда и появляются эти предложения о колготках, каблуках и Кремле белого цвета.

Это механический пиар. Такие инициативы сродни тому, чтобы пройти без штанов по Красной площади. Об этом напишут все, кто только может писать, и, наверное, Малахов выпустит ток-шоу. Но никакой идеи в этом нет. Это будет законотворческий Павленский, прибивающий свои гениталии. Я с уважением отношусь к своим федеральным коллегам, но что мы от них хотим? Мы же полностью обезоружили государственную машину. Есть некий канцлер, император… сильный президент, который подбирает себе профессиональную команду, а дальше-то что? Остальные-то что делают? Мы за сильную Россию, мы верим в Россию… Не надо верить в Россию. В Бога надо верить, а Россию надо строить, Россией надо управлять.

Я не испытываю иллюзий и понимаю, что многие мои инициативы не могут быть раскритикованы по содержанию, но им придается какой-то глупый акцент. Ах, Милонов опять выступил с глупой инициативой. Но когда начинаем с кем-то спорить, то выясняется, что полезного и рационального в ней намного больше, чем глупого. Придавая такую оригинальную форму ряду своих инициатив, можно добиться того, что человек, даже не являясь твоим сторонником, обратит на них внимание. И если идея в основе своей правильная, то человек думающий это поймет и станет моим союзником.

Пусть либерастные подростки тебя обстебут в интернете. Кто-то посмеется, а кто-то подумает и сделает для себя определенные выводы, придя к пониманию серьезности поднятой проблемы.

Я убежден, что по-настоящему важные темы нашими законодателями еще не затронуты. Но не готовы мы пока перейти из песочницы в научную библиотеку. Это и про меня. И я такой же. Проще выйти на Первомай под лозунгом «Сильная Россия — Великая Россия» и пойти потом пить коньяк. Но не может страна жить на волне квасного патриотизма!

Вадим Соловьев, депутат Госдумы, фракция КПРФ

Расчет сделан на принцип узнаваемости депутата. Иной раз люди и вспомнить не могут, в связи с чем они знают имя этого депутата. Где-то в телевизоре мелькал на ток-шоу, что-то о нем говорили. Сути предложений человек не помнит, но имя и образ в голове отложился. И когда человек читает список кандидатов на избирательном участке, из десяти фамилий какая-то одна покажется ему знакомой и известной. Напротив нее он и поставит галочку. Человек зачастую и не задумывается, откуда он знает эту фамилию.

А еще любая информация лучше запоминается, если она подкреплена положительными эмоциями. В этом смысле от оригинальных инициатив еще больше пользы. Прочитал человек про запрет каблуков или про перекрашивание Кремля, посмеялся, получил позитив. А потом на избирательном участке увидел фамилию того депутата, и вот уже ассоциация с чем-то приятным. Вот и голос.

Дело идет к федеральным выборам, и чем они ближе, тем больше будет оригинальных идей. Многие чувствуют свою слабость в законодательной работе, в защите интересов своих избирателей, и компенсируют эту слабость своей оригинальностью. Люди у нас в Думе, надо признать, умные, интересные и изобретательные. Особенно во фракции ЛДПР. Поэтому оригинальных инициатив становится все больше и больше.

По большому счету, такое законотворчество дискредитирует парламент, но хуже, наверное, уже не будет. Имея возможность сравнивать первые созывы и нынешний, могу сказать, что это разные парламенты. Раньше депутаты действительно писали законы, проводили парламентские расследования, выносили вотум недоверия президенту, влияли на утверждение премьер-министра и прочее. Реально участвовали в государственном управлении как ветвь власти. Теперь же деятельность Думы все больше напоминает клоунаду и пятое колесо исполнительной власти. Дума ничего не может сделать, а мнение оппозиции вовсе не учитывается. Понимая, что повлиять на законодательный процесс ты никак не можешь, начинается такая вот клоунада. У партии власти своя, у оппозиции своя.

Смешных, несерьезных инициатив действительно много, а вот тех, которые и в самом деле достойны обсуждения и народного внимания, явно недостаточно. Как-то серовато стало в Государственной Думе. Усилиями партии власти депутаты неуклонно перестают быть народными избранниками и превращаются в чиновников.

Нет больше той Думы, где кипели страсти, рождались идеи, писались законы, фонтанировала жизнь. Меньше в ней стало по-настоящему грамотных, талантливых депутатов.

Оттого порой и проскакивают у коллег ревнивые нотки. Геннадий Андреевич [Зюганов] как-то после терактов в Волгограде озвучил идею отмены моратория на смертную казнь. Коллеги из ЛДПР тогда обиделись, что это мы их идею присвоили. «Справедливая Россия» часто упрекает партию власти, которая якобы перехватывает у них идеи. Но я отношусь к этому спокойно, потому что идеи летают в воздухе и каждый депутат может и должен предлагать свои пути решения насущных проблем. Главное, чтобы была дискуссия и не было бы монополии на власть. Даже КПСС, несмотря на свой колоссальный исторический опыт, этой монополии не выдержала и рухнула вместе со страной.

2 Декабря 2014
Поделиться:

Комментарии

Кузнецов Анатолий , 2 Декабря 2014

"Штамповочный цех" в Госдуме рекомендовано закрыть

Вопреки политической целесообразности Минэкономразвития предлагает вводить новые законы для бизнеса лишь два раза в год

В правительстве обсуждается идея Минэкономразвития установить твердые сроки вступления в силу нормативных актов, связанных с экономической деятельностью и ответственностью за нарушение ее правил. Предлагаются 1 апреля и 1 октября при условии принятия документа не менее чем за полгода до этих дат. Инициатива Минэкономразвития направлена на прекращение аврального законотворчества, которое как раз выгодно и правительству, и администрации президента, напомнили «НГ» в Госдуме. Оппозиция уже давно пробивает спецзакон о законодательных процедурах, но поддержки Кремля не находит – и «штамповочный цех» на Охотном Ряду продолжает работать.

Минэкономразвития уведомляет, что предложение навести порядок на законодательном поле оно выдвигает в инициативном порядке и после анализа правоприменительной практики. «В настоящее время российское нормотворчество характеризуется ежегодным количественным ростом издаваемых нормативных правовых актов», – указывает ведомство Алексея Улюкаева в пояснительной записке. Там же справедливо отмечается, что «значительная их часть затрагивает вопросы осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности». При этом ведущее министерство страны максимально критично по отношению к правительству: «Изменения в нормативно-правовую базу, которые вносятся с момента подписания нормативного правового акта без установления достаточного переходного периода, не позволяют представителям предпринимательского сообщества своевременно и в полном объеме ознакомиться со всеми изменениями действующего законодательства, проанализировать и приступить к их реализации (исполнению), вследствие чего они несут административную ответственность».

Поэтому Минэкономразвития предлагает установить четкий график вступления в силу федеральных законов, постановлений правительства и указов президента, касающихся установления любых требований к предпринимателям и вообще к экономической деятельности, а также введения или отмены санкций за нарушения принимаемых новых правил. Это будет всего две даты в году – 1 апреля и 1 октября, да и то при условии, что какое-либо изменение было принято никак не меньше чем за полгода до одного из этих дней. То есть, к примеру, внесенные на днях президентом в Госдуму поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы об индивидуализации наказаний за взятки, которые, без сомнения, будут одобрены в течение декабря, начали бы действовать лишь осенью 2015 года. А спешить с утверждением этой осенью местных сборов с некоторых видов предпринимательской деятельности, если бы идея Улюкаева уже была осуществлена, вообще не было бы нужды. Потому что для укрепления региональных бюджетов в 2015 году эта мера сработать просто не успела бы.

Получается, что Минэкономразвития пытается затруднить жизнь не только коллегам по правительству, например, Минфину, который предложения по налогам на новый год вносит не раньше осени предыдущего, но и главному законодателю нашей страны – администрации президента. Напомним, что эта структура лишь меньшую часть своих проектов оформляет как инициативы главы государства. Большая же часть вносится через депутатов Госдумы. Скажем, весь массив недавних ужесточений в отношении Интернета формально считался депутатским законотворчеством, однако на самом деле любая поправка согласовывалась с Кремлем. Короче говоря, ведомство Улюкаева выходит сейчас с инициативой закрыть за ненадобностью тот самый «горячий штамповочный цех» администрации, который расположен на Охотном ряду. И что любопытно, эта политически незрелая, с точки зрения властей, идея пока не встречает никакого сопротивления в том же самом правительстве.

Руководитель юридической службы КПРФ Вадим Соловьев объяснил «НГ», что глава Минэкономразвития, видимо, подтверждает таким образом свой имидж либерала, потому что остальные его предложения «правительством на 90% не реализуются».

Действия ведомства коммунист объяснил так: возможно, Улюкаев хочет сохранить в целости свою фигуру для нового кабинета, причем «с перспективой предложить себя на его главу».

Первый зампред фракции «Справедливая Россия» Михаил Емельянов назвал законопроект «очередными фантазиями Минэкономразвития». По его мнению, у разных видов нормативных актов, пусть даже все они касаются экономической деятельности, есть специфика вступления в силу. Рецепт Емельянова прост: «Надо законы и другие документы готовить по-другому – не вбрасывать их неожиданно для всех, а заранее обсуждать с предпринимательским сообществом, согласовывать предлагаемые изменения». Тогда, по его мнению, и подготовиться к каким-то новым правилам или новой ответственности все успеют.

Соловьев же заявил «НГ», что, конечно, доля истины в инициативе Минэкономразвития есть. По его словам, нынешняя Госдума превратилась «в пятое колесо исполнительной власти, следующее за ней по любым зигзагам». Беспокойство, отметил он, вызывает, например, тот факт, что многие аврально принимаемые карательные законы, по сути, имеют обратную силу, хотя Конституция разрешает ее только в том случае, если происходит улучшение положения граждан. Коммунист в принципе согласился с утверждением ведомства, что «в случае закрепления фиксированных дат вступления в силу правовых актов представители предпринимательского сообщества получат достаточный запас времени для адаптации к постоянно изменяющемуся регулированию, а нововведения станут более предсказуемыми». Однако, заметил Соловьев, именно Кремль и правительство «все время выступали и выступают против предсказуемости вообще всего законодательного процесса».

Напомним, что первая попытка принять так называемый закон о принятии законов произошла еще в 1997 году. Тогдашний президент Борис Ельцин решил прописать рамки для чересчур самостоятельной Госдумы. Депутаты сопротивлялись почти год, но потом одобрили проект в первом чтении при условии его качественной доработки. Но вскоре их отвлекли другие события, а затем в России сменился руководитель. Президенту Владимиру Путину долго не было дела до процедурных тонкостей. Однако, напомнил Соловьев, в нижней палате шестого созыва о необходимости такого закона заговорил спикер ГД Сергей Нарышкин. Тогда страна готовилась к 20-летию Конституции и парламента, роль которого депутаты предлагали таким образом усилить. «Праздник прошел, и о том, что Госдума должна при принятии законов следовать жестким процедурам, а не прихоти исполнительной власти, в «Единой России» все тут же забыли», – констатировал коммунист.

http://www.ng.ru/politics/2014-12-02/1_duma.html

АНТИАНОНИМ 2014 , 2 Декабря 2014
В случае, если размещённая ниже информация достоверна, то что нас ожидает ? Кремлевский новогодний подарок населению - китайский интернет 2 декабря, 2014 - 01:58 Нелегитимная дума до конца года проштампует поправки, предусматривающие введение обязательной фильтрации интернет-контента на уровне провайдеров. Такое решение лоббируется рядом чиновников, в том числе помощником Путина функционером КГБ Игорем Щеголевым (председатель совета директоров "Связьинвеста", бывший министр связи, внесен в санкционный список США). Эксперты уверены, что внедрение системы фильтрации дорого обойдется операторам, существенно снизит скорость обмена данными и ударит по интернет-бизнесу. По словам источника, знакомого с ситуацией, речь идет о введении стопроцентной премодерации операторами всего объема трафика. «Те, кто не смогут делать это на своих ресурсах, обязаны будут покупать уже "очищенный контент" у более крупных операторов. Тем самым будет создан механизм определения доверенных и не доверенных провайдеров», — утверждает источник. По его словам, созданием технологической платформы для фильтрации займется компания «Ашманов и партнеры» под руководством самого Игоря Ашманова. "В Китае каждый провайдер ответственен за поставляемый им контент. Китайская модель возможна в тех странах, где вообще вся сфера коммуникаций тотально контролируется", – рассказал Игорь Ашманов. При этом источник подчеркнул, что власти специально стараются избежать широкого общественного обсуждения поправок, поскольку ими недовольны практически все операторы и провайдеры, а также представители интернет-бизнеса. «Однако в продвижении поправок четко просматривается жесткий административный нажим, в том числе со стороны Игоря Щеголева. В его интересах скорейшее их принятие, по возможности до Нового года», — подытожил источник. Источник http://www.ehorussia.com/new/node/10144
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов