Запад отправил России важный примирительный сигнал, связанный с Украиной и Крымом

путин, власть, политика, экономика, медведев, правительство, крым, украина, запад, сша, германия

О. Журавлева― Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Я рада приветствовать здесь Константина Ремчукова, главного редактора «Независимой газеты».

К. Ремчуков― Добрый вечер.

О. Журавлева― Я вам даже не передаю всех поздравлений, которые вам прислали наши слушатели. Но поверьте, их много.

 

О. Журавлева― Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». Я рада приветствовать здесь Константина Ремчукова, главного редактора «Независимой газеты».

К. Ремчуков― Добрый вечер.

О. Журавлева― Я вам даже не передаю всех поздравлений, которые вам прислали наши слушатели. Но поверьте, их много.

К. Ремчуков― Спасибо.

О. Журавлева― Больше всего мне нравится сообщение из твиттера от Виталия Авилова: какой же будет банкет на столетие Ремчукова. Все содрогнулись. В восторге.

К. Ремчуков― У меня всегда так, день рождения – открытый дом. Много людей, которых приглашаю после семи в любое время. Поэтому они как начинают самые дисциплинированные, как правило, посольского уровня люди 7.05 появляться, а последние могут в 23, в 23.30, поэтому я далеко от двери не ухожу. Уже люди начинают уходить, другие приходить. Просто в этом году выдалась публичность этому благодаря инстаграм-активности Алексея Венедиктова. Он решил, наверное, немножко позондировать общественное мнение. А так всегда…

О. Журавлева― Кстати, какой вывод вы сделали об общественном мнении. Может быть, общественное мнение чего-то не поняло или наоборот изменилось?

К. Ремчуков― Дело в том, что категоричность суждений, оценки наотмашь, резкость высказываний, наклеивание ярлыков достаточно характерная черта многих интернет-пользователей. Я подозреваю, что они в жизни примерно такие же. Но Интернет просто делает это публичным. То, что раньше на кухне человек проругался про себя, сейчас он выкладывает это в сеть. Но вы знаете, я думал о другом и даже хочу сегодня слушателям «Эхо Москвы», по которым я тоже соскучился, рассказать об одном интересном исследовании. Купил в Нью-Йорке книгу двух гарвардских профессоров. Чуа профессор - она и Рубинфельд – он. Из Гарварда. Книга называется «Тройной пакет». Посвящена природе успеха в Америке. Они провели колоссальное исследование, чтобы определить, какие люди достигают успеха. И они пришли к выводу, что рецепт успеха это три фактора, но обязательно три и все вместе. Не может быть два фактора без одного, один без двух и так далее. Если будет три, то будет успех. Итак. Первый фактор. Это фактор, который они называют гордость за свое происхождение. При этом они сами говорят, что мы думали, что евреи гордятся больше всего избранный народ, выяснилось, что ничего подобного. Самые люди, которые гордятся своим происхождением – это нигерийцы из племени Ибо и Яруба. Это высокие красавцы такие. Ребята по два метра, которые считают, что Бог был на их стороне, когда появилось два этих племени. И вот эти замечательные люди имеют все основания гордиться больше всех. Они приводят цифры. Нигерийцев черных в структуре населения Америки меньше 1%. В гарвардской бизнес-школе, одной из самых престижных учебных заведений от 20 до 25% это Ибо и Яруба. Из черных. Второй компонент, значит, первый надо всегда гордиться, откуда ты произошел, какие у тебя родители были. Прекрасно. Второе – чувство неуверенности в себе. Потому что ты же без блата идешь, там какие-то есть дети, у которых есть родители. А ты должен пробиваться в этой жизни и они провели в 28 колледжах более 4 тысяч обследований студентов. И самую тревогу испытывают азиатские студенты. Выходцы, у которых академический уровень выше, чем у других, но их родители перчат, перчат, говорят, ты мало занимаешься, смотри, останешься…

О. Журавлева― Невротизируют - как говорит Быков.

К. Ремчуков― Второе. Третий компонент очень важный. Он называется контроль за своими импульсами. Это люди, которые имеют первое качество и второе, но которые не сдержанны на слова, на эмоции, на оценки, такие размашистые, никогда не добиваются успеха. Никогда. Поэтому они приводят огромную статистику, что руководителями крупнейших американских корпораций в последнее десятилетие было назначено на самые ключевые должности огромное количество мормонов. Это такая секта, но которая мужчины не пьют, очень выдержанные, надежные в слове, на ланч идут попьют воду, договорятся, обязательно выполнят. Таким образом, три фактора. Гордость за свое происхождение, чувство неуверенности, чтобы ты не расслаблялся, и мышей ловил и третье – контролировать импульсы. И я вижу, что судьба очень многих политиков идет совсем по другой траектории. Именно из-за этой неспособности контролировать эмоции и импульсы, давать размашистые, глупые, категоричные оценки.

О. Журавлева― А вот нашего президента иногда не скажу ловят, но иногда упрекают в том, что он сказанул что-то.

К. Ремчуков― За 15 лет таких не так много. Все-таки он базово…

О. Журавлева― Успешный человек.

К. Ремчуков― Сдерживается. Не отвечает. Вот сейчас даже я вчера встречался с двумя бывшими послами очень крупных стран, ужинали, и они уже как не послы, они более свободны в своем анализе и они говорят, что отмечают все, что Путин базово никогда не отвечает, вот американцы задираются. А поскольку послы были европейские, они сказали, это наша древнеевропейская культура. Америка слишком молодая нация, там все ковбои, поэтому они привыкли, раз, и вызов делать. А европейцы более сдержанные в своих оценках. Поэтому любой, кто начинает этот стиль в политику приносить, они их осуждают. Поэтому с этой точки зрения, нет, за 15 лет, он конечно, заматерел очень, но мне кажется и черта характера - лучше молча, потом отомстить. Иногда эти фразы, которые вы имеете в виду, мне кажется они больше не эмоциональные, а продуманные. Это месседж, потому что этого парня, который из подворотни выходит, такой: чего, раз с левой, раз с правой. Мне кажется эта стилистика продуманная и нацеленная на его электорат.

О. Журавлева― Кстати, по поводу электората, тут любопытное замечание. Специалист по демагогии – так подписался наш слушатель: народ относится к Путину как к ресурсу для извлечения социального пособия, использует простую схему: Владимир Владимирович, мы не выйдем на майдан, вы же понимаете, мы сирые и убогие, дайте нам денежку. По-моему в этом что-то есть.

К. Ремчуков― Что-то есть, конечно. Потому что, во-первых, по факту это так и сегодня сообщили, что выделили дополнительные сто миллиардов рублей на индексацию пенсий и пособий. То есть эта стилистика, во-первых, он это не забывает. Путин сразу, еще был Медведев, уже стал президентом, в 2008 и мне кажется, что Путин понял, что если сейчас он упустит ситуацию с инфляцией, обнищанием людей, что случилось в Западной Европе, резкое увеличение доли безработных среди молодых, среди профессиональных. То потом когда ситуация, а экономика же цикличный характер носит, она пойдет вверх, уже бенефициаром этого вверх будет другой парень. Поэтому в кризисный год 2008 и 2009 он выделяет дополнительных 600 млрд. рублей на пенсии, пособии. Это иррациональное поведение, но политически оказалось твердым. Поэтому я думаю, здесь взаимный консенсус и получателей и давателей.

О. Журавлева― Все обо всем договорились. Нам совершенно необходимо поговорить об интервью Путина, которое многих я бы сказала заинтересовало, хотя оно вышло может быть не день в день. Вот что пишет вам Илья из Ярославля: какой главный посыл вы уловили из интервью Путина, что он хотел сказать мировому сообществу и кстати к кому он обращался, больше к мировому сообществу или внутреннему потребителю и какой главный тезис его интервью для вас.

К. Ремчуков― Мне кажется, что все-таки больше он обращался к согражданам. Потому что если бы он обращался к мировому сообществу, а интервью было дано 13 числа до начала G20, они бы его дали в эфир просто потому что считали, что получатель месседжа находится там, в Австралии. Поэтому выдержали с 13 по 20, получается, и выдали его сюда. Поэтому внутренний получатель. Поначалу люди отфиксировали то, что Путин не исключает возможности баллотироваться. Это было первое. И не зря люди это уловили. Потому что сейчас мы видим огромное количество организационных телодвижений происходит, в том числе на законодательном уровне, которые у меня создают впечатление, что происходит анализ всех обещаний, которые давал Путин про выборы, про то, се, чтобы никто в 2018 году не смог его упрекнуть в том, что он давал обещания, а не выполнил. Поэтому мне кажется сейчас это его заявление, что он не исключает для себя возможности с одной стороны, а с другой стороны та работа практическая просто на сайте, если вы посмотрите ГД, какие появляются законопроекты странные, они не нужны, допустим. Но когда-то он обещал, что будет именно так. Поэтому в принципе я так понимаю, что концентрация внимания правительства на исполнение майских указов это самые очевидные обещания, то есть социальный блок. С моей точки зрения это и парализует работу правительства, поскольку в условиях кризиса мы не увидели антикризисных мер. Мы не увидели программу антикризисных мер, отдельные спорадически объявляются, но прошло уже после санкций более полугода. Чтобы взяли и сказали, так, Россия отвечает на санкции следующим образом. Этого нет, но все время в центре внимания пакет путинских указов. И с моей точки зрения это серьезнейшая ошибка, потому что работа правительства, на мой взгляд, должна состоять из двух блоков. Первый – раз президент главный в стране по Конституции и он фактически правительство себе подбирает, то, безусловно, мы не можем оспаривать, что пусть его эти пакеты, в основном социальные обязательства исполняет. Но вторая часть та, которая связана с развитием страны. Развитие это движение вперед. Потому что исполнение этих указов сейчас производит впечатление только одно у меня – что половник, черпак с деньгами должен держаться кем-то в правительстве, кто за это отвечает, они должны рассыпать по всем блюдцам этих указов, которые были приняты. А пополнение этой кастрюли, из которой черпают этим половником, оно не происходит. Поэтому это серьезнейшая ошибка. И очень плохой сигнал рынку. Потому что рынок больше реагирует на намерения, нежели на реальные действия. Потому что все понимают, что там есть временной зазор, нужно какое-то время, но намерения очень важны. Поэтому я просто поражен, что с одной стороны нет такой программы комплексной, сигнал бизнес не получает. Характер проблем не понимают, создается впечатление, хотя люди умные, наверняка, все понимают, но я имею в виду то, что публично должно быть озвучено. Например, я давал обобщающую характеристику, что означают санкции, последствия экономические для России. Смысл санкций – снижение спроса на все типы российских активов. От денег, рубль до акций, облигаций. Никому не нужны. Значит, по смыслу антикризисные меры должны включать набор политик конкретных, которые должны повысить спрос на российские активы. То есть западные санкции, санкции это в общем, ну чего плакать, ну ввели санкции, вопрос не в санкциях, а в качестве ответа на них. Это самое главное. Поэтому все говорят, рубль не нужен, хорошо, мы снижаем спрос на него. Говорит мировая закулиса. А мы в ответ говорим: а вот кто будет развивать такое-то производство, кто будет использовать в этом производстве, условно говоря, самые современные патенты, мы освобождаем вас на 10 лет от уплаты налога на прибыль, ЕСН делаем такой и еще разрешаем, условно говоря, субсидированную электроэнергию брать тарифы. Мы стимулируем вас и может быть из-за того, что курс доллара так упал, мы разрешим вам субсидировать закупку технологического оборудования по льготному курсу. Предположим, если эти отрасли реально важны. И тогда все видят, они хотят, оказывается, чтобы во время кризиса у нас развилось не просто импортозамещение допотопного типа, а импортозамещение самого современного, чтобы оно потом выскочило на рынок. Этого нет.

О. Журавлева― Я прошу прощения, там же в риторике все время присутствует то, что мы только лучше развиваемся. Им самим плохо. По поводу санкций. Что у нас пошло, и то Медведев вдруг откроет для себя, как у нас все расцветает и колосится.

К. Ремчуков― Я не против вообще всех этих заявлений. Но я долго занимался наукой…

О. Журавлева― Это что, ложь?

К. Ремчуков― Нет, и читал умные книжки при этом. И есть такая наука о самом познании, о теории познания. Вот как происходит познание. Вот у нас, к сожалению, в таких науках очень долго, десятилетия наука была псевдонаука. Смысл ее сводился к тому, что начальник знает вывод. Вывод звучит так: санкции идут на пользу экономике России. Точка. Задача всех научных сотрудников идеологического обеспечения всегда была – показать, что это так. А настоящая наука развивается, начиная с математики, все помнят геометрию, выдвигается тезис о том, что сумма трех углов треугольника равна 180 градусов или Россия выигрывает от этих санкций. А потом ищется доказательство, что это не так. И когда доказательства нет, что это не так, тогда теорема доказана. А если находят, то отказываются от этой теории. И ищут новую теорию, которая будет описывать. Вот если говорят, что это пойдет на помощь и при этом говорят, цены на куриное мясо увеличились на 37%. Так, а при этом никто не находит злоупотреблений со стороны производителей и повышением этих цен. За время кризиса. Значит, запретили импортопродовольствие. И потребитель российский стал платить на 37% за куриное мясо. Полезное, кстати мясо. Вопрос: является ли это доказательством того, что санкции пошли на благо российскому народу. Очевидно, нет. Стало быть, исходный тезис неверен. Это приведет, вы хотите развивать импортозамещение, слово хорошее, а какая политика была предложена для того, чтобы стимулировать инвестиции. Ведь импортозамещение ты же не руками, не с мотыгой будешь ходить. Тебе нужно очень много технологического оборудования. Где его взять, если доллар по отношению к рублю так вырос, а ты должен закупать за доллары или евро это технологическое оборудование и эти суммы стали астрономическими. Или Улюкаев в этой студии Венедиктову и Рябцевой вдруг заявляет: для людей, которые оперируют рублевыми расходами, абсолютно без разницы, какой курс 30-50-100 или 150. Ну как министр, он же умный, он же теоретиком считался, как он может такие вещи говорить, он как Робинзона берет и говорит, слушай, чувак, ты Робинзон, вот иди и купи себе банан. Но этот человек же живет в пространстве, во-первых, у него были накопления. И эти накопления обесценились. Во-вторых, у него зарплата есть, которую он привык измерять, поскольку эквивалент в валюте. Разве зарплата его в 30 тысяч рублей, предположим, которая была и сейчас при курсе 45, она одна и та же. Нет. Значит, потреблять он будет меньше, включая и потребление эмоционального типа, он не будет путешествовать. 40% сокращение заявок на туризм в новогодние каникулы - отражение этой реальности. Фактически произошло конфискационное изъятие накоплений среднего класса. То есть Улюкаев может сколько угодно говорить о тех, кто оперирует в рублевой зоне, но почему нужно игнорировать или не извиняться за интересы тех, кто не оперирует только в рублевой зоне. Плюс товары, Робинзон же еще завтра будет жить, эти товары будут стоить дороже.

О. Журавлева―  Еще немножко по тому, что говорил Путин. Он помимо этого интервью в последнее время достаточно много высказывался по своим позициям и так далее. Что касается международного нашего положения, с одной стороны вроде бы высказывается мягко. Что вообще наш народ любит американский народ и все такое. Но с другой стороны телевизор не оставляет никаких надежд, что все равно кругом враги. И Путин это тоже поддерживает. Что он нам сигнализирует?

К. Ремчуков― Насколько я смог понять из того, что прочитал, для меня было важным понять, что геополитическое положение России таково, что Запад не только в последнее десятилетие, когда публично была озвучена теория сдерживания, это была теория ядерного сдерживания. Надо всем иметь ядерное оружие, чтобы друг друга сдерживать. И она привела к такому успеху, разрядке напряженности, потом к окончанию холодной войны. Потом к демонтажу угроз ядерных, сокращению. И Путин впервые, я читал, ни у кого этого не встречал, что на самом деле этой теории сдерживания много веков. Это вечное отношение Запада к России. Только начнем подниматься с колен, и нас начинают пытаться согнуть, сдержать и так далее. То есть я понимаю, что за эти 6 месяцев после присоединения Крыма Путин искал обоснование этого совершенно очевидно трудно вписывающегося в международное право действующее, сейчас именно как право, в котором решение о том, право действовать или нет принимает набор ведущих стран. И в принципе можно решать любой вопрос, если ведущие страны между собой договариваются. То есть право действует не на бумажке, не в кодексе, не в тексте. А консенсусом ведущих мировых держав. Решат закрыть небо над Ливией, - закроют и будут бомбить. Решат не закрыть небо над Сирией, потому что кто-то противостоит, не будут бомбить. И Путин поскольку жалуется постоянно и с горечью, что его не слышат, с ним ничего не обсуждают, наши интересы не учитывают, когда он пытается чего-то объяснить, нашу озабоченность, ему говорят, это не ваш вопрос. Ищет обоснование, потому что это очень важно внутри быть абсолютно убежденным, что сделал правильно. Поэтому его очень важный месседж о том, что всегда геополитически Россию хотят задвинуть, как только мы начинаем вставать с колен. Мы начали сейчас вставать с колен и нас решили выдавить из Причерноморья. То есть когда у нас естественно озабоченность, а что будет в Севастополе. Потому что все-таки риторика киевских оппозиционеров во время майдана была очень антирусская и совершенно очевидно, когда на уровне дипломатического обмена мнениями непубличного, когда руководители департаментов или посольские работники встречались с соответствующими людьми, и говорили: слушайте, а что будет с Черноморским флотом в Севастополе. Говорят, это дело суверенной Украины, как решит, так и будет. А если вот так, а наши интересы. Нет, мы не знаем, мы не вмешиваемся. А НАТО будет расширять. Мы против этого. Вершбоу, это зам., бывший американский посол здесь у нас, а сейчас зам. генсекретаря НАТО он сказал: НАТО не советуется не с членами НАТО по вопросу своей политики расширения. То есть достаточно и Путина это очень нервировало…

О. Журавлева― Сейчас было такое заявление, Песков его сформулировал в интервью, по поводу того, что мы требуем гарантий, что никто не думает о вступлении Украины в НАТО.

К. Ремчуков― Вчера министр иностранных дел Германии заявил три очень важных вещи. Не знаю, это будет как-то сильно воспринято и оценено. Первое, Штайнмайер не видит Украину в составе НАТО. Он не видит в составе ЕС и он считает, что исполнение Минских договоренностей приведет к отмене санкций. Это сенсационное было для меня. Потому что на самом деле 12 пунктов Минских соглашений, если ты выполняешь и отменяются санкции, де-факто было заявлено от имени германского, а Германия ведущую роль в Европе решает и за этим стоит Меркель, заявлением, что санкций из-за Крыма не будет. То есть, раз санкции отменяются…

О. Журавлева― То есть вообще Крым простят.

К. Ремчуков― Значит Крым наш. А санкций нет, как же так. С моей точки зрения это очень важное заявление. Кремлю подали сигнал: ребята, прекратите поддерживать на востоке Украины сепаратистские тенденции, прекратите снабжать их оружием и разрушать территориальную целостность Украины и тогда вы со своим Крымом, Причерноморьем и Севастополем с двумя субъектами федерации новыми будете жить, а мы будем с вами развивать отношения. Так что, это говорит о том, что все-таки хотят как-то выходить из этой ситуации.

О. Журавлева― Так получается, что политика, неважно…

К. Ремчуков― А потом на вашем сайте появилось сообщение часов в 9 вчера о том, что Теффт сказал, что санкции могут быть сняты, если выполнятся Минские соглашения. Это посол США в России. А через час я зашел на ваш сайт посмотреть подробности, и было другое сообщение. Теффт сказал, что ему неизвестно, при каких условиях санкции будут… Видимо, кто-то сказал, слушай, чувак, это не твоя компетенция такие заявления делать. Но, скорее всего, это скоординированный месседж был. Чтобы немцы и американцы вчера вечером послали сигнал в Кремль, мне кажется это очень важно. Надеюсь, что услышат.

О. Журавлева― Пишут нам, что Штайнмайер наш человечек, куплен, он сболтнул в угоду нам, - пишет Надежда. Я надеюсь, что это такой юмор. Скажите, пожалуйста, я много слышала от людей, не сильно политологов, таксистов, продавцов, парикмахеров…

К. Ремчуков― Где ты с ними встречаешься?

ПОЛНОСТЬЮ - http://www.ng.ru/politics/2014-11-24/100_echo241114.html

25 Ноября 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов