К расовой теории Захара Прилепина

Роман Сенчин

Захар Прилепин в последнее время пишет по нескольку публицистических текстов в неделю. Многое публикуется одновременно в разных изданиях. Меняются, правда, названия.

 

Вот, к примеру, «Их депрессия» в интернет-издании «Свободная пресса», она же – «Дикообраз (именно с двумя «о» - Р.С.) и Пересвет» в газете «Советская Россия»… В октябрьском номере «Дня литературы» статья имеет, по-моему, название самое точное –«Две расы».

Отозваться на это публицистическое произведение меня побудило вот что.

Во-первых, я уверен, нужно прояснить ситуацию с «товарищем» Прилепина, которого, «известного и невероятно талантливого музыканта – русского, взрослого и разумного», автор статьи из-за признания того в депрессии, а в основном за строчки из песни, относит к другой, не своей, расе. Противоположной, враждебной.

«Что им хорошо – нам смерть. Что нам радость – им депрессия… Быть может, мы жили в одном прошлом, которое видели по-разному, но будущее точно рискует кого-то из нас переехать катком. То, что придёт еще позже, быть может, примирит нас – но это уже не будет иметь не малейшего значения… Эти две расы – иной крови. Разного состава. Когда мы выплываем – они тонут. Когда они кричат о помощи – мы не можем их спасти: нам кажется, что мы тащим их на поверхность, а они уверены, что топим. И наоборот: пока они нас спасали – мы едва не задохнулись. Нам больше нечего обсуждать». И еще много сильных, рубящих фраз.

Поводом для этой рубки стали, повторюсь, жалобы на депрессию именно того прилепинского «товарища» музыканта (стоит ли называть после этого его товарищем? – ведь даже расы оказались разные). Депрессия вызвана следующим: у музыканта «исчезла вера в то, что страна моя будет жить по-человечески. Пишет, что в 90-е у него была огромная надежда, и эта надежда не погибала все "нулевые"».

У Захара Прилепина же настроение полярно иное: «Совсем недавно у нас появились смутные надежды, что всё произошедшее за четверть века было не напрасно. Тысячи слов, которые мы прокричали на митингах, наше, против большинства и вопреки всему, юное брожение в 91-м и в 93-м, наши товарищи, убитые в Приднестровье и в Чечне, наши соратники, сидевшие во всех тюрьмах обновленной России, наша площадь Революции, наша страсть к прошлому удивительной нашей Родины.

У нас появилась надежда. А у них пропала».

И Захар Прилепин яростно ставит тем, у кого пропала надежда, клеймо представителей иной расы.

Аргументом становятся и слова песни антигероя «Двух рас».

«Я выйду в городе солнца, Мне ноги лизнет волна. А ты возвращайся в свой Углич И живи одна».

Прилепин благородно не называет имени этого музыканта, видимо, для того, чтобы музыканта не разорвали представители его, Прилепина, расы как врага. И, кажется, правильно делает: десяти минут просмотра комментариев в разных блогах мне хватило, чтобы увидеть: музыкант стал для многих врагом. Правда, никто из этих многих не знает, кто это, не слышал той песни, фрагмент которой процитировал Прилепин. Но поддерживает: «враг», «пятая колонна», «русофобыш», «уматывай».

Я послушал песню. Коротко расскажу, о чем она: так называемый лирический герой вальяжным голосом предлагает девушке садиться в самолет и лететь с ним. Девушка, по всей видимости, отказывается, о чем мы догадываемся из приведенной цитаты (это припев). Девушка остается на родине, а так называемый лирический герой улетает в город солнца или куда там еще. А может, не улетает, а идет домой вздыхать, что тёлочка не повелась.

Песня явно сатирическая, и удивительно, что Захар Прилепин, не раз демонстрировавший в своих литературно-критических зарисовках тонкий вкус и слух, здесь остался глух к нюансам, интонации. Одна фраза из песни: «Пока пилот допивает свой ром» – чего стоит… «Углич – наш дом, – рубит Прилепин дальше, – мы к нему привыкли. Уж не знаем, где ваш город солнца и кто вас там лизнет».

Если уж на то пошло, Захар Прилепин, судя по его отчетам на собственном сайте, бывает в различных городах (может, и город солнца среди них) куда-куда чаще, чем на самом-то деле не такой уж известный и благоденствующий музыкант. Живет этот музыкант в одном из городов на берегу Волги, выше по течению – Углич, где, несмотря на соблазнения, осталась героиня одной из его песен…

Во-вторых, хочется всё же понять, что так раздражает Прилепина в тех, у кого нынче депрессия. И что вселяет такую бодрость в ту расу, к которой причисляет себя автор «Двух рас».

«У нас появились смутные надежды…» «Я и подобные мне – все мы жили 90-е и "нулевые" в ощущении распада почвы, в непрестанной тошноте». Тошнота, правда, не мешала Захару многократно признаваться в «нулевые», что он пребывает в состоянии счастья. «…я как человек, постоянно пребывающий в состоянии счастья, счастливую музыку не люблю». Это из рецензии на один из альбомов музыканта, который в 2007 году вызывал у Прилепина восхищение, а теперь вот депрессией отсеян в иную расу.

Теперь восхищение у Захара вызывает другой «взрослый» музыкант, который после десятилетий исполнения ресторанных песен вдохновился событиями в Новороссии и сочинил песню со словами:

Когда война на пороге,

Не важно, воин, рабочий, поэт,

У всех своё место в Истории,

И лишь предателям места там нет.

Когда война на пороге,

Нам слышен голос заветных времён,

Русские своих не бросают — это закон.

Да, время гимнов. Нюансам и полутонам места нет. Рубить, а не ощущать себя счастливым вопреки всему, как было в 90-е и нулевые… Ну да, я понимаю, что счастье было противовесом отчаянию, а теперь «смутные надежды» порождают желание делить русских на некие расы, обзываться в блогах, клеймить тех, у кого другое мнение.

Но что же стало причиной появления «смутных надежд»? Реальное возрождение России? Смена социального строя? Экономический взлет? Духовный ренессанс? Да нет… Уже давно, по крайней мере, с год, Захар Прилепин пристально смотрит на запад. На Крым, Юго-Восток. Происходящее здесь, в России, почти не отражается в его публицистике… По-моему, Прилепин образца 2014 года – ярчайший пример того, как российская власть переключила внимание с внутренних проблем на внешние.

Нет, он иногда еще замечает наших, российских, «деляг и долларовых миллионеров», ругает их, но лишь потому, что они не хотят давать денег на гуманитарную помощь Новороссии. «Хотелось бы желать им зла, – пишет Прилепин в своем «ЖЖ», – Но ведь есть и те, которые помогают. Искупают ли они последовательное скотство остальных?»

Ответа не дает. Видимо, размышляет, взвешивает.

Что тут размышлять – и сто лет назад были «деляги», помогавшие большевикам, эсерам, анархистам. Правда, это не значило, что «деляг» этих нужно было при смене социального строя оставлять…

В России сохранились те институты и тот строй, которые создали Чубайс с Гайдаром. Причем институты эти усложняются, строй твердеет. Государство это не укрепляет, жизнь людей не улучшает. Если у руководства страны возникают идеи создать нечто новое, большое, то дело двигается тяжело, со скрипом, сопровождается массой скандалов, уголовных дел, отставок. Не думаю, что у нас так много вороватых людей – по-моему, сама система устроена так, что невозможно что-нибудь не нарушить, не попасть на крючок. И при желании любого можно привлечь к чему-нибудь.

Что нынешняя, такая вот Россия принесет в Крым? Игорную зону?.. Привлечет туда инвесторов, но за счет кого? За счет разрушающихся райцентров глубинной России? Инвестор для санатория в Евпатории наверняка найдется, а для больницы где-нибудь в Коврове?..

Говорят, что на Юго-Востоке защищают русский мир. Может быть. Но разве внутри России он не гибнет, не нуждается в защите?.. Не буду разглагольствовать о культуре и тому подобном. Достаточно того, что русский язык знают всё меньше детей в национальных республиках, русскоязычное (извините за это слово) население этих республик уменьшается и уменьшается. Да и не только их – очень тревожные процессы происходят, например, в Ставропольском крае… А сколько обезлюдело за последние годы сотен квадратных километров в Сибири, на Севере, на Дальнем Востоке, в Рязанской области, в Костромской...

В Луганске и окрестностях нет газа. В России в тысячах сел, поселков, городков газа и не было. Несколько раз видел такую картину: метрах в ста от поселка проходит газопровод, а сам поселок топится дрянным углем; снег черный. Ничего, дескать, жили и еще поживут.

Недавно увидел рейтинг самых грязных городов России. Мой родной Кызыл один из лидеров. Почему? ТЭЦ и сотни избушек жгут дорогущий вообще-то (ради него которое десятилетие туда планируют проложить железную дорогу) коксующийся уголь. Газ в стотысячный Кызыл никогда не проведут – сложно, долго, затратно…

Юго-Восток бомбят. А многие города России без бомбежек лежат в руинах. Жители гибнут не от снарядов, а от кипятка, рухнувшей остановки, развалившегося дома, проваливаются в ямы на тротуаре, и их уносят канализационные потоки… Десятки тысяч первопроходцев на Севере и их потомков обитают в бочках, вагончиках, трухлявых деревяшках. Во многих населенных (пока еще) пунктах такое одичание, что не верится, что мы запускаем ракеты в космос, строим трассы Формулы-1, проводим Олимпиады, расставляем на тротуарах деревья в гранитных горшках…

Но если начать собирать гуманитарную помощь для жителей Боготола или трущоб Саратова, для сапожковцев или угличан, которых становится в год меньше на пятьсот – семьсот человек, скажут: «Охренели!» – а для Новороссии собирается конвой за конвоем. В том числе шлют деньги простые россияне. Что ж, это в нашем характере: пройдем мимо лежащего зимой на тротуаре, зато отдадим последнюю рубашку пострадавшему от землетрясения где-нибудь на Гаити…

Честно говоря, я изумлен прилепинским разделением на расы, но, кажется, понимаю пафос его статьи да и вообще его деятельность последнего года. Действительно, после четверти века томления и почти бесплодной борьбы, чувства униженности и тошноты наконец появилось настоящее дело. И одни отправились сражаться, как Григорий Тишин, другие, как Захар Прилепин, стали жечь глаголом и собирать гуманитарную помощь… Всё бы правильно, но действуют они не в России, гибнут не за Россию и, по существу, не на благо России.

Можно уповать на то, что там, на Юго-Востоке, куётся та сила, что сменит в России нынешний антинародный строй. Но это, на мой взгляд, обманка. Вынут их из Юго-Востока, когда не станут нужны, дискредитируют и распылят. А упорствующих нейтрализуют. Это режим умеет делать здорово…

«Вернуться бы в Углич – он и есть город солнца». Такими словами заканчивает статью «Две расы» Захар Прилепин. Да, вернуться бы в Углич, в Чухлому, в Сапожок, в Тобольск, в Минусинск… Но, боюсь, когда мы переведем взгляд с западного направления обратно на Россию, от этих городов останутся заросшие травкой холмики. Как на месте Старой Рязани.

 

http://www.russ.ru/pole/K-rasovoj-teorii-Zahara-Prilepina

22 Ноября 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов