Криминализация города и "кишлакизация" села

Одной из угроз национальной безопасности РФ эксперты считают распространение среди мигрантов радикальных течений ислама

миграция, преступность, национальная безопасность, криминал, радикальный ислам, наркотикиДостоверной официальной статистики о количестве мигрантов в России до сих пор нет. Фото Арсения Несходимова (НГ-фото)

 

Власти не обладают объективными данными о числе приезжих, говорится в докладе Института национальной стратегии «Миграция как вызов национальной безопасности России». Криминализация этой части населения растет – тенденция стала устойчивой. А новая тенденция – распространение среди мигрантов радикального ислама.

В распоряжение «НГ» Институт национальной стратегии предоставил свой ежегодный доклад о ситуации с мигрантами, новых тенденциях в этой сфере и проблемах миграционной политики РФ. Одна из таких проблем связана со статистическим учетом приезжих. Сегодня нет полной картины миграционных потоков. Эксперты вынуждены ориентироваться на информацию об их нижних и верхних пределах. 

А она у различных ведомств оказывается разной. Например, указано в докладе, по данным Росстата, прирост мигрантов с 1992 по 2010 год составил около  5,4 млн человек. Хотя Федеральная пограничная служба (ФПС) примерно за тот же отрезок времени зафиксировала разницу между въехавшими в РФ и покинувшими ее иностранцами в 27,75 млн человек. Однако Росстат говорит лишь о тех, кто прибывает на постоянное место жительство, а ФПС не выявляет количество въездов-выездов на одного мигранта, хотя известно, что многие из них совершают их многократно.

Тем не менее, настаивают эксперты Института национальной стратегии, именно данные пограничников, взятые на таком большом отрезке времени, выглядят более или менее объективно. При этом они отмечают, что в последнее время представители занимающихся мигрантами ведомств склонны представлять обществу умеренные сведения о количестве приезжих, хотя ранее они оперировали гораздо большими их значениями. Выявлены экспертами и противоречия между гражданскими и силовыми структурами по такой проблеме, как вклад мигрантов в ухудшение криминальной ситуации.

Согласно исследованию, новые миграционные волны заметно отличаются этническим составом и более низкими уровнями образования и квалификации. На сегодняшний день около двух третей оседающих в России людей составляют уроженцы Средней Азии. Большая часть из них пытается закрепиться в городах, что неизбежно приводит к росту межэтнической напряженности – в том числе в связи с высокой степенью криминализации мигрантской среды. Однако, как оказалось, не менее серьезной проблемой стало проникновение мигрантов в сельскую местность. С одной стороны, жители Подмосковья и окружающих областей привыкли к дешевым подсобным рабочим, которые теперь есть под рукой чуть ли в каждом поселке. Но появились и случаи вытеснения мигрантами местных жителей из сел и деревень, которые таким образом превращаются в однородные поселения приезжих. Они не работают в сельском хозяйстве, предпочитая или наниматься на стройки, или заниматься криминальным бизнесом. «Кишлакизация» российской деревни, указывают эксперты, является тревожным фактом и потому, что это открывает дорогу в страну исламским фундаменталистам, проповеди которых особенно успешны среди людей, живущих среди чужаков.

«Опасной тенденцией стало превращение России этническими преступными группировками из страны – транзитера наркотиков в крупнейший рынок сбыта наркотических веществ», –  говорится в докладе Института национальной стратегии. Согласно  данным правоохранительных ведомств и спецслужб, в Центрально-Азиатском регионе действуют 500 нарколабораторий и 147 крупных наркоформирований, специализирующихся на российском направлении («Северный маршрут»): «Глобальный наркотрафик афганских опиатов и гашиша по «Северному маршруту» вызывает к жизни силы, открыто заявляющие свои глобальные политические амбиции, включая финансирование исламистского экстремизма на территории России  и серьезное воздействие на политическую обстановку в Центральной Азии».

Угрозой для национальной безопасности, уверены эксперты, является и  связь миграции с распространением радикального исламизма. Особенно заметной она стала в последнее десятилетие: «Важнейшим стратегическим резервом исламистской экспансии на территории нашей страны является массовая иммиграция из мусульманских регионов Средней Азии. На данный момент этот резерв задействован далеко не в полную меру». В докладе выделен ряд «симптомов подпитки исламистской угрозы за счет внешней миграции»: высокая активность исламистских проповедников, экстремистских и террористических групп из Центральной Азии на территории России, превращение среднеазиатских мигрантов в основной контингент для вербовки со стороны исламистских групп, повышенная конфликтность между местными и пришлыми мусульманами, «в первую очередь между татарами, для которых мечеть традиционно играет роль своего рода национально-культурного центра, и мигрантами из Средней Азии, привносящими другие традиции ислама и другую бытовую культуру».

Не забыли эксперты указать и на то, что у части мигрантов есть и определенный боевой опыт после гражданской войны в Таджикистане в начале 90-х годов. Некоторые же из них получили его совсем недавно – в Афганистане,  Пакистане и Сирии.

Главной причиной  восприимчивости иммигрантов к религиозному экстремизму эксперты называют их социальную и правовую незащищенность. Однако, по их мнению, за счет улучшения социально-экономического и правового положения иммигрантов проблема  все равно не решится. Например, в странах Западной Европы ряды исламистских сообществ пополняют не только социально неблагополучные, но и наиболее адаптированные иммигранты. «Поэтому по мере получения иммигрантами из Средней Азии гражданских и социальных прав на территории России можно уверенно прогнозировать дальнейшее распространение и усиление в их среде исламистской идеологии», – говорится в докладе. 

http://www.ng.ru/politics/2014-10-24/1_criminal.html
24 Октября 2014
Поделиться:

Комментарии

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов