Знак беды. И после трагедии Крымска Кубань не научилась спасать и помогать

И после трагедии Крымска Кубань не научилась спасать и помогать

Фото автора

В Краснодарском крае около четырех тысяч человек остаются без света. Таковы последствия урагана и наводнения, случившихся в ночь на 24 сентября. В Ейском, Славянском, Темрюкском, Анапском районах Кубани пострадало более двух тысяч домов. В станице Камышеватской утонул один человек, двое пропали на Ясенской косе. И это лишь те, о которых известно. Стихийные бедствия в последние годы случаются на Кубани постоянно (достаточно вспомнить страшное наводнение в Крымске). Но всякий раз стихия ставит чиновников в тупик, поскольку отработанной практической системы взаимодействия с населением по-прежнему нет.

Остров невезения

Поселок Ясенская Переправа пострадал больше всего: часть домов восстановлению не подлежит. Пейзаж на въезде — один в один с Крымском 2012 года: развалины с грудами тряпья и мусора, утонувшие автомобили, военные палатки и полевые кухни. В этот раз жертв удалось избежать, потому что уровень воды был ниже: судя по отметинам на стенах домов — около полутора метров.

Поселок стоит на косе между Бейсугским лиманом и Ханским озером. На подъезде лиман и озеро разделяла полоска песка и асфальтированная дорога. Дорогу размыло. От облепихового сада, который заботливо растили на песке десятки лет, остались только поваленные стволы.

Из-за географических особенностей ураганы и наводнения в этих местах случаются постоянно. В 1914 году большая вода смыла амбары и привела к жертвам. В середине ХХ века с переправы на соседнюю Приморско-Ахтарскую косу ветром унесло паромы. Лет 20 назад в районе поселка Первомайский ни с того ни с сего затопило поля и дороги. Тогда все списали на некие «подпочвенные воды». Словом, власти должны быть готовы к беде каждую минуту, но для них все опять произошло внезапно.

 

В воде без воды

Что особенно напоминает Крымск, так это страх пострадавших общаться с прессой: им кажется, что за это могут не дать компенсацию. Мой собеседник умоляет не назвать его имени и фамилии. Рассказывает, как с пожилой мамой взобрался на подоконник. Как волны били о стены, и приходилось закрывать рот, чтобы не наглотаться воды. Как вода ушла, и целые сутки не было никакой помощи. «Привезли хотя бы полтора литра для питья, и больше ничего не надо! Но даже этого не сделали», — рассказывает очевидец катастрофы.

У дома завалилась крыша, и люстра болтается перед глазами. Водный поток был такой силы, что пробил в стенах огромные дыры. Машину унесло в Ханское озеро. В соседнем доме — на улице Кирова, 23, — у местного жителя Марка Гончаренко стихия разрушила жилье, остался только кран на кухне, но из него идет грязно-коричневого вода. Света нет. По официальной версии, когда наводнение началось, повсюду завыли сирены. Я не утверждаю, что сирена не предупреждала о стихийном бедствии жителей поселка Ясенская Переправа, но никто из моих собеседников ее почему-то не слышал.

 

Зависшие

Еще недавно Алексей Николаевич Королев, обитавший на улице Кирова, 17, был заядлым пчеловодом. При наводнении все пчелы погибли, а компенсацию не дают: говорят, пчелы не были зарегистрированы в Россельхознадзоре. Сам пенсионер спасался на крыше своего дома. «Минут за 20 вода поднялась на полтора метра», — вздыхает Алексей Николаевич.

Унесло сараи, микроавтобус, мебель, вещи и бытовую технику. От дома тоже мало что осталось. Это было единственное жилье Королева, и на него есть право собственности. Но собственник Алексей Королев здесь не прописан. И поэтому компенсацию ему не обещают. В Крымске, помнится, похожих случаев были сотни, но в итоге денежное возмещение ущерба или новое жилье люди все же получили. Как будет на этот раз, не ясно. «Куда идти? Что делать? Говорят, надо подавать в суд. В какой?» — спрашивает Алексей Николаевич.

Похожие вопросы мне задавали и другие жители Ясенской Переправы. Людям явно не хватает информации, и они нервничают. Такая же ситуация была в Крымске. Казалось бы, с тех пор чиновники должны были научиться. Можно, например, распечатать информационные листовки для раздачи людям. Но ума и на это не хватает.

В ручном режиме

Пострадавшие столуются в большой военной палатке. Это штаб Каневского района. «Вот кулер. А тут у нас борщ, каша, компот, хлеб. Посуда вся одноразовая», — объясняет мужчина в бандане, открывая передо мной бидоны. «Ничего ему не комментируй», — одергивает его другой.

Получить комментарий надеюсь в оперативном штабе поселка, который разместился в стареньком клубе. Но начальство куда-то запропастилось. В клубе появляется запыхавшийся пасечник Алексей Николаевич Королев и просит никого не ругать. В его руках памятка. По пунктам расписаны действия: 1) получить у юриста штаба подтверждение о нахождении дома в момент наводнения, предварительно взяв показания соседей и участкового; 2) подать заявление на имя главы поселка о признании пострадавшим и выплате компенсации; 3) получить официальный отказ главы и подать иск в суд о выплате компенсации; 4) получить решение суда и повторно подать заявление, приложив решение. Выясняется, что весть о приезде журналиста моментально разлетелась по поселку, после чего пенсионеру позвонили и подробно объяснили условия выплаты. Непонятно, почему этого нельзя было сделать раньше.

В трех районах Кубани пострадало несколько тысяч домов. Кубанское ТВ рапортует о блестящей работе спасателей, но в поселке Ясенская Переправа другая «картинка»: питьевую воду надо ждать сутки, оперативной юридической информации чиновники предоставить не могут. Говорят, эта болезнь хорошо лечится увольнениями. Впрочем, после трагедии Крымска кубанский губернатор Ткачев сохранил свой пост, так что выводы делать не мне.

Автор: Евгений Титов

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/65488.html

 

30 Сентября 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов