«Я не думаю, что Ване грозит тюремный срок…»

Мать десантника, задержанного на Украине, рассказала Znak.com о судьбе сына

 

Заместитель командира боевой машины, наводчик оператора, ефрейтор ВДВ Иван Романцев на допросе у военных Украины говорит, что в случае, если все закончится благополучно, он уволится из армии. Его мать не исключает, что это и другие заявления он мог делать под давлением

 

 

 

Тема задержания десяти российских десантников вооруженными силами Украины на территории этой страны продолжает обсуждаться, в том числе, на высшем уровне. Znak.com пообщался с живущей в Сибири матерью 22-летнего ефрейтора Ивана Романцева, видео допроса которого украинскими силовиками публиковалось в социальных сетях.

 

Напомним, 24 августа 10 военнослужащих 331-го полка 98-й Свирской Краснознаменной воздушно-десантной дивизии ВДВ ВС России были задержаны украинскими военными на российско-украинской границе в районе населенного пункта Зеркальный Амвросиевского района Донецкой области. По сообщению СБУ, военнослужащие признались, что батальон 23 августа передислоцировали железной дорогой в Ростовскую область, а ночью подразделение подняли по тревоге и дали приказ «осуществить марш в составе колонны из нескольких десятков БМД». В Минобороны РФ заявили, что задержанные военнослужащие патрулировали участок границы и, вероятно, пересекли ее случайно.

 

 

Видео допроса Ивана Романцева стало очень популярно в Интернете

 

– Марина Юрьевна, когда вы узнали, что ваш сын попал в плен?

 

– Вчера, 26 августа, утром мужу на телефон пришло SMS. В нем говорилось: «Ваш сын Иван Романцев попал в плен в Украине, он приехал сюда убивать мирных людей. Что с ним делать?» Вот дословный текст.

 

 

– Супруг ответил на это сообщение?

 

– Нет. Потом я позвонила Анне, невесте Вани, в Кострому и спросила, правда ли это. Она мне подтвердила.

 

– А она об этом как узнала?

 

– Там много родных, его сослуживцев, и они узнали раньше.

 

 

– В этом SMS были какие-то требования к семье Ивана?

 

– Нет.

 

– Номер отправителя из какой страны был?

 

–На «плюс три» номер начинался.

 

 

–А когда сын последний раз выходил с вами на связь?

 

– Больше недели назад, в прошлый понедельник. Он звонил и сказал, что они едут на учения в Ростов. Они оставили телефоны, поэтому связи с ним не было.

 

– После этого SMS больше никаких сообщений с Украины не поступало?

 

– Был звонок, звонил украинский корреспондент. Он дал координаты представителей каких-то силовых структур.

 

 

– Вы знаете, где конкретно сейчас Иван?

 

– Их вчера увезли в Киев. Фотографию с пресс-конференции, которую они давали, прислал как раз этот украинский корреспондент моей дочери. Он написал, что с ребятами хорошо обращаются и даже сочувствуют им.

 

 

– Российские военные не выходили на вас? Может быть, руководство дивизии, в которой служит Иван?

 

– Нет. Я звонила в военную прокуратуру Костромского гарнизона, отправила туда заявление о розыске сына. Я у них спрашивала подробности. Они сказали, что не владеют полной информацией, будут разбираться и потом известят меня. Мне не сказали, что он попал в плен.

 

 

– А в Комитет солдатских матерей вы обращались?

 

– Мне помогают ребята из Союза десантников Сибири.

 

– Каким образом?

 

– Они работают… Вроде бы им предложили приехать и забрать Ивана. Не знаю, с какими структурами они ведут переговоры, вроде бы с Минобороны Украины. Выясняют условия и организацию передачи. Если там будут положительные ответы, то, возможно, я с ними поеду в Киев.

 

 

– То есть вы планируете поехать в Киев?

 

–Нет, я не планирую, я ничего ни в коем случае не планирую. Все зависит от того, как у них пройдут переговоры. У них свои каналы. Кстати, в Интернете висит заявление министра обороны Украины, в котором говорится: матери, приезжайте, забирайте своих сыновей. Без всяких условий, без условия объявления Россией их военнопленными

 

– Еще раз уточню: из дивизии, где служит ваш сын, вам не звонили, не приглашали на встречу, о которой говорилось в прессе?

 

– Нет. А как же я отсюда доеду? Меня не приглашали и не звонили. Ходили родители, которые живут в Костроме. Ванина девушка ходила.

 

 

– Расскажите, пожалуйста, об Иване. Он давно служит?

 

– Три года назад, в мае, его призвали в армию. Он полгода отслужил и заключил контракт. Ему нравится служба в ВДВ. И прыжки… Его всегда привлекали риск, физподготовка… Отношения с ребятами из полка у него хорошие. Он говорит, что ему там нравится.

 

– На видео его допроса он рассказывает о своей семье, о дочери и беременной жене…

 

– Да, дочка у него от первого брака. Он пока не успел зарегистрироваться с девушкой своей в Костроме. Он собирается жениться. Его невеста действительно ждет ребенка.

 

 

– Вы видели видео его допроса? У некоторых комментаторов сложилось впечатление, как будто его и его товарищей принуждали до съемок делать критические заявления о российских военных. Вы как считаете?

 

– Давайте рассуждать логически. Я не буду делать каких-либо выводов. Но по логике… Если только они пересекли границу и их тут же обстреляли, скажите, какие разрушения они могли видеть в Донбассе, с кем из местных жителей могли общаться, какие выводы они могут делать о положении в Украине? Видимо, им какой-то текст говорили. Ведь они не могли знать, что там на самом деле происходит.

 

 

– То есть вы полагаете, что они случайно в ходе учений пересекли границу?

 

– Да, я думаю, что такое возможно. Почему нет?

 

– Когда Ивана спрашивают о том, что он думает о своей дальнейшей судьбе в России после того, как его отпустят, ваш сын предполагает, что его посадят в тюрьму…

 

– Я думаю, что не посадят… Люди в управлении должны все понимать, что там могло быть давление… Возможно, будет опрос в спецслужбах, все-таки десантные войска. Я не думаю, что Ване грозит тюремный срок.

 

 

– Как вы думаете, после того как он вернется, он закончит свою службу в армии? Вы будете с ним об этом говорить?

 

– Во-первых, он будет поступать так, как он хочет. Я давить на него не буду ни в коем случае. И приму его любое решение. Если захочет, может уйти, если не захочет, то останется, Но я не против того, чтобы он продолжил свою службу в армии. Риск есть в любой профессии.

 

 

– Вы очень стойко держитесь…

 

– Мне очень много звонят, поддерживают, соседи помогают. Звонит Аня, рассказывает о том, что происходит. У нас практически нет Интернета, связь плохая. Соседи рассказывают, у них Интернет есть. Они постоянно звонят мне, если что-то где-то обнаружили. Я сильно благодарна ребятам из Союза десантников Сибири. Надеюсь, что когда все закончится, я скажу лично им большое материнское спасибо.

 

– Они сами на вас вышли или вы к ним обратились?

 

– Сами вышли.

 

 

– Кто вы по профессии и кем работает ваш супруг? Вы не семья бывших военных?

 

– Нет. Я сейчас не работаю. Пришлось уволиться по болезни, но инвалидность я оформить не успела. Супруг работает на железной дороге.

 

– И все-таки, скажите, если представится такая возможность, вы поедете на Украину за сыном?

 

– Я доверяю ребятам-десантникам, которые этим вопросом занимаются. И, конечно, если они скажут, что можно ехать, я обязательно поеду. Он мой сын. Я очень сильно переживаю. Вчера моя мама, узнав о том, что происходит с Ваней, попала в реанимацию. Вчера мы с сестрой увезли ее в районный центр в больницу. Муж взял больничный, лежит с огромным давлением. Я стараюсь держаться. Кому-то же надо… Со всех сторон бьет… Единственное, есть некоторые материальные сложности, но ребята мне обещают помочь. А так, да, я готова ехать.

 

 

 

Беседовал – Виталий Сотник  

 

http://znak.com/moscow/articles/27-08-20-00/102842.html

28 Августа 2014
Поделиться:

Комментарии

АНТИАНОНИМ 2014 , 28 Августа 2014
Cолдаты говорят, что им обещают "отправку в Луганск" Расширяется география обращений в правозащитные организации от родителей солдат, чьи сыновья отправлены в Ростовскую область и перестали выходить на связь. Заявления поступают из Кубани, Дагестана, Астрахани, Чечни, Ставрополья, Магнитогорска, касаются и срочников, и контрактников. В семьях опасаются, что их сыновья уже на Украине. Правозащитники начали составлять списки предположительно погибших и пропавших без вести. Как сообщил член президентского совета по правам человека Сергей Кривенко, в совет стали поступать обращения от других родителей срочников и контрактников, направленных на учения в Ростовскую область. Родители опасаются, что их переправили с намерением перебросить на Украину. По словам Кривенко, есть заявления из Кубани, Дагестана, Астрахани. "Пока нет обращений из Москвы, но есть — из Санкт-Петербурга". Ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова говорит, что с начала недели в комитет стали поступать "косвенные жалобы родителей солдат срочной службы со всей России", которым сыновья рассказывают о том, что им обещают «отправку в Луганск». 26 августа письмо Мельниковой направила жительница Магнитогорска Алена Косаченко. РБК она рассказала, что ее сын, 19-летний Виталий Коровин, проходивший срочную службу в Рязанской области, в 137-м гвардейском парашютно-десантном полку, в конце июля был переведен в войсковую часть, дислоцированную возле поселка Гуково Ростовской области (КПП на границе с Украиной, где находятся наблюдатели ОБСЕ). 26 августа Виталий позвонил матери и, по ее словам, сказал, что их командир "собрал 50 срочников и сказал: теперь вы все у меня контрактники, если не подпишете бумаги, я сам все за вас подпишу". 24 августа ее сын тоже связывался с ней и сообщил, что у всех собрали бирки и номерки на случай пропажи без вести или смерти. Теперь она опасается, что ее сына отправят воевать на Украину. По словам Кривенко, в конце прошлой недели от комитета солдатских матерей Ставропольского края поступил список погибших военнослужащих из 18-й мотострелковой бригады, дислоцированной в населенном пункте Шали (Чеченская республика). Как сообщила Кривенко председатель комитета солдатских матерей Людмила Богатенкова, в начале августа часть этой бригады перебросили в Ростовскую область на учения. Затем выяснилось, что девять человек погибли. "Этот список производил впечатление, — говорит Кривенко. — Там были имена, фамилии, воинские звания. В понедельник мы этот список направили в Следственный комитет России с просьбой проверить эту информацию, ответ пока не получили". Богатенкова рассказала, что ею сформирован еще и большой список из 400 человек: в нем раненые и убитые жители Северо-Кавказского округа. Данные по списку, говорит Богатенкова, ей давали неофициальные источники, назвать которые она не может. Часть списка — а именно, фамилии девятерых военнослужащих из 18-й мотострелковой бригады — Богатенкова направила в президентский совет по правам человека. В Минобороны ни полную, ни короткую версию списка Богатенкова пока отправлять не стала: "Давайте разберемся с первыми девятью погибшими, а потом постепенно поймем, что с остальными". По словам Богатенковой, в ее списке "девять погибших бойцов 18-й мотострелковой бригады, погибших в Ростовской области в период до 11 августа". "До тех пор, пока этот список не будет официально направлен в Минобороны, его нет смысла комментировать", — считает Мельникова. По уверению Кривенко, совет по правам человека пока не будет делать официальных заявлений на эту тему: «Мы пока систематизируем и анализируем информацию, поступающую практически со всей России». "Никаких заявлений я делать не буду, — заявила уполномоченная по правам человека в России Элла Памфилова. — Сейчас мои эксперты сидят и изучают ситуацию, после анализа экспертов мы посмотрим, что к чему. Пока суетиться не будем, посмотрим, что нас касается. Мы сейчас думаем, каким образом целесообразно реагировать на ситуацию". Цитата: Задача сегодняшнего дня, утверждает Элла Памфилова — сплотиться и извлечь пользу из напряженной международной ситуации. Именно так она призывает рассматривать вопрос о санкциях против России. "Быть может, эти санкции нужны для того, чтобы сплотить нашу нацию, как Великая Отечественная война". Родителям солдат предстоит ещё многое понять про страну, в которой они живут. *** Убитые, раненые, пропавшие без вести наши мальчики, посланные этой сворой в Украину, абсолютно бесправны. Абсолютно бесправны их родственники, потерявшие сыновей, братьев, мужей. Вскоре они начнут предъявлять судебные иски этой власти, но будут проигрывать, ибо нет официально военных действий, как «нет» в Украине наших военных. Все ужимки Путина, Шойгу, Лаврова и прочих, абсолютно бездарные и насквозь шитые белыми нитками, направлены только на одно — сделать бесправными убитых и покалеченных ребят. Отсюда и повсеместные примеры убогого легендирования их присутствия на территории Украины в качестве «добровольцев» и прочая информационная муть. Вся эта байда у них проканает (простите, читатели, не могу писать про эту банду нормальным языком), пока они у власти. Но все это в одночасье рухнет, стоит им только потерять ее. Они это знают, и потому будут цепляться за свои кресла всеми способами. Страшно ещё и то, что они уже перешли кровавую черту. Вот что надо помнить, думая про то, как они будут цепляться. Но судить их все равно будут. Будут судить даже память о них. Я не верю в это. Я это знаю. И вот еще что: еще одного смутного времени (как после Ивана IV) Россия не выдержит. Боюсь, что мы переживаем последнюю страницу нашей общей истории. Самую позорную. И позор этот не столько в Путине, сколько в нас. Георгий Сатаров http://www.ehorussia.com/new/node/9651
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-винция

Архив материалов